Версия для печати 3510 Материалы по теме
В 2006 г. было принято несколько знаковых для банковской сферы законов. О том, какое значение они имеют для российских банкиров, рассказывает заместитель председателя Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению Глеб ФЕТИСОВ.

– Глеб Геннадьевич, как Вы оцениваете российское банковское законодательство? Каковы результаты работы Совета Федерации по совершенствованию законодательного регулирования банковской деятельности в России за минувший год?

– Сейчас с уверенностью можно говорить о том, что принятие федеральных законов «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» и «О кредитных историях» позволило сформировать прочный фундамент российского банковского законодательства. В дальнейшем речь может идти преимущественно о корректировке существующих федеральных законов. К примеру, в 2006 г. названные законы всесторонне прорабатывались Комитетом СФ по финансовым рынкам и денежному обращению на предмет внесения поправок. Также многочисленные изменения претерпели законы «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», «О банках и банковской деятельности», в частности минимальный размер капитала для действующих банков теперь равен 5 млн евро в рублевом эквиваленте.
Важным компромиссом является введение так называемой дедушкиной оговорки, в соответствии с которой банки, имеющие на 1 января 2007 г. капитал меньше рублевого эквивалента 5 млн евро, вправе продолжать свою деятельность при условии, что их капитал не снижается относительно уровня, который был на момент введения указанных требований. Особый порядок вступления закона в силу обусловлен тем, что действующим банкам необходимо увеличить размер собственных средств. «Дедушкина оговорка» позволит перейти на установленный уровень капитала постепенно, не допустив ликвидации небольших региональных банков, – это важно для обеспечения стабильности банковской системы.
– В прошлом году в Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» были внесены изменения в части повышения максимальной суммы страхового покрытия со 100 до 190 тыс. руб., а на днях эта сумма была увеличена до 400 тыс. Является ли, с Вашей точки зрения, такой шаг правильным?
– На мой взгляд, это абсолютно обоснованное действие. В его основе лежит позитивное развитие экономики России, профицит бюджета, рост ВВП. Механизм страхования вкладов сейчас уже работает, и появившиеся финансовые возможности позволили нам увеличить уровень страхового возмещения. Сегодня фонд страхования вкладов превышает 20 млрд руб. Система страхования обеспечивает полный возврат вкладов для более чем 90% вкладчиков. Повышение размера страхового возмещения позволило увеличить число вкладчиков, имеющих право на почти 100%-ное страховое возмещение.
Законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» вводится ступенчатая шкала возмещения. Теперь при наступлении страхового случая вкладчик вправе рассчитывать на 100%-ную компенсацию суммы вклада, не превышающей 100 тыс. руб., плюс 90% от большей суммы, но в совокупности не более 400 тыс. Кроме того, если у вкладчика в одной кредитной организации имеется несколько вкладов на общую сумму, превышающую 100 тыс. руб., возмещение выплачивается по каждому из вкладов пропорционально их размерам. Данный закон позволил повысить степень защищенности вкладчиков и содействовал повышению доверия к отечественной банковской системе.
Сейчас в Комитете по финансовым рынкам и денежному обращению готовится пакет поправок в Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Целью этого проекта является уточнение критериев осуществления Банком России надзора за соответствием банков требованиям к участию в системе страхования вкладов на постоянной основе, а также определение механизмов, которые обеспечат реализацию страховых выплат, в том числе отдельным категориям вкладчиков.
– В феврале 2006 г. Комитет по финансовым рынкам и денежному обращению одобрил концепцию законопроекта, предусматривающего внесение изменений в ст. 837 Гражданского кодекса. Согласно данному законопроекту упраздняется право вкладчика на досрочное изъятие денежных средств по срочным договорам банковского вклада. Что побудило комитет принять подобное решение?
– Комитет исходил из того, что любое непредусмотренное, а тем более одностороннее (со стороны вкладчика) изменение условий договора банковского вклада влечет за собой нарушение сформированной банком структуры движения средств. Это мешает банкам планировать свою деятельность, заставляет их ограничивать активные операции только краткосрочным кредитованием. В таких условиях возможность активного участия банков в инвестиционных и ипотечных проектах существенно снижается, тормозится развитие долгосрочного кредитования индивидуального и кооперативного жилищного строительства, в том числе ипотечного.
