Версия для печати 3305 Материалы по теме
Чем живет Калининградская область как особая экономическая зона, о ее проблемах и успехах, о новом Законе об ОЭЗ рассказывает Михаил ЦИКЕЛЬ, вице-губернатор Калининградской области – руководитель администрации Особой экономической зоны.

– Как и когда появилась в области Особая экономическая зона?

– Идея зоны свободного предпринимательства зародилась еще до распада СССР. Ее основной задачей было стимулирование быстрого развития малого предпринимательства. Верховный Совет РСФСР объявил Калининградскую область зоной свободного предпринимательства в июле 1990 года. А в сентябре 1991 года Совет Министров РСФСР утвердил Положение «О свободной экономической зоне в Калининградской области (СЭЗ «Янтарь»)». В течение нескольких лет были приняты ряд Указов Президента РФ и постановлений Правительства, относящихся к деятельности СЭЗ. Затем, согласно вышедшему в январе 1996 года федеральному закону, СЭЗ трансформировалась в Особую экономическую зону (ОЭЗ).
К этому времени самый западный российский регион оказался за двумя границами от остальной территории страны. Поэтому и цели деятельности ОЭЗ изменились.
Потребовались специальные компенсационные механизмы, чтобы нивелировать потери экономики области, возникшие из-за разрыва сложившихся во времена СССР кооперационных связей, появившихся пограничных и таможенных барьеров.
Другая сторона идеологии Закона об ОЭЗ – обеспечение национальных интересов России в регионе. Закон регулирует экспортные и импортные операции предоставлением режима свободной таможенной зоны: при ввозе товаров на территорию ОЭЗ таможенные пошлины и другие таможенные платежи не взимаются.
– В мире немало экономических зон разных типов. Почему ОЭЗ в Калининградской области не повторила пути какой-либо из них?
– Калининградская область как ОЭЗ – уникальное образование. Обычно экономические зоны очень ограничены по площади и предназначены исключительно для производства в специальном хозяйственном режиме. Наша же зона – за исключением военных объектов – занимает территорию целого региона. Здесь проживает без малого миллион человек. Это ставит перед нами задачи, которые никем и никогда в мире не решались.
Упростить условия невозможно: требовалось не создавать новую локальную СЭЗ, а распространить специальный хозяйственный режим на все имеющиеся предприятия. В нашем случае нельзя ограничить режим ОЭЗ лишь сферой производства, так как цель ее создания – компенсация издержек не только производителям, но и населению.
– Вы считаете, что закон выполнил свое предназначение?
– Да. Ведь Калининградская область в середине 90-х годов была исключительно депрессивным регионом. Основа ее экономики советского периода – ВПК и рыбодобыча. Обе отрасли во всей стране стремительно деградировали. Границы и таможни изолировали от остальной страны очень небольшой оставшийся сегмент калининградского рынка производства и потребления. В результате падение объемов производства и разрушение производственного потенциала имело в Калининградской области просто обвальный характер.
В 1998 году промышленное производство в Калининградской области составляло только 29% от уровня 1990 года (в РФ – 46%), сельскохозяйственное – 48% (в РФ – 56%), розничный товарооборот – 42% (в РФ – 86%). Объемы капитального строительства сократились в 6 раз (в РФ – в 4,5 раза).
Подъем начался с 1999 года. Причем очень высокими темпами. ВРП, например, рос в среднем на 9,7% в год. Но особенно показательны темпы роста промышленного производства: 2003 г. – 15,4%, 2004 г. – 25,8%, а за первые месяцы 2005 г. – 25,6%.
Это стало следствием действия Закона об ОЭЗ. Сначала с его помощью потребительский рынок был насыщен импортными товарами. Затем Закон дал мощный толчок к развитию реального сектора экономики. Как видим, его стимулирующее действие продолжается и сегодня.
– Как отразилось действие Закона на социальной сфере?
– С 2001 по 2004 годы расходы только областного бюджета на социальную сферу выросли с 1,77 млрд. до 5,84 млрд. руб.
– Высокие темпы развития региона, о которых вы уже сказали, идут на фоне общероссийского роста. Нет ли здесь простой зависимости, к которой Закон об ОЭЗ особого отношения не имеет?
– В Калининградской области произошло не восстановление прежних производств, а формирование абсолютно новых для региона отраслей. Произошло это всего за несколько лет и благодаря именно действию Закона об ОЭЗ.
