Версия для печати 2586 Материалы по теме
В прошлом году в России был создан Стабилизационный фонд. Он предназначен для предотвращения кризисных ситуаций в экономике. Благодаря прошлогоднему росту цен на нефть и нефтепродукты фонд наполняется быстрыми темпами. О том, что сейчас представляет собой Стабфонд, как он будет трансформироваться со временем, на что будут потрачены накопленные в нем деньги, рассказывает Алексей Саватюгин, директор Департамента финансовой политики Минфина России.

- Чем вызвана необходимость создания Стабфонда?
- Идея создания Стабилизационного фонда появилась несколько лет назад, в 2001 – 2002 годах. Возникла она не случайно: Россия очень сильно зависит от экспорта нефти. Любое падение цен, как, например, это произошло в конце девяностых годов, негативно влияет на доходы российского бюджета. Да и уже по названию понятно – Стабилизационный фонд должен стабилизировать потери бюджета от неблагоприятных изменений внешнеэкономических факторов. Поэтому нашим правительством и было принято решение использовать опыт экспортно-ориентированных стран, для создания такой финансовой подушки на черный день. И если, не дай Бог, цены на нефть вдруг упадут, - а от этого никто не застрахован, - то государство сможет в течение нескольких лет выполнять свои гарантии, обязательства, финансировать те же самые социальные расходы и пр. Многие страны, живущие за счет нефти или других полезных ископаемых, используют такой метод страховки. Например, Арабские страны, Норвегия. У Аляски - два нефтяных фонда. У Чили - медный фонд.
- Что собой представляет Стабилизационный фонд России? За счет каких средств он наполняется?
- Стабфонд появился в 2004 году, когда в него было перечислено 106 млрд. рублей из федерального бюджета. Как вы, наверное, помните, бюджет 2003 года был профицитный, и 106 млрд. рублей – это средства, которые не были тогда потрачены. Далее наполнение Стабилизационного фонда России шло и сейчас идет за счет доходов, поступающих от нашей нефтяной отрасли. Это часть налога на добычу полезных ископаемых и часть поступлений с экспортной пошлины на нефть. Если быть более точным, то в фонд перечисляются дополнительные доходы от цены на нефть, превышающей 20 долларов за баррель.
- Сколько сейчас денег в Стабилизационном фонде?
- Свыше 500 миллиардов рублей.
- Но эта цифра отвечает прогнозам наполнения фонда?
- Нет, не отвечает. Мы прогнозировали значительно меньшую цифру, потому что не ожидали таких высоких цен на нефть. Год назад никто не мог предвидеть, что цена на нефть будет зашкаливать за 40 долларов за баррель. Мы прогнозировали, что цифра в 500 млрд. будет достигнута только к концу 2005 года.
- Ожидают ли Стабфонд какие-то изменения?
- В ближайшем будущем мы планируем только приподнять «планку отсечения». Это цена нефти, сверх которой «нефтяные» доходы бюджета направляются в фонд. В 2004 году планка отсечения равнялась 20 долларам за баррель. А в 2005 году мы хотим поднять ее на один доллар, то есть до 21 доллара за баррель.
- Не высоко вы подняли планку...
- Да, на первый взгляд кажется, что это немного – 20 или 21 доллар, разница не большая. Но в 2005 году благодаря этому отток денег в Стабилизационный фонд уменьшится почти на 60 млрд. рублей, то есть на два миллиарда долларов. Эти деньги недопоступят в фонд, но останутся в федеральном бюджете и могут быть использованы для осуществления, например, различных инвестиционных проектов.
- Других изменений не предвидится?
- Есть несколько предложений по расширению перечня источников наполнения Стабфонда. Но все они, так или иначе, связаны с нефтью и нефтепродуктами. Например, есть предложение отчислять туда не только экспортные пошлины на нефть, но и экспортные пошлины на нефтепродукты, на газ и так далее. Однако пока это предложение не принято и в ближайшей перспективе принимать его не планируется. Система и так достаточно хорошо работает.
- Где размещены средства Стабфонда?
- С момента создания Стабилизационного фонда его средства были размещены в рублях на счетах Российского правительства в Центральном банке РФ. Фактически, все это время они лежали мертвым грузом. Но в 2005 году будет начато управление этими деньгами. Эта функция возложена на Центральный банк РФ по указанию Министерства финансов России. Пока что принята следующая сверхконсервативная инвестиционная декларация – вложить средства Стабфонда в самые надежные бумаги и валюты.
