Версия для печати 3344 Материалы по теме
Приоритет — поддержка занятости

Исаев
В начале октября была официально утверждена Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года. О том, по каким направлениям государство намерено действовать в ближайшие 15 лет в этом проблемном регионе, мы поговорили с директором Департамента специальных программ и проектов территориального развития Министерства регионального развития РФ Никитой Олеговичем ИСАЕВЫМ.

— Никита Олегович, как готовилась стратегия развития СКФО и какие приоритеты в ней обозначены?

— Еще в январе в Пятигорске Председателем Правительства РФ было дано поручение о формировании стратегии развития только что созданного Северо-Кавказского федерального округа. В качестве срока было обозначено лето 2010 года, а ответственным назначено Министерство регионального развития. Впоследствии эта задача несколько расширилась. Как известно, в мае вышло отдельное постановление Правительства РФ, определившее Минрегион как координатора среди всех федеральных органов исполнительной власти по вопросам социально-экономического развития СКФО. В поручении Председателя Правительства были перечислены те федеральные органы исполнительной власти и субъекты естественных монополий, которые должны быть задействованы в процессе формировании Стратегии, там же были обозначены вопросы, связанные с формированием инвестиционной привлекательности региона, определением перечня инвестиционных проектов, которым в той или иной форме будет оказана государственная поддержка.

6 июля 2010 года на конференции в Кисловодске Председатель Правительства презентовал первичный вариант Стратегии, еще не подписанный в качестве утвержденного документа, но в котором уже были видны основные направления развития Северо-Кавказского федерального округа, которые впоследствии оказались в варианте, подписанном осенью этого года.

Определен главный приоритет Стратегии — это решение проблемы занятости населения. Внимание уделено и так называемой скрытой безработице, о которой мы так часто говорим и которая никак не контролируется, хотя во многом определяет уклад жизни населения данной территории. Как известно, СКФО наиболее проблемный в этом отношении округ, особенно это касается таких субъектов Федерации, как Чеченская Республика и Республика Ингушетия. Впрочем, и другие входящие в округ регионы с точки зрения экономических показателей недалеко от них ушли. Это касается и Дагестана, и Карачаево-Черкесии, и Кабардино-Балкарии, и Северной Осетии. Важно отметить, что Полномочный представитель Президента в Северо-Кавказском федеральном округе, вице-премьер Александр Хлопонин, на своих предыдущих местах работы — и в Таймырском автономном округе, и в Красноярском крае — зарекомендовал себя как человек, уделяющий внимание в первую очередь экономическому развитию возглавляемой им территории. Таким образом, его назначение на этот пост свидетельствует о том, что государство, определяя пути решения проблем Северного Кавказа, во главу угла поставило именно вопросы экономики.

— Развитию каких отраслей экономики будет отдан приоритет? За счет чего они будут развиваться — за счет улучшения инвестиционного климата или массированных государственных инвестиций?

— Речь идет как о повышении инвестиционной привлекательности субъектов СКФО, так и об акценте на конкретные отрасли экономики — либо уже развитые, либо те, что являлись таковыми в советское время. Например, это агропромышленный комплекс. Большие надежды возлагаются и на туристический потенциал Северного Кавказа. Активно обсуждаются вопросы формирования так называемого туристического кластера и особых экономических зон на территории округа. Необходимо развивать как действующие курорты, такие как Архыз, Мамисон, Приэльбрусье, так и новые, относительно малоизвестные для широких масс туристов зоны отдыха: Матлас в Дагестане, Лагонаки в Адыгее. Хотя формально Адыгея не входит в СКФО, она объединена с регионами этого округа общим понятием туристического кластера. Отмечу, что недавно вышло и постановление Правительства РФ о создании соответствующих туристско-рекреационных особых экономических зон.

В Стратегии нашла отражение тема производства строительных материалов, эта отрасль была неплохо развита в советское время. Также, разумеется, сюда вошли вопросы создания транспортно-логистического узла на территории СКФО. К ним относится реконструкция сети эксплуатирующихся в настоящее время автодорог, приведение их в должное состояние. Обсуждаются и перспективы создания новых путей, в том числе для обеспечения связи с черноморским побережьем. Например, рассматривается проект дороги Черкесск — Сухум. Также это вопросы строительства местных дорог. Сюда же относится тема развития аэропортовой сети, в частности, расширение возможностей аэропорта в Кавминводах, который в советское время имел годовой пассажиропоток в 6–7 миллионов пассажиров, а сегодня — в десять раз меньше, при том что возможности для роста есть. В течение этого года удалось в основном решить непростые вопросы с передачей аэропорта новому собственнику и теми долгами, которые существовали у него по линии Сбербанка. Обсуждаются и возможные решения, связанные с развитием аэропортов в Беслане и Махачкале.

