Версия для печати 994 Материалы по теме
Мы находимся на самой низкой ступени развития демократии
демократия
Вчера в интервью датской радиовещательной корпорации Дмитрий Медведев защитил молодую российскую демократию от критики и признал стилистические различия между ним и премьером Владимиром Путиным. С точки зрения президента, в деле освоения демократических ценностей России ни в коем случае не надо забегать вперед.

Накануне своего двухдневного визита в Норвегию Дмитрий Медведев в интервью норвежским СМИ не впервые заявил о том, что не исключает своего участия в президентских выборах 2012 года (см. "Ъ" от 26 апреля). А в понедельник, накануне визита в Данию, господин Медведев рассказал теперь уже датской радиовещательной корпорации про особенности внутриполитического курса.

Один из первых вопросов касался выступлений в России людей, недовольных властью, и института назначения глав регионов. Дмитрий Медведев назвал выступления недовольных "абсолютно нормальной ситуацией" для "любой демократической страны". "Это есть у нас, это бывает в Дании, это бывает в других европейских странах, бывает даже в США,— пояснил президент.— Значительное число наших людей поддерживают курс власти". Что же касается выборов губернаторов, которых в России не будет ближайшие сто лет (в данном случае интервьюер цитировал самого господина Медведева, заявившего об этом 15 сентября прошлого года на заседании международного дискуссионного клуба "Валдай"), президент сослался на европейский опыт. "Наша страна — это федерация, очень сложная, в которую входят 83 субъекта, разные по территориям, населению, конфессиональной принадлежности, уровню жизни. И поэтому очень важно, чтобы решения, которые нужны стране, проводились консолидировано",— сказал он.

При этом процедуру назначения губернаторов Дмитрий Медведев предпочел называть "выбираемостью": "Губернаторы избираются законодательными органами наших субъектов федерации. Но их представляет на основании предложений партии президент. Иными словами, это просто не прямые выборы".

С этой формулировкой не согласен профессор факультета политологии МГУ Ростислав Туровский. "Мы знаем, что решение по назначению губернатора все равно принимается президентом, что перед выдвижением кандидата в губернаторы от партии с ней проводят консультации представители администрации президента, и последнее слово все равно остается за главой государства. При Медведеве эта процедура стала чуть более публичной, но коренных изменений в ней не произошло",— сказал он "Ъ". При этом господин Туровский полагает, что президент, сделав такое заявление в интервью западному СМИ, хотел показать, "что модель, которая существует сейчас, имеет отношение к демократической процедуре". Тем самым, с точки зрения эксперта, он хотел бы "дистанцироваться от вертикали власти, которая вызывает обвинения в авторитаризме у западного общества".

Впрочем, сам господин Медведев дал иное обоснование своей позиции, заявив, что российской демократии всего лишь 20 лет и в деле ее развития "ни в коем случае нельзя забегать вперед". "Мы находимся на самой низкой ступени развития демократии. Мы еще пока не те демократии, которые насчитывают 150, 200, 300 лет",— заявил он, добавив, что "демократические принципы должны иметь национальное преломление".

Слова о молодости российской демократии заместитель гендиректора Института социальных систем Дмитрий Бадовский называет "небезосновательными". Однако, по его мнению, это не означает, что России потребуется 100 лет, "чтобы пройти тот же путь".

Прозвучал в интервью и уже традиционный вопрос о том, кто в 2012 году будет выдвигаться на пост президента — Дмитрий Медведев или премьер Владимир Путин и почему они должны координировать свои действия. "Мы с Путиным представляем одну и ту же политическую силу, мы придерживаемся близких подходов к развитию страны. В этом смысле мы представляем не, скажем, левый и правый фланг. Вот между ними, наверное, координация была бы странной. Между нами координация и консультации просто необходимы",— ответил он. При этом господин Медведев признал, что между ним и премьером Путиным есть стилистические различия. "Конечно, у нас, несмотря на близость многих установок, разный опыт, разные представления, может быть, о каких-то нюансах развития нашей политической системы — даже при том, что и у меня, и у Владимира Путина одинаковое образование, мы питомцы одного юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Но есть и очевидные стилистические различия. Ну и слава богу, все люди разные, у всех свои представления",— заявил он, отослав интервьюера за более полным ответом к политологам.

"Различия в их позициях — поколенческие,— говорит Дмитрий Бадовский.— Для Путина проблема демократии всегда в значительной степени была вопросом восстановления дееспособности государства после некоего периода анархии. Путин скорее склонен к ручному управлению, к работе с людьми, которым он доверяет. Приоритет — сбалансировать влияние политических и региональных элит на политическую систему. У Медведева другая задача: обеспечение положения, при котором развитие политической системы будет соответствовать дальнейшему развитию страны".

Тема российской внутренней политики поднималась вчера в Осло и на совместной пресс-конференции Дмитрия Медведева и норвежского премьера Йенса Столтенберга, который упомянул, что обсуждение проблемы соблюдения прав человека в России "заняло большое время" на переговорах. Сам господин Медведев назвал эту тему "исключительно важной". При этом президент, не отказываясь в принципе от диалога на эту тему, подчеркнул, что у России "есть и возможности, и желание этим заниматься без чьей-то помощи". Правозащитники с этим не согласны. "Помощь очень даже нужна. Я не знаю, как государство, но гражданское общество эту помощь с благодарностью принимает,— заявила "Ъ" глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.— Европа ушла далеко вперед в вопросе защиты прав человека, и нам есть чему поучиться". С ней согласен директор Института прав человека Валентин Гефтер. "Эмоционально понять президента я могу, всегда неприятно выслушивать упреки, но как с юристом согласиться с ним не могу. Ограничивать контроль за исполнением прав человека границами государств нельзя",— заявил он "Ъ".

Источник: "Коммерсант"
Поделиться