- Назовите их, пожалуйста.
- Это три мировых валюты: доллар США, фунт стерлингов и евро. Также это государственные облигации США, Великобритании и стран зоны евро. Причем, не всех четырнадцати стран, а тех десяти, которые имеют высший рейтинг надежности международных рейтинговых агентств.
- Будут ли введены еще какие-то запреты или ограничения в управлении средствами Стабфонда?
- Конечно. Когда настанет момент расширять перечень разрешенных активов, то, - и это логично, - будет наложен запрет на вложение денег в акции или облигации нефтяного сектора. Потому что Стабилизационный фонд должен страховать колебания на нефтяном рынке. А если мы будем вкладывать средства фонда в акции этих компаний, то в случае падения цен на нефть, Стабфонд нас не спасет, а напротив потянет на дно. И это общая практика. Например, Норвежский фонд, который считается образцово-показательным, в списке своих активов не имеет ни одной нефтяной компании.
Также есть ряд технических ограничений - на объемы эмиссии, на сроки погашения и пр. Это очень консервативная декларация, но зато она сверхнадежная.
- А нет ли планов в перспективе вкладывать деньги в акции, например, каких-то надежных зарубежных предприятий?
- Наверное, через некоторое время мы вернемся к тому, чтобы расширить перечень активов, куда могут быть вложены средства Стабилизационного фонда. Возможно, мы примем решение и о том, чтобы вкладывать деньги в акции предприятий и пр. Но, честно говоря, это слишком рискованный актив. А Стабилизационный фонд должен быть сверхстабильным и никакие финансовые кризисы не должны его поколебать. Так что следующим этапом, наверное, будет вложение средств в облигации центральных банков и субфедеральные бумаги. Например, нефтяной фонд Норвегии имеет очень разветвленную инвестиционную декларацию, в ней порядка полутора тысяч наименований компаний. Но у Норвегии гораздо более внушительный опыт в такого рода деятельности, нежели у нас, потому они могут позволить себе и более рискованные вложения. А нам пока надо научиться оперировать стабильным портфелем.
- Сколько времени может занять отработка технологии управления?
- Я думаю, что в течение 2005 года мы должны отработать технологию управления, технологию взаимодействия Министерства финансов с Центробанком. Еще раз повторюсь - эта деятельность для правительства совершенно новая.
- Управление деньгами предполагает получение прибыли. Какую прибыль планируете получить от работы средств Стабфонда?
- Конечно, некий фиксированный доход мы будем получать. Немного - 2 – 4 – 5 % годовых, но на данном этапе и это уже хорошо. Ведь это уже доходы, а не потери от того, что деньги не работают и лежат мертвым грузом.
- Кстати, о потерях. В средствах массовой информации периодически обсуждается тема, что за прошлый год Стабилизационный фонд из-за инфляции потерял 9 миллиардов рублей. Это верно?
- Смотря как считать – потерял или приобрел. Во-первых, курс рубля за год вырос. А если бы мы вложили эти деньги в доллары? В этом случае мы бы много приобрели? Получается, что мы «вложили» средства в хороший актив – в рубль. И вообще, эффективность или неэффективность управление такими большими средствами нельзя оценивать по истечении нескольких месяцев.
Кроме того, инфляция «съела» не 9 млрд. рублей, а значительно меньше. Потому что средства в Стабилизационном фонде накапливались постепенно, и основные поступления произошли в период высоких цен на нефть, то есть осенью прошлого года. К тому же, Стабфонд существует всего только год, в 2004 году еще не был разработан механизм управления средствами, о чем я уже говорил. А вот в 2005 году мы начнем этим заниматься, и по прошествии некоторого времени, в случае неэффективного управления, нам уже можно будет предъявлять упреки. Пока что это преждевременно.
- Будет ли в перспективе увеличен принятый сейчас размер Стабилизационного фонда – 500 миллиардов рублей?
- 500 миллиардов, это неснижаемая планка. То есть речь идет о том, что средства Стабфонда можно тратить на какие-то цели внутри страны лишь в том случае, если финансы, накопленные в нем, превышают 500 млрд.рублей. Это минимальный размер страховочной подушки.
