Версия для печати 2245 Материалы по теме
  По данным организаций ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и по промышленному развитию (ЮНИДО) в общемировом промышленном производстве и экспорте доля Южной Америки в середине 1940 г. - первой половине 1950 г. превышала соответственно 20 и 25%, а в сельскохозяйственном - достигала 1/3 и почти 35%.
     Южно-американские национальные валюты, особенно Аргентины, Бразилии, Чили, Уругвая, Колумбии, Парагвая и Сальвадора в тот период считались одними из наиболее стабильных и обладали высокой платежно-покупательной способностью. Именно в тот период эти страны установили дипломатические отношения и/или прямые торговые связи с СССР и  Китаем. Появление столь крупного интеграционного конкурента (именно в те годы были созданы первые в Южной Америке межгосударственные таможенно-экономические структуры) не могло устраивать США и  Западную Европу.
     В 1960 - 1970 годах Вашингтон вернулся к политике внутригосударственных переворотов, военных интервенций и провоцирования валютно-финансовых кризисов в наиболее влиятельных или быстро развивающихся в промышленном отношении странах Южной и Центральной Америки, а также к проведению разнообразных экономических санкций против них, в том числе за связи с соцстранами.
   Схожую латиноамериканскую политику проводило большинство государств Западной Европы. А «железный занавес» и «холодная война» существенно ограничили и свели к минимуму возможность сотрудничества Южной Америки с СССР, СЭВом, Китаем,  Югославией.
  Как следствие стали быстро и резко сокращаться производственные мощности, национальные производственные капиталовложения, уменьшалась платежно-покупательная способность национальных валют, стала стабильно расти государственная внутренняя и внешняя задолженности. По темпам ее увеличения страны Южной и Центральной Америки с 80-х годов - мировые лидеры.
     Мощные  заемно-кредитные «инъекции» этим странам предоставил (и сегодня предоставляет) Международный валютный фонд, политика которого, как известно, обусловлена долгосрочными интересами, прежде всего США и транснациональных структур. А чтобы «добить» конкурентов, основные условия займов и кредитов МВФ-США были и остаются следующими. Это:
     1. Стабильное сокращение государственных расходов, включая капиталовложения, особенно в производственных отраслях и в социальной сфере;
     2. Ускоренное разгосударствление внешней торговли, финансового сектора и производственной экономики без ограничений для экспансии иностранного бизнеса;
    3. Отказ от субсидирования внутренних цен и тарифов;
    4. Стимулирование операций с зарубежными странами/компаниями: «долги в обмен на собственность» и экспорт/импорт взамен долговых платежей (внешнеторговая привязка к странам/структурам - финансовым «донорам»);
     5. Ограничение эмиссии национальной валюты (кроме «спецэмиссии» для внешнедолговых платежей), ее курсовая корректировка в зависимости от курсов валют основных государств-кредиторов;
     6. Отмена ограничений (пошлин, квот) на экспорт наиболее ликвидных товаров (сырьевых и их полуфабрикатов) и на импорт продуктов/услуг с высокой добавленной стоимостью.
         По данным ЮНКТАД, ЮНИДО и Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (2003 – 2004 годы) минимум 65% стоимости ежегодного экспорта Аргентины, Бразилии, Чили, Уругвая, Колумбии, Боливии, Парагвая и большинства центрально-американских стран с середины 1970 годов фактически идут на оплату их внешней задолженности и (или) процентов, штрафов по ней. Еще около четверти используется на погашение наиболее просроченных внутренних долгов.
    В этой связи неудивительно, что, во-первых, в совокупной стоимости южно- и центрально-американского экспорта доля товаров глубокой переработки сырья, производимых национальными (государственными или частными) предприятиями, понизилась к 2003 - 2004 годам почти на треть по сравнению со второй половиной 1940 – началом 1950 годов.
    Во-вторых, по темпам роста импорта юг  Западного полушария занимает с 1980 годов первое место в мире. В-третьих, только внешний долг южно- и центрально-американских стран (с учетом долговых процентов и штрафных «наценок») лишь за последние 25 лет увеличился почти в 500 раз, а платежно-покупательная способность их национальных валют за тот же период сократилась самое меньшее в 700 раз!
    Вследствие этого, в большинстве стран Южной и почти во всех странах Центральной Америки доллар США  (МВФ кредитует и взимает платежи только в этой валюте) приравнен с середины  1990 годов (а в большинстве стран Центральной Америки – с 1970-х) к номинально существующей национальной валюте.
Алексей Чичкин
 

Поделиться