Версия для печати 2005 Материалы по теме
Реформаторы 2000-х годов подвели итоги выполнения первого плана Путина

реформа
Открывая юбилейную конференцию, президент фонда «Центр стратегических разработок» Михаил Дмитриев прямо назвал Стратегию-2010 первой программой Владимира Путина. А один из участников ее разработки, ныне ректор Всероссийской академии внешней торговли, научный руководитель Института экономики переходного периода Сергей Синельников-Мурылев столь же откровенно указал на причины, по которым не удалось добиться реализации большей части задуманного. По его мнению, это, «во-первых, отход от политической конкуренции, который произошел в начале 2000-х годов, сыграл серьезную роль в спросе на реформы и сказался на интенсивности их реализации; во-вторых, мировая конъюнктура рынков энергоносителей и сырья (когда много денег, кто будет реформировать и зачем)». Участники конференции признали, что к 2004 году реформы стали затихать и многое не получилось. «Вторая половина срока реализации Стратегии-2010 характеризовалась отсутствием активного этапа продвижения намеченных реформ», -- согласился с общим мнением президент Сбербанка России Герман Греф.

«Романтическим периодом» назвал г-н Греф то время, когда авторы Стратегии «мечтали о том, что нам позволят делать реформы в стране, и была большая мечта сделать из России несырьевую, развитую европейскую страну».

В итоге экономический рост и бюджетная сытость сыграли для программы негативную роль. По оценкам разработчиков, опубликованным в розданной всем участникам конференции брошюре, ключевых показателей реформы удалось достичь только на треть. Неравномерно шли реформы в сфере естественных монополий. В частности, «в газовой отрасли не сделано почти ничего», отмечают авторы доклада. В сфере таможенного администрирования по отдельным аспектам мы вернулись в исходное положение. Что касается правоохранительной деятельности, прогресс был минимален. «В этом смысле Стратегия 2010 года, как и многие другие инициативы подобного рода, является незаконченным бизнесом», -- признал Герман Греф.

Тем не менее он считает, что, несмотря на все коллапсы, в целом тренд был позитивным. Ключевые задачи реформ в основном решены. Обеспечены высокие темпы экономического роста -- свыше 6% ВВП в год. Россия вполне могла бы решить поставленную тогда (и уже забытую) задачу удвоения ВВП, если бы не кризис. Еще более показательны данные по размеру ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, которые привел вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин. С 7,8 тыс. долл. в 2000 году он вырос до 15,9 тыс. в 2008-м, снизившись в 2009-м до 14,9 тыс. долл. Решена проблема внешнего долга, обеспечена платежеспособность государства. «Эта задача даже была перевыполнена», -- отметил г-н Греф. Реформа помогла создать такой запас прочности, который обеспечил «противокризисный щит», дал возможность «пережить кризис 2008--2009 годов». Показатели уровня бедности упали вдвое, достигнув в первом квартале 2009 года исторического минимума в 13,1% населения.

Ключевым уроком для реформаторов, по мнению Германа Грефа, должен стать вывод, что «реформы удавались только тогда, когда была политическая воля, имелась поддержка реформ снизу и был лидер, группа, которая проводила эти реформы. Если отсутствовало одно из трех этих условий, то реформы не проводились либо оставались незавершенными».

Алексей Кудрин свое выступление начал с анекдота: «У России ужасное прошлое и великое будущее. И так будет всегда». Тем не менее 2000-е годы для России не прошли даром. «Мы вошли в кризис, как страна со средними доходами, средним уровнем развития рынка и средним управлением. За 2000-е годы сложилась новая страна с новой экономикой. У нас радикально изменились возможности для реализации крупных проектов: в конце 90-х годов проекты за 100--200 млн долл. были штучными, а сегодня мобилизовать ресурсы в нашей финансовой системе для проектов на 1--2 млрд долл. -- это несложно».

«У нас есть не только Резервный фонд, но и низкий долг, как дополнительный ресурс, запас прочности. В 1998 году внешний долг составлял 140% ВВП, в прошлом году -- 8,5%», -- напомнил г-н Кудрин. Небольшой государственный долг позволяет сейчас обеспечивать заимствования на внешнем рынке под низкие проценты.

«Сейчас нельзя сказать, что не хватает денег. Ключевой становится эффективность этих расходов. Даже без увеличения расходов, снижая издержки, можно повышать качество государственных услуг. Увеличение финансирования в условиях неэффективности бюджетных расходов приводит к еще большему изъятию денег у эффективных предприятий и перераспределению их в пользу неэффективных сфер. Это будет точно тормозить экономический рост», -- предупредил министр финансов.

