Версия для печати 2364 Материалы по теме
Новый Таможенный кодекс РФ работает совсем недолго. Но уже неоднократно был назван «либеральным» документом. Что изменилось в работе таможни с его принятием? Рассказывает Юрий АЗАРОВ, заместитель руководителя Федеральной таможенной службы.

– В 2004 году был принят новый Таможенный кодекс. Как вы оцениваете этот документ?
– Он значительно изменил нормативно-правовую и законодательную базу, регулирующую сферу таможенных правоотношений. Как показали итоги 2004 года, принят достаточно добротный Таможенный кодекс, который соответствует международным стандартам. Именно новый кодекс позволил нам реально сближаться с процедурами таможенного оформления и таможенного контроля, действующими, к примеру, в ЕС. Принятие нового ТК значительно облегчило процесс переговоров по вступлению России в ВТО.
– Какие еще документы, касающиеся таможни, необходимы России?
– Следующий этап – это сближение нашей грузовой таможенной декларации с Единым административным документом, применяемым в ЕС. Сделать это без выравнивания нормативной основы было бы невозможно.
Совсем недавно завершилась административная реформа, в результате которой таможня с одной стороны и МЭРТ и Минфин России – с другой перераспределили обязанности.
– Каковы сейчас функции таможни?
– Сейчас у таможни остались лишь правоприменительные функции, а Минфин и МЭРТ России вырабатывают государственную политику и осуществляют нормоустановление в области таможенного дела, таможенно-тарифного регулирования, таможенных платежей, определения таможенной стоимости.
– В связи с этим как изменились взаимоотношения вашего ведомства с этими министерствами?
– Мы работаем очень плотно. Кстати, многие профессионалы пришли в Минфин и МЭРТ из ГТК. Без специалистов, глубоко знающих предмет, ни один нормативный акт не может быть принят. Пример нашего сотрудничества – подготовка новой главы ТК, регулирующей взимание таможенных сборов, которая уже вступила в действие. Сейчас идет работа над изменениями в Закон о таможенном тарифе. Он уже прошел первое чтение в Госдуме.
– Что оказалось самым сложным при перестройке работы?
– Изменить психологию таможенников, воспитанных на жестком администрировании. Нашим сотрудникам нужно привыкнуть идти навстречу предпринимателям. Для этого требуется время. Мы стараемся работать с кадрами, менять их сознание. Ведь чиновник остается чиновником, и ему не всегда понятно, что какой-то процесс может работать без его активного участия – только на основе кодекса, являющегося в большинстве своем законом прямого действия.
– Повысились ли после преобразования таможенные платежи?
– В прошлом году таможенные органы перечислили в федеральный бюджет беспрецедентно большую сумму – 1,2 трлн. рублей. Но я не думаю, что это произошло в результате административной реформы. Главная задача реформы в том, чтобы все службы работали более эффективно, без дублирования функций, а нормативные акты быстрее принимались.
– Эти результаты достигнуты?
– Притирка еще идет – не все просто. К сожалению, прохождение документов пока только усложнилось – если мы раньше сами готовили их и вносили в Правительство либо регистрировали в Минюсте напрямую, то сейчас каждый документ проходит еще один круг по департаментам министерств, потом возвращается для устранения замечаний… Это издержки выстраивания отношений. Надеюсь, что постепенно все отрегулируется.
– Документы готовятся дольше. Стали ли они от этого качественнее?
– Некачественный документ сквозь такое сито не пройдет. Да и мы при подготовке любого нормативного акта отстаиваем свою позицию – ведь мы практики.
– Вернемся к кодексу. Стал ли он либеральнее?
– Да, конечно! Раньше мы имели право оформлять товар до 10 дней, да еще и после окончания этого срока было много оснований «доводить» таможенное оформление. Подчас товар мог месяц, а то и больше, оформляться. Сейчас ситуация кардинально изменилась, и мы выпускаем товар в срок, не превышающий в основном 3 дня, до 90 – 95% – в течение одного дня.
– За счет чего вы добиваетесь такого ускорения?
– Первое – выборочный таможенный контроль, когда мы можем не проверять все товарные партии подряд. Мы уделяем особое внимание только тем товарам, по которым наиболее часто происходит нарушение законодательства. Это так называемые риски. А весь остальной товар должен оформляться с ходу, в считанные минуты.
