Версия для печати 1192 Материалы по теме
 Нелегальные поборы в школах никуда не уйдут
школа
Элементы платного среднего образования сохранят систему нелегальных поборов. В конце прошлой недели инициаторы реформы бюджетных учреждений уверяли депутатов в Госдуме, что бесплатных занятий станет больше, а качество преподавания повысится. При этом школьная коррупция сама собой сойдет на нет. Независимые эксперты, напротив, предсказывают рост нелегальных поборов и резкую дифференциацию школ. А нелегальная система платных дополнительных занятий укрепится.

В пятницу депутаты Госдумы и руководство профильных ведомств обсуждали реализацию нового закона о реформе бюджетных учреждений. Замминистра финансов Татьяна Нестеренко посетовала, что данному «закону сегодня приписывают демоническое значение».

Она решила раз и навсегда развенчать все те «мифы», которые возникли в том числе и вокруг реформы среднего образования и которые вызывают в обществе серьезные волнения – вплоть до участия россиян в митингах. Так, Нестеренко сообщила, что бесплатных образовательных услуг в результате реформы бюджетных учреждений меньше не станет, качество же их однозначно повысится. «Согласно закону, – говорит Нестеренко, – госзадание для бюджетного учреждения содержит предельные цены на услуги в случаях, если законом предусмотрено их оказание на платной основе. Кроме того, законом установлено, что бюджетное учреждение может предоставлять платные услуги только сверх госзадания. Госзадание же полностью обеспечивается государством». Сами госзадания в сфере образования «формируются на основе федеральных стандартов и базисного учебного плана общего образования, где установлено количество обязательных предметов и часов на каждый из этих предметов». Наконец, уверена замминистра, принятый закон никоим образом не приведет к росту коррупции. Наоборот, он «направлен на повышение публичности и открытости бюджетных учреждений», то есть школы должны будут предоставлять сметы, всю необходимую финансовую документацию.

Также и замглавы Минобрнауки Юрий Сентюрин заверил, что в рамках образовательного стандарта обучение в школах останется бесплатным. Госзадание будет увязываться с образовательным стандартом, а «это тот масштаб, который в полной мере финансируется сегодня со стороны государства. Поэтому никаких платных услуг, никакого платного образования, платных предметов внутри государственного образовательного стандарта нет и быть не может». «Федеральные государственные образовательные стандарты, – продолжил Сентюрин, – разработаны, приняты и с 2011 года вступают в силу, они сохраняют и содержат то же самое количество часов, что и сегодня. Есть еще внеаудиторные занятия. В результате объем бесплатных для гражданина услуг возрастает, а не уменьшается». Наконец, первый зампредседателя Госдумы Олег Морозов предполагает, что «против закона выступают главным образом те, кто заинтересован в сохранении существующего положения вещей, когда в рамках серых схем государственные учреждения используются для личного обогащения путем навязывания гражданам дополнительных платных услуг».

Однако такое развенчание мифов, не подкрепленное ничем, кроме единичных положительных результатов апробации реформы в Татарстане и Тюменской области, экспертов «НГ» вдохновило лишь отчасти. Система платных групповых занятий, оплата которых проходила «мимо кассы», скорее всего действительно исчезнет, говорит эксперт департамента оценки «2К Аудит – Деловые консультации» Ирина Воробьева. Родители наверняка предпочтут, чтобы использование их средств было максимально прозрачным, и захотят иметь доступ к финансовой отчетности школы. Поэтому система отчислений через счета в Казначействе – это отнюдь не лишнее звено в цепочке взаимоотношений директор–учитель–ученик–родитель. «Наоборот, все будет прозрачно, сколько денег заплатили учителям, какая сумма пошла на налоги, руководству школы и т.д. К тому же вполне вероятно, что школы оснастят кассовыми аппаратами и при приеме денег заставят выдавать чек, который является полноценным финансовым документом, контролируемым налоговой инспекцией и подтверждающим получение денежных средств от родителей учеников», – рассуждает Воробьева.

Но, обращает внимание эксперт, ни у учителей, ни у родителей не будет стимулов выводить нелегальное индивидуальное репетиторство на законную основу. «Если подтянуть ребенка по предмету, по которому он отстает, еще возможно на факультативных занятиях, то подготовить его к ЕГЭ на высокий балл вряд ли получится, – поясняет эксперт. – Объем материала, который необходимо освоить для ЕГЭ, намного превышает тот, который учителя могут дать как в рамках школьной программы, так и на факультативах». И в этом смысле нелегальное индивидуальное репетиторство неискоренимо.

Причем, по мнению независимых экспертов, «легализация» платных занятий в школе вполне может привести к тому, что многие учителя будут каким-либо образом вынуждать учеников ходить и на платные групповые факультативы, и на частные индивидуальные уроки. А тот факт, что теперь школе придется отчислять дополнительные налоги с дополнительных доходов, подтолкнет учителей к резкому увеличению расценок на частные индивидуальные занятия – с целью покрыть такие свои «убытки».

В свою очередь, директор Центра универсальных программ Наталия Типенко объяснила, что на самом деле принятый закон вряд ли что-то изменит в распределении легальных и нелегальных доходов школ и учителей. «Если школа могла зарабатывать и внебюджетные средства были большие, то это сохранится. Если у нее не было таких возможностей, то законопроект не содержит ничего, что могло бы создать стимулы к росту внебюджетных доходов у бюджетных учреждений, так как они остаются в Казначействе, и все внебюджетные средства они должны заранее планировать», – объясняет Типенко. Другими словами, бедные останутся бедными, а богатые – богатыми. «Возрастет элемент субъективизма в распределении бюджетных средств. Есть опасение, что дифференциация школ по доходам усилится. «Элитные» школы смогут на законных основаниях получать больше ресурсов, а школы рабочих окраин – меньше, так как кому сколько – решает учредитель, а это орган управления образования муниципального уровня», – продолжает эксперт. Поэтому, по мнению Типенко, родители в принятом законе боятся не того, чего надо бы в действительности испугаться. Потенциальная проблема в связи с реформой бюджетных учреждений – это «не только и не столько платность, сколько возможность роста неравенства в финансировании за счет бюджета, а следовательно, и возможность роста неравенства в доступе к качественному образованию». И наконец, вполне логично, что раз государство будет меньше вмешиваться, раз все отдано на откуп учредителя, то есть чиновника, значит, коррупция благодаря принятому закону только возрастет. «А задачу подтягивать слабых и давать им больше средств бюджета для выравнивания стартовых возможностей никто не ставил», – резюмирует эксперт.

Источник: "Независимая газета"
Поделиться