Структурная перестройка региональной экономики характеризуется следующими показателями: если в 2000 году основу промышленного производства составлял топливно-энергетический комплекс – 34,7%, то в 2004 году на его долю пришлось 11%. Зато пищевая промышленность стала занимать 31% против 19% в 2000 году, а доля машиностроения и металлообработки выросла с 19 до 36,5%.
В области ежемесячно производится более 1500 современных высококлассных легковых автомобилей, о которых 10 лет назад вообще не было речи. То же можно сказать о 200 тысячах ежемесячно производимых телевизоров, о технологическом оборудовании, мебели, молочных продуктах и кондитерских изделиях. До половины общероссийского производства высококачественных рыбных и до 30% мясных консервов ведется на местных предприятиях. Калининградская продукция находит устойчивый сбыт. В 2004 году на российский рынок было поставлено товаров более чем на 1,8 млрд. долларов. Наращиваются масштабы производства, что свидетельствует о важности выполняемой регионом роли в стратегии импортозамещения. Мы постоянно подчеркиваем: калининградские предприятия не конкурируют с предприятиями других регионов России. Их конкуренты – «чистые импортеры».
– Как бы вы сформулировали итоги деятельности ОЭЗ?
– За несколько лет с помощью экономических стимулов, заложенных в Законе об ОЭЗ, произошла кардинальная перестройка экономической инфраструктуры области. Основой региональной экономики стали машиностроение и пищевое производство, сфера торговли и услуг, транспортный комплекс.
Отрасли, доминирующие сегодня в структуре региональной экономики, в подавляющем большинстве представлены вновь открывшимися предприятиями, располагающими современным оборудованием, новыми эффективными технологиями, высоким уровнем организации производства и менеджмента.
Экономическая структура региона приобрела гораздо более диверсифицированный характер, что повышает ее гибкость и устойчивость перед воздействием различных факторов.
Механизм ОЭЗ стал одним из основных факторов роста импортозамещающих производств, важную роль в развитии и расширении которых играет повышение потребительского спроса на общероссийском рынке.
Преференции Закона об ОЭЗ, подкрепленные инфраструктурными проектами Федеральной целевой программы развития региона до 2010 года, позволили экономике региона пройти точку наибольшего спада и опережающими темпами восстанавливаться, уверенно догоняя другие российские регионы по социально-экономическим параметрам.
Созданная в результате деятельности по правилам ОЭЗ современная экономическая база, соответствующая большинству требований ЕС, является технической и технологической основой для производства экспортной продукции.
Развитие региональной экономики способствовало сокращению безработицы до не вызывающего опасений уровня. Сложные производства, использующие льготы Закона об ОЭЗ и составляющие основу нынешней экономики Калининградской области, задают повышенные требования к качеству рабочей силы, стимулируют повышение квалификации и ответственности. Массовый квалифицированный труд повышает темпы роста уровня благосостояния.
– Если есть такой положительный эффект, зачем нужно менять закон?
– Новый закон призван сохранить то, что создано при помощи ныне действующего, в том числе, высокие темпы развития «новой экономики» региона. И вместе с тем, создать принципиально новую систему экономических стимулов, которые дадут толчок к развитию других производств.
В России за последние годы очень существенно изменилась законодательная база: приняты новые Налоговый, Таможенный, Гражданский кодексы, другие основополагающие документы. И действие Закона об ОЭЗ в Калининградской области стало выпадать из общего контекста. Большие проблемы для региональной экономики возникали всего лишь из-за принятия какой-нибудь ведомственной инструкции.
Процесс вступления России в ВТО также ведет к тому, что предоставляемые действующим законом таможенные преференции станут неактуальными, так как требование ВТО – таможенное равноправие.
В качестве основных принципов совершенствования Закона об ОЭЗ в Калининградской области были положены: приближение режима ОЭЗ к общепринятой международной практике, преемственность механизмов ОЭЗ, перенос преференций из таможенной в налоговую сферу, максимальное снижение административных барьеров.
– Почему же тогда говорят об ущербе бюджету от действия Закона об ОЭЗ?
– На мой взгляд, это механистический подход к проблеме. Суммировали отложенные таможенные платежи, добавили таможенный НДС, и все – можно пугать миллиардными цифрами. Однако если отменить Закон об ОЭЗ, очевидно, что резко упадут объемы ввоза в регион комплектующих и сырья, остановятся импортозамещающие производства. Разве при этом платежи в бюджет вырастут?