Еще один важный элемент – это постконтроль. То есть мы выпускаем груз с таможни, а уж потом заканчиваем оформление – когда товар уже запущен в оборот или производство. Причем проверить это можно по тем системам учета, которые ведутся в организации. Это уже мировой стандарт. Те компании, которые зарекомендовали себя как добросовестные участники внешнеэкономической деятельности, имеют возможность сразу же поместить товар на собственный склад.
– То есть у вас есть некий «белый список» фирм?
– Нет, я бы не стал называть его списком. Список это нечто составленное и утвержденное в кабинете. А здесь речь идет о процедуре, порядке действий, которые должна совершить организация, чтобы доказать свое право работать по упрощенному варианту. Нужно три года не допускать серьезных административных нарушений, вести установленные системы учета и предъявлять их таможне.
Те, кто выполняет эти требования, могут «таможить» товар с колес и завершать оформление в стадии постконтроля. Эта схема, с моей точки зрения, самая перспективная.
– Для льготных условий таможенного оформления нужно минимум три года работать на российском рынке. Вам не кажется, что это слишком долгий срок?
– Это непростой вопрос. Эта норма прописана в законе, и мы не можем ее не применять. А с другой стороны, почему фирма, пусть даже и с мировым именем, не должна утвердиться в России как добросовестный участник ВЭД?
– Кодекс будет изменяться?
– Безусловно. В Думе, где сейчас работает экспертный совет по Таможенному кодексу при нашем активном участии, и у нас, в ФТС, кодекс разложили «по полочкам», и снова пересмотрели постатейно и по главам. Пришли к выводу, что документ работающий, и в нем нет норм, которые стоило бы ломать и менять кардинально. Но есть нестыковки и недоработки, а также отдельные позиции, которые нужно исправить и усовершенствовать. Здесь лучший критерий – это практика. Кроме того, мы стараемся прислушиваться к пожеланиям предпринимателей. У нас действует постоянный Консультативный совет, в который входят представители крупнейшего бизнеса. Он помогает нам решать многие серьезные вопросы. Такие же советы есть в региональных таможенных управлениях и таможнях.
– Когда ждать изменений в таможенном регулировании?
– В апреле 2005 года круг возможных изменений и дополнений к Таможенному кодексу будет обсуждаться в правительстве и Думе. Например, в кодексе есть норма, позволяющая применять страхование как вид обеспечения уплаты таможенных платежей. Но действующее законодательство в сфере страхования пока не позволяет применять эту норму. Возникает вопрос: либо эта норма мертвая и ее нужно исключить из кодекса, либо состыковать с законодательством, которое касается страхования. Есть и еще ряд аспектов, которые надо улучшать.
– Какие основные проблемы стоят сейчас перед таможенной службой?
– Совершенствование работы с импортом товаров. Экспорт достаточно прозрачен, а вот в сфере импорта наиболее часто стремление к минимизации таможенных платежей, занижению таможенной стоимости, уклонению от таможенного контроля. Сегодня один из главных принципов, который мы внедряем, это равные условия для всех участников внешнеэкономической деятельности. У нас должны одинаково применяться таможенные правила в любой части нашей огромной страны. Не должно быть такого, чтобы на разных складах временного хранения по-разному определяли таможенную стоимость одного и того же товара.
Наша задача – сузить серый сектор импорта, который, как известно, создает неравные условия для добросовестных участников ВЭД и отечественных производителей, так как наводняет рынок неконкурентно дешевым товаром. Вот почему крупные внешнеторговые операторы – наши главные союзники в работе строго по закону, по правилам.
– Сейчас очень благоприятное время для экспорта нефти, и сборы в бюджет увеличиваются. Есть ли еще какие-то показатели результатов работы таможни?
– Платежи, взимаемые с товаров, импортированных из стран дальнего зарубежья, выросли с 0,42 до 0,46 доллара с одного килограмма. Четыре цента с килограмма – разница колоссальная, учитывая масштабы оборота в сфере импорта. Возросла и таможенная стоимость одного килограмма товара – с 1,35 до 1,5 доллара. Это и есть показатель качества работы таможни. В 2004 году мы обеспечили почти 42% доходной части бюджета России.
