Версия для печати 1422 Материалы по теме
В поиске новых дойных коров
Налоги
Для пополнения бюджета правительство будет вводить новые пошлины на простейшие экспортные товары. Скорее всего, пошлины окажутся бессрочными и будут взиматься при достижении мировыми ценами высокого уровня.

Правительство пытается разработать новый механизм пополнения бюджета. Рассматривается возможность введения экспортных пошлин на простейшие (с невысокой добавленной стоимостью) экспортные товары. В частности, в марте о необходимости ввести или увеличить ставки для ряда вывозимых за рубеж сырьевых и низкопередельных товаров заговорили в Минэкономразвития (МЭР). Глава сводного департамента анализа и регулирования внешнеэкономической деятельности министерства Алексей Лихачев заявил, что в течение месяца планируется рассмотреть вопрос о введении пошлин на цветные металлы, в частности на медь и на удобрения, в том числе на хлористый калий. А премьер Владимир Путин поручил Федеральной антимонопольной службе и Минпромторгу провести проверку рыночных условий торговли стальным прокатом, в качестве возможного последствия фигурировало введение экспортной пошлины на полуфабрикаты.

Пока процесс экспертного обсуждения пошлин идет туго — потенциальные «жертвы» находят веские причины того, что они не должны платить больше. Тем не менее в ближайшем будущем мы можем увидеть появление нового механизма изымания сверхдоходов «полусырьевых» компаний.
План по надою

Новые правительственные инициативы появились благодаря нефтяникам. В прошлом году было принято решение освободить от экспортной пошлины поставки нефти из Восточной Сибири. (Аргументы у лоббистов этого решения были такие: из-за сложных условий добычи операционные расходы и удельный размер инвестиций в два-три раза выше, чем в староосвоенных районах, а без льгот инвесторы якобы утратят интерес к региону. Вторая очередь строящегося трубопровода ВСТО может лишиться нефти.) В 2010 году под льготу должна подпасть разработка 22 месторождений. При текущих ценах на нефть объем выпадающих доходов бюджета составит за год более 4 млрд долларов, в следующем году цифра удвоится. Неудивительно, что льгота сразу же стала предметом претензий со стороны главы Минфина Алексея Кудрина в адрес главного их лоббиста вице-премьера Игоря Сечина. Последний, напомним, является председателем совета директоров «Роснефти», которая недавно запустила в Восточной Сибири крупное Ванкорское месторождение.

«Идея взимать пошлины с неуглеводородного экспорта принадлежит господину Сечину (официально чиновник об этом, впрочем, не заявлял. — “Эксперт”), этим вопросом также занимается руководитель аппарата правительства Сергей Собянин, — сообщил наш источник, близкий к правительственным кругам. — Удивительно, но похоже, что какие-либо коррупционные моменты в этом процессе отсутствуют».

Судя по всему, выбор первых товаров-жертв оказался связан с активностью их внутренних потребителей, вовремя уловивших новую тенденцию. По слухам, причиной, побудившей премьера отдать распоряжение о расследовании в отношении сталелитейщиков, стало письмо гендиректора Уралвагонзавода Олега Сиенко, который пожаловался на быстрый рост цен на прокат черных металлов и предложил ввести 15−процентную пошлину на экспорт продукции черной металлургии. Как отмечает гендиректор металлосервисной компании «Инпром» Игорь Коновалов, прокат сейчас дорожает вслед за экспортной ценой, причем отечественные компании традиционно реализуют свою продукцию на внутреннем рынке с премией к экспортной цене 10–30 долларов за тонну.

К теме введения пошлин на хлористый калий, как сообщил нам ряд отраслевых экспертов, приложил руку «Акрон». Калий является компонентом для производства сложных удобрений, выпускаемых компанией. Столь же сложны в последние годы его отношения с поставщиками сырья.
Увидели вымя

Идея введения дополнительных пошлин быстро обретает популярность. К сторонникам теперь можно причислить и МЭР, который играет роль не только исполнителя, но и идеолога, поддерживает идею и ведомство Кудрина. Их логика, в общем-то, очевидна: кризис прошел, сырьевики опять «в шоколаде», а вот денег в бюджете уже не хватает, да и «инновационные» производители жалуются.

Действительно, резко обвалившись сразу после кризиса, цены на «полусырьевые» товары (за исключением хлоркалия) сильно подросли. Для всех товарных позиций они в нынешнем году находятся на сравнительно высоких по меркам благополучного десятилетия уровнях.

Особая ситуация в производстве меди: там цены сейчас и вовсе близки к рекордам. Объемы производства с начала прошлого года тоже возросли: в калийной отрасли почти втрое, а в черной металлургии — приблизительно на 25%; показатели загрузки мощностей находятся на весьма высоком уровне 70–75%. Данные по объемам и динамике производства отдельных цветных металлов не публикуются из соображений госбезопасности, но, по косвенной информации, выплавка меди тоже близка к докризисным показателям. Ну и главное: все претенденты на взимание экспортных пошлин к третьему кварталу вышли на очень хорошие показатели рентабельности, сейчас она вряд ли у кого-то ниже 20%.

Соблазн подоить полусырьевой сектор, работающий на заграницу, велик. Тем более что аналогичные пошлины (на цветные металлы и удобрения они действовали и прежде, вплоть до начала мирового финансового кризиса) и сейчас действуют в соседних государствах, входящих в Таможенный союз. Так, в Белоруссии с вывозимой за рубеж тонны хлоркалия в бюджет изымается около 60 евро (порядка 20% текущей цены в порту отгрузки), а экспортная пошлина на медь в Казахстане составляет 8,7% от ее цены на Лондонской бирже металлов. Наконец, незапретительные пошлины на металлы, включая стальной прокат, и на удобрения действовали и раньше. Первый шаг к их фронтальному возврату уже сделан. Еще в начале года была вновь введена обнуленная на время кризиса пошлина на экспортируемый никель.
К дойке не готовы

Большинство производителей в отношении пошлин и их общеэкономического эффекта настроены категорично. Особенно возмущаются калийщики.