Существуют еще реальные, а не виртуальные потери. Транзит грузов через два независимых государства очень удорожает их доставку. Литовские и белорусские тарифы значительно выше российских. Кроме этого, приходится оплачивать пограничные, таможенные сборы, всякого рода услуги – вроде ветеринарного, фитосанитарного контроля и т. д. Простое соблюдение всех формальностей для пересечения грузом границы отнимает много времени, сил и средств. И все это отражается на себестоимости продукции.
Возникают новые проблемы. Экономика в регионе растет очень высокими темпами. Соответственно идет рост потребления газа, электроэнергии. Строится ТЭЦ-2, которая будет работать на газе, она призвана обеспечить все потребности области. Однако переговоры об увеличении поставок газа идут очень сложно. На недавней встрече Президента России с представителями деловых кругов этот вопрос снова поднимался. И теперь мы уверены, что он будет решен.
– Чего вы ожидаете от принятия нового закона?
– Работа над новым Законом об ОЭЗ шла долго и непросто. Нам, совместно с основным разработчиком – Минэкономразвития России – удалось найти компромисс, наиболее удовлетворяющий все стороны процесса. И главное – выдержать принцип «не навреди».
В проекте нового закона, который прошел первое чтение в Госдуме РФ, сохранен 10-летний переходный период, в течение которого за уже действующими предприятиями сохраняются таможенные преференции, предоставленные по ныне действующему закону. Инвесторы должны иметь возможность окупить уже сделанные вложения. Для новых же участников ОЭЗ, инвестирующих в экономику от 150 млн. рублей, вместо таможенных предлагаются налоговые преференции. И наконец, принятие нового Закона об ОЭЗ принесет долгожданную стабильность условий хозяйствования на достаточно большой срок – 25 лет.
Ожидается, что с принятием закона приток инвестиций в Калининградскую область увеличится в полтора раза, объемы промышленного производства возрастут на 25%, объемы обработки грузов – на 30, а объемы промышленного и гражданского строительства – на 20%.
Инвестиционная активность увеличит спрос на рабочую силу. Появление крупных инвестиционных проектов потянет за собой развитие социальной инфраструктуры. Ожидаем также существенного общего роста заработной платы в реальном секторе экономики. Сегодня, когда доля налога на доходы физических лиц становится определяющей в доходной базе консолидированного бюджета области, его рост становится стратегической линией. Хотя новые предприятия и будут освобождены от налогов, но благодаря мультипликативному эффекту (когда предприятия размещают заказы на других предприятиях региона, в том числе на малых) суммарные поступления в бюджет будут возрастать..

Справка «Бюджета»
Михаил Аронович ЦИКЕЛЬ, вице-губернатор Калининградской области – руководитель администрации Особой экономической зоны.
Родился в Молдавии в 1949 году. Окончил Ивано-Франковский институт нефти и газа (Украина).
В 1975 г. – младший научный сотрудник в Институте физико-технических проблем Севера. Затем трудился в качестве старшего геофизика партии подсчета запасов в Якутской комплексной тематической экспедиции в структуре ПГО «Ленанефтегазогеология».
1981 – 1983 гг. – начальник отдела в Якутском геофизическом тресте. Также занимал ответственные посты в ПГО «Ленанефтегазогеология», работал генеральным директором российско-австрийского предприятия ТАКТ, первым вице-президентом Национальной нефтегазовой компании «Саханефтегаз».
В 1997 г. занимался исследованием регионального рынка нефтепродуктов для ООО «Балтинэксим». Затем был приглашен в администрацию области в качестве консультанта Комитета – Дирекции ОЭЗ.
1999 – 2000 гг. – помощник генерального директора ООО «ЛУКОЙЛ – Калининградморнефть» по стратегическому планированию и общественным связям.
С декабря 2000 г. работал в администрации области, сначала как заместитель главы администрации, затем как первый заместитель главы администрации области.
С 2003 г. – вице-губернатор – руководитель администрации ОЭЗ, ключевого органа регионального управления в рамках действующего Федерального закона об Особой экономической зоне в Калининградской области.
Имеет ученую степень кандидата геолого-минералогических наук, звание «Заслуженный геолог Якутии».

Поделиться