Таковы основные приоритеты, заложенные в Стратегию. Это не означает, что мы не намерены развивать другие важнейшие направления, которые также нашли отражение в документе. Это и энергетика, включая известные инвестиционные проекты по Зеленчукской и Ирганайской ГЭС, которые реализуются на территории округа — в том числе обсуждается вопрос об их финансировании в рамках ФЦП «Юг России», а также в рамках будущей государственной программы развития СКФО. Помимо энергетики это развитие малого и среднего бизнеса; перспектива создания государственного университета на территории СКФО как один из возможных путей решения проблемы оттока квалифицированных кадров из округа. Это и вопросы молодежной политики, которые на Северном Кавказе стоят достаточно остро. Позиция вице-премьера Хлопонина заключается в том, что создание новых молодежных элит должно стать одним из принципиальных направлений работы в округе, ведь именно в молодежной среде находится зародыш разнообразных экстремистских проявлений. Работа в этом направлении уже ведется, например, в текущем году был проведен ряд молодежных форумов.

Нельзя забывать и о вопросах развития спорта, который во многом позволяет снижать социальную напряженность. В ФЦП «Развитие физической культуры и спорта» закладываются задачи по созданию физкультурно-оздоровительных комплексов, залов, спортивных площадок для занятий футболом. Известно, что на Кавказе существует два основных спортивных направления — борьба и футбол, свидетельством развития которого является хотя бы то, что четыре кавказские команды играют в Российской футбольной премьер-лиге.

Решать все указанные вопросы предполагается отнюдь не только за счет прямых государственных инвестиций. Государство будет создавать условия для реализации возможностей бизнеса. Председателем Правительства приняты решения о выделении достаточно большого лимита средств — около 50 миллиардов рублей — на государственные гарантии по инвестиционным проектам, отобранным совместно с Внешэкономбанком, которые мы начнем осуществлять уже в следующем году. Речь идет и о софинансировании процентной ставки по кредитам, о создании бизнес-инкубаторов на территории округа, о формировании условий для развития малого и среднего бизнеса и различных производств на особо проблемных территориях, например, в Пригородном районе Республики Северная Осетия-Алания. Отмечу, что по поручению Президента разработана отдельная комплексная программа развития Пригородного района. Что касается прямых государственных инвестиций, то их необходимо использовать лишь для развития инфраструктурных возможностей — дорог, газоснабжения, линий электропередачи, иных объектов энергетики. 

— Как будет выглядеть процесс финансирования тех крупных инфраструктурных проектов, которые перечислены в Стратегии? Предусматривается ли какое-то софинансирование из региональных бюджетов?

— Стратегия отражает прежде всего те направления деятельности, которые предполагается развивать на Северном Кавказе. Конкретные средства под нее заложены лишь частично. Те решения, которые уже были приняты, в основном связаны с инвестиционными проектами по линии Инвестфонда РФ. Сейчас определяется, какие именно проекты будут допущены в следующем году к софинансированию за счет Инвестфонда в рамках общей суммы в 6 миллиардов рублей. В целом же для реализации Стратегии в настоящее время формируется так называемый План мероприятий, а впоследствии будет утверждена государственная программа, которая уже будет иметь расходные обязательства бюджета.

Повторюсь, прямые госинвестиции будут направляться на создание инфраструктурных условий. Возьмем простой пример — развитие в Республике Северная Осетия горнолыжного курорта «Мамисон». Подведение дорог, обеспечение объектов энергетическими мощностями, водоотведение и иные вопросы инфраструктуры берет на себя государство, в том числе будет и софинансирование за счет бюджета республики. Следует понимать, что процент такого софинансирования не может быть высоким, так как все субъекты, входящие в СКФО, являются высокодотационными. Поэтому именно Федерация берет на себя основную часть соответствующих расходов. Однако такие вопросы, как строительство канатных дорог, подъемников, транспортное обеспечение, гостиничное обслуживание и так далее — лежат уже на бизнесе и будут зависеть от частных инвестиций. Тем более что именно созданные государством инфраструктурные возможности позволяют бизнесу приходить на соответствующие территории и достигать эффективных экономических показателей. Не говоря уже о возможностях, создаваемых благодаря особым экономическим зонам и снижению налогового бремени, субсидированию процентной ставки по кредиту и иным формам поддержки, которые уже существуют и которые предусмотрены в том числе в рассматриваемой Стратегии.

— Вы затронули тему борьбы с безработицей на Северном Кавказе. Активные обсуждения в обществе вызвала инициатива создания в регионе специального Агентства по трудовой миграции. Будет ли она реализована?