Для решения этой задачи и подготовлена Программа повышения эффективности бюджетных расходов, которую Минфин намерен положить в основу формирования бюджета на 2011--2013 годы. «Если мы не сможем повысить эффективность расходов, то мы должны отдавать себе отчет в том, что, хотим мы того или нет, придется повышать налоги», -- вновь напугал правительство г-н Кудрин. И такие инициативы уже есть. Кроме предстоящего повышения страховых платежей, г-н Кудрин напомнил про предложение Минтранса о повышении акциза на бензин для направления средств в Дорожный фонд. По его словам, эта идея Министерством финансов «в определенной разумной мере будет поддержана».

Крайне важно создание системных институтов и для диверсификации российской экономики. «Инновации и диверсификация -- это не Сколково. Это только центр инноваций, он не решает судьбу инноваций в России. Мы говорим о том, чтобы каждое хозяйствующее звено хотело бы внедрить у себя инновации, потому что это надо им для выживания, -- объяснял Алексей Кудрин. -- Нам нужны и технопарки, и предприятия при вузах. Любые институты Академии наук обязаны генерировать инновации. Надо научить широкий круг ученых претворять инновации в производство. Выстраивание строгой макрополитики, того делового климата, который дает возможность увеличивать сбережения, конкуренция, которая позволяет выживать, только если внедряешь инновации, -- это три момента, важность которых мы только начинаем понимать».

Россия не прошла период перераспределения ответственности между государством и бизнесом, федеральным правительством и регионами. «За счет государства живут сейчас целые отрасли: авиастроение, судостроение, начинаем автомобильной -- очень конкурентной отраслью заниматься», -- напомнил министр. «Сейчас должна быть более четко проведена черта ответственности между государством и бизнесом. Но здесь есть несколько ловушек. Многие говорят, что кризис показал неработоспособность рынка. Государство вынуждено помогать бизнесу. Но кризис показал и недостаточную роль государства как регулятора финансовых рынков. Политики перекладывают ответственность на банкиров, которые думают только о прибыли. Но это была роль регулятора -- вовремя увидеть, профилактировать, ввести новые инструменты регулирования. Ни на уровне "восьмерки", ни на уровне "двадцатки" долгое время никто не видел опасности деривативов и других производных финансовых инструментов. Скоро произойдет переоценка роли государства как регулятора финансовых рынков, администратора налогов, создателя законов, правил и институтов. Но она не должна отменить фундаментальных позиций по разделению функций государства и бизнеса», -- заявил министр.

«Сегодняшняя институциональная среда не созрела для реформ. Еще есть деньги, -- объяснил главную причину торможения реформ Герман Греф. -- Наш реформаторский ресурс ослаблялся по мере накопления Стабилизационного фонда и роста профицита бюджета. Накопление жирка позволяло отклоняться от намеченной стратегической линии реформ. Потом накапливается критическая масса этих отклонений, которая определяет неконкурентоспособное состояние. Это связано не только с лидерами, но и с общественным спросом. И понимание лидерами необходимости реформ и готовности общества к ним сужаются. С новым кризисом появляется уникальный шанс начать новый этап реформ, которые крайне нужны нашей стране. Ближайшие годы не будут сытными. Ресурс для реформ большой», -- с мрачным оптимизмом заявил г-н Греф.

«Есть факторы, которые тормозят, и личностный фактор в том числе. Нам нужна новая парадигма власти и, возможно, новые свежие головы», -- отметил Алексей Кудрин, но не стал расшифровывать свою почти революционную мысль. Ясно было только, что себя к несвежим головам он не относит.

Герман Греф, отметив огромное значение для успеха Стратегии-2010 реформаторского настроя Владимира Путина в начале 2000-х годов, пояснил, в каком направлении, по его мнению, в скором времени придется двигаться политической реформе в России. «Есть два этапа проведения экономических реформ. Первый -- экономические реформы проще проводить, когда есть максимальный ресурс у исполнительной власти, в том числе в проведении реформ через парламент. Есть второй этап, когда экономика является достаточно развитой, и она требует совершенно других политических институтов. Свобода слова напрямую влияет на темпы развития экономики. Максимальная диверсификация собственности, уход государства из собственников. Конкуренция, в том числе политическая, которая снижает вероятность ошибки при выборе того или иного курса реформ. На этом этапе реформ политическая конкуренция является необходимым элементом. У нас есть еще потенциал двигаться на первом этапе реформ. Но мы должны готовить политические институты к плавному переходу ко второму состоянию. Без этого создать развитую экономику, на мой взгляд, будет невозможно».

Основной месседж мероприятия сформулировал научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин. «Программа очень хорошая и очень актуальная», -- под общий одобрительный смех заявил бывший министр экономики. Он порекомендовал всем, кто задает себе вопросы, что нужно сделать для развития России, ознакомиться со Стратегией-2010 и заняться реализацией предлагаемых там реформ. «2000-е годы мы просто профукали», -- подытожил бывший министр экономики.

Источник: "Время Новостей"
Поделиться