Но с 2008 года мы предлагаем средства Стабфонда исчислять по-другому, а не так, как сейчас, в абсолютной величине – 500 млрд.рублей. Потому что единственно, чем хороша эта цифра - ее легко запомнить. А с 2008 года мы предлагаем привязать наполнение Стабфонда в процентах к ВВП. Потому что 500 млрд.рублей сейчас, это совсем не то, что 500 млрд. через несколько лет, ведь ВВП растет. Например, сейчас 500 млрд. – это чуть больше 3% ВВП, а с тем ростом, который происходит в стране, к 2010 году эти деньги будут составлять меньше одного процента ВВП. Получается, что означенная сумма к тому времени уже не сможет быть подушкой, которая спасет нас от проблем в случае кризиса. Плюс не надо забывать об инфляции. Поэтому мы и предлагаем привязать сумму Стабфонда к ВВП. Например, чтобы средства фонда составляли не менее 4,5% ВВП.
- Что это будет означать на практике?
- 4,5% ВВП - это значит, что государство сможет в течение трех лет при падении цены на нефть до 15 долларов за баррель исполнять все свои обязательства за счет средств Стабилизационного фонда. А если накопления будут равняться 3% ВВП - то в течение 2 лет.
- Есть какая-то закономерность роста или падения цены на нефть? Можно ли ее спрогнозировать?
- Нет, к огромному моему сожалению, это невозможно. И тот, кто утверждает, что может предугадать колебания цен на товары на финансовых рынках, мягко говоря, сильно преувеличивает свои возможности. Согласно экономической и финансовой теории колебания цен на биржевые товары, в том числе и на нефть, непредсказуемы. Если бы это было не так, то, собственно, не было бы игры – все бы просто предсказывали цены и действовали согласно этим прогнозам. Год назад никто не думал, что будут такие высокие цены. Наоборот, несколько лет назад ведущий экономический журнал «Economist» провел опрос известных аналитиков и экономистов о колебаниях цен на нефть. Тогда она стоила порядка 10 долларов за баррель. Результат опроса показал, что падение цены продолжится до 5 долларов за баррель, в результате - крах, финансовая пропасть… А через две недели цена нефти начала расти, и в 2004 году поднялась до 50 долларов за баррель.
- Назовите критерии «черного дня», с наступлением которого придется использовать средства Стабилизационного фонда на выплату пенсий, зарплат и пр.
- Федеральный бюджет на 2005 год сверстан из расчета цены на нефть 28 долларов за баррель. Соответственно, государство гарантирует выполнение социальных обязательств - выплату зарплат, пенсий, стипендий, дотаций и так далее, - при этой цене и выше. Если цена упадет ниже этой отметки, то получатся выпадающие доходы. Это основной критерий «черного дня». Разумеется, могут случиться и другие форсмажерные обстоятельства и катаклизмы, которые потребуют открытия этой кубышки. Но самое главное и самое вероятное – нефтяной шок.
- На что государство планирует потратить в 2005 году излишки средств Стабфонда?
- В 2005 году, и это зафиксировано в Законе о федеральном бюджете, - на погашение внешнего долга и на покрытие дефицита Пенсионного фонда России. Причем мы вынуждены признать, что погашение дефицита Пенсионного фонда, во многом вынужденная мера, а погашение внешнего государственного долга - это обоснованный и правильный шаг. И здесь позиции Министерства финансов и правительства полностью совпадают. Поэтому в 2005 году мы планируем начать погашать наиболее дорогую часть этого долга.
- Помощь Пенсионному фонду предполагается оказывать только в 2005 году или это будет постоянная поддержка?
- Из средств Стабфонда только в 2005 году. Далее Пенсионному фонду надо будет продолжать оказывать помощь, но уже из других источников. В дальнейшем средства Стабфонда предполагается тратить только на покрытие госдолга. А ту недостающую часть, которая появится из-за поднятия планки с 20 до 21 доллара, те самые 60 млрд., о которых мы с вами говорили, наверное, как-то надо будет обособить в бюджете и направлять на всевозможные инфраструктурные и инвестиционные государственные проекты.
- Почему идея потратить часть средств Стабфонда на выплаты зарплат бюджетникам, считается неприемлемой?
- Потому что, во-первых, на это есть социальные статьи федерального бюджета. А во-вторых, это противоречит самой идее создания Стабфонда, как кубышки на «черный день». Какой же это будет неприкосновенный запас, если его тратить на повседневные нужды?
- Но почему погашать внешний государственный долг можно, а внутрь страны эти деньги пускать нельзя?