– Распространена ли среди бизнесменов практика обжалования действий таможенников в суде?
– Да, и не только в суде. У нас в таможенных органах есть система контроля соблюдения законодательства таможенниками. Это как бы наша внутренняя прокуратура. Половина всех жалоб на решение, действие (бездействие) таможенного органа или его должностного лица, которые мы получаем и рассматриваем, касается определения таможенной стоимости и возврата таможенных платежей. Так вот, половину решений таможенников на местах наша служба контроля сама и отменяет…
– До суда дело не доходит?
– Участник ВЭД сам выбирает, обратиться ли ему в таможенный орган или пойти в суд. Ждать суда долго, мы принимаем решения оперативнее.
– А если ваше решение бизнесмена не устроит, он может все же обратиться в суд?
– Конечно! Но практика показывает, что суд почти всегда поддерживает решение, ранее принятое в системе контроля соблюдения законодательства в таможенном деле. Мы тоже обращаемся в суды и отстаиваем свои интересы.
– Изменились ли наказания за нарушения таможенного законодательства?
– Таможенный кодекс, более либеральный по своей сути, потребовал изменений и в Кодексе об административных правонарушениях (глава 16 КоАП). В основном санкции смягчились, часть их стала строже. Но в целом введение в действие новой редакции ТК привело к снижению количества возбужденных административных дел на 30%.
– Почему?
– Приведу пример: до 1 октября 2004 года, даты вступления в силу изменений в КоАП, очень много дел возбуждалось за нарушение сроков предоставления таможенной декларации. За 9 месяцев 2004 года – более 9 тыс., то есть, около тысячи дел в месяц. А на сегодняшний день, с начала 2005 года, таких дел всего около 300.
Это произошло потому, что в новом ТК прописано, что участник ВЭД может обратиться с мотивированной просьбой о продлении срока подачи декларации. За что же его штрафовать? Но не во всем нужны послабление и либерализация. Часть норм усилена, например, наказание за ввоз запрещенных товаров на таможенную территорию. За это вместо 15–20 МРОТ штрафуют на 15–25 МРОТ.
– Можно ли предоставить таможне документы в электронном виде?
– Это одно из основных направлений перестройки таможенной службы в России. Всемирный банк выделил 140 млн. долларов на модернизацию информационных систем таможенных органов, и работа уже ведется. Мы широко внедряем систему электронного декларирования. Смысл в том, что информация о товаре и документы предоставляются в электронном виде заранее, до того, как груз придет в таможенный орган. В этом случае оформление прибывшего товара занимает считанные минуты. Сейчас 15 таможенных постов работают по системе электронного декларирования. На базе этих постов мы интенсивно готовим кадры для всей страны. В 2005 году уже 56 постов планируется перевести на электронное декларирование.
– Бизнес готов к этому?
– Бизнесмены настаивают на более широком распространении этого метода, но в этом заинтересованы только те, кто занимается так называемым белым, а не серым бизнесом, кто абсолютно «прозрачен» для таможни – ведь недобросовестным участникам ВЭД, как в бизнесе, так и в таможне, более выгоден бумажный носитель информации.
– Вы обмениваетесь информацией с налоговыми органами?
– Да, конечно. Одно из самых острых направлений – это возврат НДС. Мы готовимся к запуску совместной системы контроля экспорта. Сейчас идет техническая работа – стыкуем программы в наших ведомствах.

Справка «Бюджета»
Азаров
Юрий Федорович АЗАРОВ,
заместитель председателя Федеральной таможенной службы
Окончил Всесоюзный юридический заочный институт. Начал трудовую деятельность в г. Краснодаре токарем на заводе, затем работал в комсомольских, партийных органах г. Краснодара, служил в органах МВД, в том числе заместителем начальника Политуправления МВД СССР.
С 1991 г. – на юридической и хозяйственной работе.
С 1994 г. – в таможенных органах. Был заместителем начальника Краснодарской таможни, заместителем начальника, начальником Управления кадров ГТК России, начальником Северо-Кавказского таможенного управления.
С 1999 по 2004 г. – статс-секретарь, заместитель председателя ГТК России.
В настоящее время – заместитель руководителя ФТС России.

Наталья ГОНЧАРОВА

Поделиться