Практика показывает, что наличие у вкладчика безусловного права на досрочное изъятие средств дает еще один негативный эффект, связанный с так называемым эффектом ожидания. Информация о нестабильности отдельных банков, зачастую распространяемая недобросовестными конкурентами и не соответствующая действительности, приводит к массовому изъятию людьми своих вкладов. Это дестабилизирует работу кредитных организаций и ведет к задержке исполнения ими своих обязательств перед другими кредиторами. Далее ситуация развивается лавинообразно, что в ряде случаев приводит к несостоятельности банка, чье финансовое положение было вполне удовлетворительным. Данных доводов вполне достаточно для поддержки концепции законопроекта. Убежден, что принятие такого закона будет способствовать увеличению стабильности банковской системы.
– В настоящее время одним из самых обсуждаемых является законопроект о повышении уровня достаточности капитала. В чем его суть?
– Законопроект обязывает Банк России отзывать лицензии на осуществление банковских операций у кредитных организаций, не выполняющих требование по достаточности собственных средств на уровне 10%. Это совершенно правильное предложение, вписывающееся в стратегию развития банковского сектора.
Безусловно, обеспечивать достаточность капитала необходимо, это самый важный норматив и показатель устойчивости банковской системы. Другой вопрос – почему с двух сразу до 10%? В европейском сообществе такой показатель равен 8%, а российской банковской системе еще далеко до европейского уровня. Если нормативы ужесточать слишком резко, то многие вполне надежные и проверенные предприятия-заемщики могут остаться за бортом кредитования, поскольку не будут отвечать новым экономическим требованиям банка. Мы считаем, что двигаться нужно постепенно, установив норматив достаточности капитала на данном этапе равным 6%.
– Какие еще из недавно принятых законопроектов Вы считаете значимыми для банковской сферы?
– В 2006 г. парламентом был принят важный закон «О внесении изменений в ст. 5 и 7 Федерального закона “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”», упростивший процедуру идентификации клиентов – физических лиц в случаях, когда они осуществляют операции по покупке или продаже наличной иностранной валюты на небольшие суммы или осуществляют некоторые виды платежей.
К числу наиболее значимых нужно отнести и закон от 27 июля 2006 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об ипотечных ценных бумагах”», который устраняет все преграды на пути к созданию рынка ипотечных ценных бумаг. Новый закон предусматривает возможность включения в ипотечное покрытие требования о возврате основной суммы долга по кредитным договорам и договорам займа отдельно от требования уплаты процентов по ним. Важно и то, что размер страховой суммы при страховании недвижимого имущества от риска утраты или повреждения теперь ограничен объемом требования о возврате суммы основного долга. Это связано с невозможностью заранее установить фактический размер процентов по ипотечным кредитам (займам). Также признаются утратившими силу положения о страховании жизни и здоровья физического лица, являющегося должником по обеспеченному ипотекой обязательству, что позволяет снизить расходы граждан при получении кредита.
В целом работа по совершенствованию банковской системы, проведенная в прошлом году, была достаточно плодотворной и способствовала решению многих первоочередных задач. К примеру, задачи обеспечения стабильности и прозрачности банковской системы, предотвращения использования кредитных организаций в противоправных целях, повышения доверия к банковскому сектору, приведения правовых условий функционирования кредитных организаций в соответствие с нормами международного права.
– Какие законы, на Ваш взгляд, необходимо принять в дальнейшем для динамичного развития банковского бизнеса?
– На сегодняшний день важнейшей задачей ЦБ является борьба с неформальной экономикой в банковском секторе. Здесь требуется проводить адресные мероприятия. В частности, нужен закон, аналогичный американскому закону Сарбейнса-Оксли, который предусматривает уголовную ответственность за фальсификацию финансовой отчетности. Принятие такого закона способствовало бы улучшению репутации, росту доверия к банковской отрасли и повышению рыночной капитализации российской банковской системы.
Кроме того, следует законодательно упростить процедуру публичного размещения (IPO) акций банков, регистрации увеличения капитала. Снять необоснованно жесткие требования к оценке финансового положения физических лиц, приобретающих акции банков. Кроме того, у российских банков должна быть реальная возможность получать в распоряжение залоговую базу в случае невозврата должником кредита. Необходимо повысить эффективность законодательного механизма внесудебного взыскания по судебным залогам. И перекрыть, наконец, недобросовестным заемщикам пути ухода от возврата долга банкам.