«Мы сейчас должны гасить крупный кредит, который взяли у Сбербанка для оплаты Половодовского участка месторождения, лицензия на который была приобретена у государства за беспрецедентную для отрасли сумму — 1,5 миллиарда долларов, — заявили “Эксперту” в компании “Сильвинит”. — Кроме того, мы уже несем бремя кроссубсидирования производителей смешанных удобрений». По словам заместителя гендиректора «Минералтрейдинга» («дочка» «Сильвинита») Константина Лопатина, в прошлом году внутренним потребителям было отгружено 0,9 млн тонн хлоркалия по цене менее 4 тыс. рублей (вчетверо ниже прошлогодних и вдвое ниже текущих экспортных цен), в результате чего компания потеряла почти 150 млн долларов. «Получая сырье по заниженным ценам, производители сложных удобрений с помощью ценового демпинга вытесняли наш хлоркалий на главных экспортных рынках, — сообщил “Эксперту” заместитель гендиректора МКК (экспортный трейдер “Сильвинита”) Алексей Литвяков. — Поставки в Европу, Индию, Китай упали на десятки процентов, в то время как поставки по заниженным ценам сложных удобрений в форме NPK выросли на десятки процентов». Калийщики настаивают на том, что два груза на одну отрасль — это слишком несправедливо. В «Уралкалии» отметили, что экспортные пошлины применяют не для увеличения налогового бремени, а как меру таможенного регулирования, чтобы улучшить положение внутренних потребителей, а это в сложившихся условиях неактуально. «Если пошлина будет введена, компания может пересмотреть свои инвестпрограммы», — заявляют представители «Уралкалия».

«Введение или изменение ставок экспортных пошлин по закону рассматривается на правительственной подкомиссии, которой руководит Виктор Зубков, — сообщили нам в НЛМК. — В настоящее время они действуют лишь на ограниченный перечень товаров, например на лом черных металлов, об инициативах их корректировки нам ничего не известно». Менеджер одной из компаний-производителей на условиях анонимности сообщил нам, что введение пошлин на экспорт стали в отрасли считают крайне маловероятным и нелогичным. «Из-за своего сомнительного эффекта такие пошлины почти не практикуются в развитых странах, — говорит он. — Мы будем вынуждены переложить издержки на плечи внутренних потребителей, и возможности для этого есть, первичный рынок металлопроката давно консолидирован». С этой точкой зрения согласен г-н Коновалов из «Инпрома», а вот директор департамента маркетинга «Брок-Инвест-Сервиса» Леонид Комаровский считает несколько иначе: «Если пошлина будет введена, часть экспортного потока неизбежно направится на внутренний рынок. Он уже насыщен, а спрос слаб, поэтому сталелитейщики будут вынуждены или снижать цену, или сокращать производство. Ясно только, что продавать продукцию ниже себестоимости никто не будет».

Еще один крупный фигурант пошлинного процесса, «Норникель», главный в стране производитель меди и никеля, от комментариев для «Эксперта» отказался. Возможно, эта компания станет единственным «штрейкбрехером» среди потенциальных претендентов на пошлинное «доение». Руководитель компании Владимир Стржалковский ранее заявлял прессе, что возглавляемая им компания готова «делиться с государством», но хочет вместе с заинтересованными ведомствами ввести дифференцированную шкалу ставок с привязкой к ценовым уровням. Вероятно, именно такой механизм будет использован и в других сферах.
Покормите перед дойкой

«Чиновники пока сами не понимают, как вводить пошлины, опыта подобных действий у них не хватает, — делится с нами один из отраслевых экспертов, участвующий в переговорах. — Но сейчас рассматривается такой вариант: применять пошлины после того, как цена на товар превысит определенный уровень».

Диапазон возможных незапретительных пошлин по всем позициям от 5–10 до 15% (в отношении хлоркалия), и скорее всего, чиновники будут ориентироваться на нижнюю границу. Но многие важные детали — период действия пошлин, механизм их взимания и даже конкретный список товаров — остаются неясными. В частности, чиновник МЭРа Алексей Лихачев в числе потенциальных жертв упоминал не только калийные, но минеральные удобрения в целом. Пока, как сообщил нам глава Российской ассоциации производителей удобрений Игорь Калужский, на состоявшемся 7 апреля совещании у замглавы МЭРа Андрея Клепача вопрос введения пошлин обсуждался только в отношении калийщиков, которых попросили подготовить обоснование своей встречной позиции. «Из-за сложного положения с рентабельностью в азотной отрасли вряд ли речь зайдет обо всех производителях удобрений», — предположил глава отраслевой организации.

В департаменте МЭРа на наши уточняющие вопросы отвечать не стали. А зря, ведь сложившаяся ситуация вызывает раздражение у многих компаний. «Пока действия чиновников не выглядят профессиональными, — жалуется представитель одной из заинтересованных сторон. — Информация о возможном введении пошлин просочилась в прессу еще полгода назад, при этом она была скупой, множились слухи. Дополнительных денег для бюджета они не получили, и не факт, что получат, зато сделали перспективы производителей менее понятными, а отношение к ним более нервозным». Действительно, после появления на рынке информации о возможности введения пошлин на хлоркалий некоторые аналитики заговорили о реприватизации в отрасли. А капитализация отечественных компаний упала на миллиард долларов и выросла на два с половиной миллиарда у их канадских конкурентов.

Источник: "Эксперт"
Поделиться