Версия для печати 3916 Материалы по теме
Города после кризиса

моногорода
Институт экономики города регулярно выносит на общественное и профессиональное обсуждение вопросы, связанные с оценкой положения российских городов и их роли в развитии современного российского общества. В честь своего 15-летия институт провел конференцию «Вторые Сабуровские чтения», тема которых — «Российские города после кризиса: новые возможности или старые ограничения?».

На заседании обсуждались перспективы развития российских городов и их способность успешно отвечать на вызовы современной эпохи, место и роль городов в социально-экономическом развитии страны. Особое внимание уделялось проблемам самоорганизации местных сообществ, их взаимоотношению с бизнесом и изменению качества городской среды. В рамках заседания прошли четыре тематические сессии на которых собравшиеся обменивались мнениями по ключевым с точки зрения развития современных муниципалитетов вопросам: Могут ли российские города быть субъектами развития? Может ли российский горожанин стать гражданином? Можно ли изменить качество городской среды? Город и бизнес: возможно ли совпадение интересов?

Заседание целенаправленно строилось в формате свободной дискуссии, в ходе котрой свое мнение по обозначенным вопросам высказывали как представители Фонда «Институт экономики города», так и приглашенные эксперты из МГУ им. М. В. Ломоносова, Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара, корпорации Standard & Poor’s, Леонтьевского центра, Агентства социальной информации, Европейского клуба экспертов МСУ, регионального общественного фонда «Информатика для демократии», Уранового холдинга «АРМЗ» и ряда других организаций.

Город как субъект развития 

Профессиональное сообщество едино во мнении, что город является важным источником инноваций и общественного развития. В 90-е годы в России отмечался взлет городской активности, были примеры, когда городские администрации и городские сообщества добивались значительных успехов в своем развитии. Города, особенно крупные, представляли собой политически самостоятельную, активную и инициативную силу. С 2000 годов происходит откат назад: нарастают такие процессы, как огосударствление, укрепление вертикали власти. Эта модель не предполагает существования альтернативных государственным центров инициатив и влияния, что к настоящему моменту привело к целому ряду политических решений в сферах законодательства, измененим в правоприменительной практике, бюджетной политике. Результатом становится угасание стимула у городов к выстраиванию долгосрочной социально-экономической политики, формулированию и отстаиванию своих интересов. Ушли яркие лидеры городов, которых было много в 90-е годы. 

рис 1
Так могут ли российские города стать субъектами развития? Обсуждая этот вопрос, Н. В. Зубаревич, профессор географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, директор региональной программы Независимого института социальной политики, обозначила барьеры модернизации крупных центров. По ее мнению, они носят институциональный характер. А именно: сверхцентрализация бюджетов всех уровней; разрушение местного самоуправления как политического института; дефицит инвестиций как общегосударственная проблема; отсутствие стимулов к конкуренции. Пути решения этих проблем профессор Зубаревич видит:

  • в реальной выборности глав МСУ и, как результат, в формировании эффективного управления;
  • в изменении принципов межбюджетных отношений, в частности, в следовании принципу субсидиарности;
  • в понимании населением и властью, что тяжелый период неизбежен; в поиске инструментов, снижающих риски;
  • в стимулировании конкуренции городов;
  • в постоянном мониторинге развития городов и распространении лучших практик.

Горожанин как гражданин 

По мнению Института экономики города, российский горожанин вполне может стать гражданином — благо и опыт богатый имеется, и институты соответствующие есть. Одновременно существует и острая необходимость в гражданской активности населения, без которой продвижение вперед за счет одного только административного ресурса невозможно. Государству гражданская активность населения необходима для снижения рисков сращивания власти и местного бизнеса, МСУ — для наращивания социального капитала, а самим гражданам — для повышения качества жизни. В этом смысле неким образцом может стать зарубежный опыт. Присутствующий на конференции Э. Маркварт, заместитель управляющего OST-EURO GmbH, главный консультант ООО «ОСТ-ЕВРО — Консалт», президент Европейского клуба экспертов МСУ, познакомил собравшихся с тем, что такое гражданское общество в Европе (на примере Германии). Так, только по официальным данным около 1/3 жителей немецких городов (23 млн человек старше 14 лет) активно участвуют в общественной жизни. В различных союзах объединено в пять-шесть раз больше жителей Германии, чем в партиях и в два раза больше, чем в профсоюзах. По мнению Э. Маркварта, «социальный аспект общины приобрел за последние 30 лет в Европе ничуть не меньшее значение, чем ее политический аспект. Наиболее распространенными сферами общественных добровольных организаций и инициатив выступают — охрана окружающей среды, работа с молодежью, защита животных, каритативные организации (организации, оказывающие помощь в социальной сфере; это может быть, например, помощь пожилым людям и лицам с ограниченными возможностями,  волонтерство), добровольные пожарные службы, защита от катастроф, спортивные, культурные союзы и др. Многие услуги, которые получают жители в общинах, без волонтерства вообще не могли бы предоставляться. Экономически вклад общественных организаций в предоставление социальных услуг оценивается в Германии в 75 млрд евро в год. И это при том, что Германия занимает второе место среди крупных европейских стран по масштабам волонтерства (после Великобритании)». Некоторое представление о гражданской активности россиян можно составить по приведенным в рисунке 2 данным.

рис 2
Также господин Маркварт сопоставил германские и российские реалии в свете обсуждаемой проблемы. В частности, в России чрезвычайно популярна модель, в соответствии с которой органы местного самоуправления есть не что иное, как центр сервисных услуг для жителей. Эта модель очень органична при технократическом толковании роли и сущности местного самоуправления. В Европе этот этап развития МСУ уже пройден и забыт, а роль местного самоуправления рассматривается в ином контексте: как площадка для интеграции местного сообщества. Завершая свое выступление, Э. Маркварт назвал важнейшие условия развития гражданского общества в Германии. Во-первых, власть — как государственная так и муниципальная — чрезвычайно заинтересована в активности гражданского общества как минимум из «меркантильных соображений» — за счет оптимизации системы предоставления услуг. Во-вторых, власть «не уполномочена» вмешиваться в жизнь гражданского общества. Более того, поскольку специфика стимулирования граждан не терпит внешнего принуждения и вмешательства со стороны, она и не пытается делать этого, так как иначе достигнет обратного эффекта. В-третьих, власть, как правило, ограничивается созданием условий для функционирования гражданского общества и его поддержкой только в том объеме, в каком это соответствует запросам гражданского общества и возможностям самой власти. Гражданскому обществу важно признание его роли и значения как обществом (его отдельными сегментами или в целом), так и властью, создание отношений доверия, но без «взаимного проникновения».

По мнению выступающего, следование этим критериям международного образца может изменить уровень, продолжительность и качество жизни населения России. Иждивенческий же подход к МСУ, практикуемый сегодня в России, является тупиковым.

Видеозапись с конференции смотрите на сайте Журнала в разделе «Видео».

Поделиться