Сейчас мы внесли в Национальный банковский совет предложения относительно совершенствования Федерального закона «О противодействии легализации денежных средств, полученных преступным путем». В частности, мы считаем необходимым устранить жесткий однодневный срок предоставления кредитными организациями информации о сомнительных операциях в Росфинмониторинг: такое требование не позволяет кредитным организациям не только производить качественную оценку операций, но и, в ряде случаев, принять решение о квалификации операции как подлежащей обязательному контролю из-за предоставления клиентом необходимых сведений позже указанного срока.
Следует также предусмотреть возможность отзыва лицензии за нарушение закона только в случае, если оно повлекло легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, или финансирование терроризма и решением суда была установлена вовлеченность кредитной организации в деятельность по легализации (отмыванию) доходов. Во всех остальных случаях ответственность за нарушение норм закона не должна быть связана с отзывом (аннулированием) лицензии.
Нужно более четко и детализированно регламентировать в законе операции, подлежащие обязательному контролю. К примеру, разделить их на две группы: операции, которые выявляются и представляются в Росфинмониторинг только кредитными организациями, и операции, которые выявляются иными организациями. В этом случае обязанностью кредитных организаций будет определение операций и сделок, которые подлежат обязательному контролю и в которых банк является участником. Контроль же за сделками, в которых банки не участвуют или не могут располагать информацией, достаточной для сообщения в Росфинмониторинг (такие сделки используются клиентами для расчетов), будет осуществляться теми организациями, которые эти сделки совершают.
– Как Вы оцениваете эффективность Банка России как регулятора национальной банковской системы?
– В настоящее время Банк России проводит масштабную работу по наращиванию потенциала и развитию банковской системы, защите интересов населения и кредиторов. Эта деятельность достаточно эффективна: на сегодняшний день банковский сектор является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей бизнеса. Однако в деятельности ЦБ есть ряд моментов, которые значительно замедляют процесс создания устойчивой, конкурентоспособной банковской системы.
– И каков же выход из этой ситуации?
– Прежде всего Банку России необходимо устранить многочисленные барьеры, которые сегодня существуют для кредитных организаций. Речь идет о разнообразных требованиях ЦБ, не прописанных в федеральных законах, однако имеющих императивный характер и регламентирующих практически все сферы деятельности коммерческого банка. В результате отчетность банков исчисляется сотнями справок и тысячами страниц документов в год, что приводит к раздуванию штатов бухгалтерских и налоговых подразделений, к ненужным дополнительным расходам, снижает эффективность работы банков и увеличивает процентные ставки по кредитам в целях компенсации затрат.
Серьезные проблемы возникают у банков не только с формами отчетности, но и с их содержанием. Например, в России размер резервов на возможные потери от выданных ссуд четко определен, тогда как в развитых странах размер резервов, оценка качества выдаваемых кредитов и потенциальной платежеспособности заемщиков – дело самого банка и его аудитора.
Важным на сегодняшний день является предоставление Центральным банком большей свободы добросовестным коммерческим банкам. Необходимо упростить процедуры и снизить обязательные требования, если деятельность банка прозрачна, застрахована и проверяется авторитетной аудиторской организацией. Скажем, перейти к уведомительному порядку регистрации увеличения капитала такого банка (с отзывом этого решения при обнаружении нарушений), сделать требования к формированию групп рисков и резервов более гибкими и рекомендательными.
Следующим принципиальным моментом является необходимость увеличения числа инструментов рефинансирования, особенно в сфере пополнения ресурсов, предоставленных коммерческими банками в виде долгосрочных кредитов. Плохо отлажена система расчетов между предприятиями. Если межбанковские расчетные отношения находятся в поле зрения ЦБ РФ и их организация заметно улучшается, то расчеты между предприятиями имеют по преимуществу стихийный характер и проводятся в зависимости от отношений между коммерческим банком и клиентом. Недостаточна и кредитная основа расчетов: в лучшем случае коммерческие банки могут предоставить доверенным клиентам кредиты на условиях «овернайт» для погашения текущих платежей. Ограничены операции по учету векселей, неоправданно мало факторинговых фирм и банков, совершенно не развита система клиринговых расчетов между предприятиями, хотя они тесно связаны с кредитами.