— Это одна из форм, предложенных экспертами, которые участвовали в разработке Стратегии. В настоящий момент она по-прежнему находится в стадии обсуждения. Не по всем пунктам здесь есть согласованная позиция федеральных органов исполнительной власти, в частности, в Минфине России и Министерстве экономического развития считают, что эта структура подменяла бы Роструд по ряду его функций, а экспертное сообщество и Минрегион в большей степени поддерживают позицию, что для решения проблемы занятости в СКФО целесообразно использовать новые подходы, в том числе и такие специфические. Так что в практическую плоскость эта инициатива пока не перешла. Думаю, что в следующем году работа по ней будет вестись, но сейчас было бы правильно немного подождать — более предметно можно будет говорить после того, как будет принят план действий по реализации Стратегии развития СКФО.

— Как стратегически формулируется задача? Планируется ли разгружать регион от избыточной рабочей силы в пользу тех территорий страны, где ощущается ее недостаток?

— Задача формулируется следующим образом: создание условий для обеспечения занятости в первую очередь на территории самого СКФО. Как вы знаете, индикатор, обозначенный в Стратегии — создание более 400 тысяч новых рабочих мест, что обусловит снижение безработицы с 16 до 5 процентов в среднем по округу. Естественно, в случае невозможности создания необходимого количества рабочих мест на территории СКФО в силу тех или иных причин возможно использование рабочей силы и за его пределами. Но приоритетом является Северный Кавказ. Важно, что речь идет о создании условий для занятости в том числе русского населения, отток которого из СКФО в настоящее время по-прежнему наблюдается. Следует понимать, что исторически высококвалифицированные рабочие кадры, в том числе и на промышленных предприятиях, представлены именно русским населением.

— Была выдвинута инициатива создания в Северо-Кавказском федеральном округе банка развития в форме акционерного общества со стопроцентным участием Внешэкономбанка. Каково ваше к ней отношение?

— Отношение положительное. Я вообще считаю, что государство должно уйти от прямого нормативного регулирования экономики. Нужно создавать на Северном Кавказе возможности для работы бизнеса — как среднего, так и крупного. Но он здесь не появится, если не будет чувствовать эффекта от своего вхождения в регион; в этом случае бизнес даже не будет заинтересован в получении кредитов по льготным государственным ставкам.

Северо-Кавказский федеральный округ может предоставить самые широкие возможности для развития бизнеса. По большому счету, это уникальная для России территория, которая обладает всеми предпосылками для того, чтобы совершить экономический рывок — взять хотя бы ее уникальную природу, туристические ресурсы и выгодное расположение. Только нестабильность и социальная напряженность, а также проблемы безопасности препятствуют этому процессу. Поэтому, естественно, указанный банк развития, который будет «завязан» на одну из крупных российских банковских структур, будет заинтересован в качественном отборе проектов, планируемых к реализации на территории СКФО. Считаю, что это очень правильная инициатива: государство не должно вмешиваться в бизнес-составляющую, решать, стоит или не стоит создавать то или иное предприятие. Ответственным за это должен быть как раз бизнес, а государство при наличии желаемого социального эффекта может включаться и поддерживать его.

— Стратегия развития СКФО помимо двух других содержит так называемый оптимальный сценарий, устанавливающий высокие целевые показатели: к 2025 году снижение безработицы до 5 процентов, сокращение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума до 9,2 процента и так далее. Что необходимо сделать в самое ближайшее время, чтобы такой сценарий стал возможным?

— На первом этапе нам необходимо определиться, с чем вообще мы имеем дело, проанализировать ситуацию в округе. Понять, каковы реальная безработица, реальные точки роста, реальные инвесторы — те, кто уже присутствует в регионе или только может сюда прийти; оценить возможности изменения системы управления. Сейчас такой анализ фактически завершается: стратегия развития округа уже подготовлена. На втором этапе необходимо предусмотреть финансирование разработанных мероприятий, а для этого — тщательно оценить текущее государственное финансирование СКФО. С одной стороны, это огромные деньги, с другой — деньги, которые непросто посчитать. Здесь действует более 20 отраслевых программ, а также три региональные федеральные целевые программы: «Юг России», программы социально-экономического развития Чечни и Ингушетии. Есть желание и у других субъектов Федерации выйти со своими инициативами отдельных ФЦП. Далее мы сможем примерно — исходя из плана мероприятий и обозначенных приоритетов —  просчитать, куда двигаться дальше, оценить емкость рынка, его потребность в кадрах и возможности их предоставления. На все это и должна «нанизываться» государственная программа развития СКФО, которая, в отличие от федеральных целевых программ, будет отталкиваться в первую очередь от результативности реализации заложенных в нее мероприятий.

Поделиться