- Потому что у Стабилизационного фонда есть одна очень важная функция. Особенно она важна в 2005 году. Это функция стерилизации денежной массы. Если бы эти деньги – 500 млрд. рублей - вылились в экономику, то что бы произошло? Такое использование средств Стабфонда по эффекту равносильно тому, как если бы мы просто напечатали эти 500 млрд. рублей и раздали населению. Это бы привело к мощному всплеску инфляции внутри страны, которая моментально съест все повышения зарплат и пенсий. Плюс это приостановит экономический рост России в целом. А когда мы тратим эти деньги за рубежом, то внутрь страны они не попадают и, соответственно, инфляцию не подстегивают.
- Существует ли план расходования средств Стабфонда на годы вперед?
- Пока мы договорились о главном – на что в принципе можно расходовать эти деньги. Сейчас мы собираем конкретные предложения от министерств и ведомств, на какие конкретно инфраструктурные и инвестиционные проекты они предлагают использовать эти средства.
- И на какие же?
- На этом этапе еще каких-то конкретных проектов нет. Потому что это должна быть не просто идея, вроде «давайте построим десять новых больниц», а полноценный, четко проработанный бизнес-план, под который можно давать деньги. Ведь ни один банкир не даст денег под необоснованный и непроработанный бизнес-план. И даже если он занимается благотворительностью, если он меценат и не ждет возврата средств, все равно он не даст деньги под необоснованный проект – его надо убедить в необходимости, в целесообразности, в том, что проект жизнеспособен, и в том, что для осуществления данного проекта нужно именно столько денег. А таких проектов пока что нет.
Сейчас мы погашаем государственный долг. Его обслуживание обходится нам очень дорого – оно стоит порядка семи процентов годовых. Соответственно, если поступает предложение, например, от Министерства транспорта построить дороги или от Министерства промышленности построить завод, то они должны убедить правительство, что это более эффективное использование средств, нежели погашение внешнего долга. То есть что такое вложение дает как минимум больше, чем эти семь процентов годовых. Должна быть прописана четкая смета, а не как у Ильфа и Петрова «Шура, сколько денег вам надо для полного счастья?». Должен быть график погашения, отбор инвестиционных проектов, мониторинг, контроль за расходованием средств… А пока что есть поручение правительства Министерству финансов и Министерству экономического развития разработать порядок отбора этих проектов и контроля за их исполнением. Это мы должны сделать в первом квартале 2005 года.
- При создании Стабилизационного фонда президент назвал его фондом будущих поколений. Насколько фонд отвечает этому названию?
- Погашение внешнего долга – это одна из функций фонда, которая позволяет ему соответствовать этому названию. По крайней мере, наши дети не будут расплачиваться за наши долги. Мы надеемся из средств фонда погасить внешний долг в течение нескольких ближайших лет. До 2008 года мы надеемся за счет средств фонда погасить внешний долг, если и не полностью, то, по крайней мере, самую дорогую его часть – нерыночную. Это реальная задача. Тем самым мы не передаем долги, сделанные нами и нашими предшественниками, следующему поколению. Кроме того, те проекты, о которых я говорил, это, как правило, проекты долгосрочные, которые принесут прибыль не сразу, а через несколько лет. Прибыль получат как раз наши потомки.

Справка «Бюджета»
саватюгин
Алексей Львович Саватюгин.
Родился 25 июня 1970 г. в г. Ленинграде.
Образование высшее. В 1992 г. окончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «экономист, преподаватель экономических дисциплин».
1992 – 2004 гг. - преподаватель кафедры экономической теории и экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета.
1992 -1994 гг. - главный специалист Санкт-Петербург ТУ ГКАП РФ.
1994 - 1996 гг. - начальник отдела, директор департамента маркетинга, заместитель генерального директора БФ АОЗТ «Орими-Брокер» (Санкт-Петербург).
1996 - 2000 гг. - первый заместитель генерального директора ИК «Энергокапитал» (Санкт-Петербург).
2000 г. - первый заместитель генерального директора ООО «ЭГО-Холдинг» (Санкт-Петербург).
1999 - 2004 гг. - генеральный директор НП «Северо - Западный Центр исследования финансовых рынков» (ЦИФРы).
2000 - 2002 гг. - генеральный директор ООО «Индексное агентство РТС – Интерфакс» (Москва).
2002 г. - главный экономист НП «Фондовая Биржа РТС».
2002 - 2004 гг. - председатель правления Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР).
2004 г. и по настоящее время - директор Департамента финансовой политики Министерства финансов России.
Женат. Имеет сына и дочь.

Светлана Стрельникова

Поделиться