Решение перечисленных проблем требует серьезных организационных усилий, что никак не согласуется с позицией стороннего наблюдателя, занятой ЦБ РФ: ждать, когда хозяйствующие субъекты организуют систему современных расчетов между собой в условиях постоянного ухудшения платежной дисциплины по меньшей мере неоправданно. Именно ЦБ РФ должен стать инициатором создания сети клиринговых, факторинговых фирм и банков, оказывая им необходимую организационную помощь и, возможно, участвуя в капитале этих организаций. Далее можно будет приступить к решению проблемы формирования инвестиционных ресурсов.
– Многие специалисты считают, что Банк России – чрезмерно закрытая организация. Вы согласны с таким мнением?
– Да, и это негативная тенденция. Статистика Банка России довольно скупа, мотивация его деятельности не раскрывается, диалог с банковским и научным сообществом ведется не на должном уровне. Согласно законодательству ЦБ РФ и коммерческие банки должны быть единой банковской системой. Но на практике ЦБ РФ фактически стал внешней, зачастую оппозиционной силой по отношению к сообществу коммерческих банков. Поэтому сложилась ненормальная ситуация, при которой банки вынуждены бороться за выживание не только с потенциальными конкурентами, но и с государством (в лице налоговых ведомств) и Банком России как проводником единой денежно-кредитной политики. Для устойчивого роста банковского сектора российской экономики необходима тесная связь его развития с направлениями социально-экономического развития страны. Это позволит создать более эффективную систему регулирования деятельности коммерческих банков.
На Западе к числу функций центрального банка относят также введение и поддержание правил банковской этики – честности, надежности, эффективности деятельности и т.д. Для России, где общепринятый принцип «мое слово – мой вексель» соблюдается далеко не всегда, исключительно актуальным станет принятие Кодекса этических принципов банковского дела.
Последовательно принимая названные меры, мы сможем создать условия для формирования суверенной банковской системы, обеспечивающей экономику достаточными кредитными ресурсами. Нужно быть готовым к тому, что это потребует огромных усилий банковского сообщества в течение нескольких лет. Деятельность регулирующих органов должна строиться по принципу «развивать, а не ловить». Однако на сегодняшний день регулятор чаще «ловит» банки, вводя обязательные, а не рекомендательные нормы и дистанцируясь от них, нежели способствует развитию банковской системы.
– В последние годы в стране активно развивается потребительское кредитование. Скептики утверждают, что Россия скоро окажется на грани кризиса невозврата кредитов. Существует ли такой риск и чем он чреват для конкретного потребителя и экономики в целом?
– Сегодня разрыв между реальной и заявленной стоимостью кредитов для инвесторов – частных лиц может составлять десятки процентов, а в некоторых случаях – без малого 100%. Таким образом, реальные процентные ставки с лихвой перекрывают риски невозврата кредитов.
В связи со сложившейся ситуацией Банк России в 2007 г. обязал банки раскрывать эффективные процентные ставки по кредитам, составляющие реальную, а не заявленную стоимость заемных средств. Не исключено, что результатом такого нововведения станет уменьшение ставок и одновременно введение новых комиссий.
– Что же может спровоцировать кризис перекредитования?
– Сейчас в погоне за клиентами многие банки чрезмерно упростили процедуру оценки кредитоспособности заемщиков, а значит, и оценки риска невозврата кредитов. Ряд банков выдает кредиты в течение нескольких минут, просто по паспорту. Но если бы речь шла только о рынке потребительского кредитования, опасность была бы минимальной. К сожалению, некоторые банки используют похожую упрощенную систему оценки и при кредитовании организаций. Угроза дефолта исходит именно отсюда.
Однако, несмотря на бурный рост рынка потребительского кредитования, вовлеченность в него населения пока остается невысокой, а доля потребительских кредитов в активах банков – весьма небольшой. Поэтому, думаю, в настоящее время российской банковской системе кризис невозврата потребительских кредитов не грозит.
– Какие задачи стоят сейчас перед банковским сообществом?
– Одной из основных задач является ускорение капитализации банковской системы и создание национальной системы рефинансирования. Этого можно добиться посредством отмены административных барьеров для процедуры наращивания банковского капитала, а также путем увеличения инвестиций в банковский капитал.
Важно привести законодательное определение субординированных займов в соответствие с принятыми в мировой практике (такая работа уже ведется) и предоставлять государственные субординированные займы банкам (на конкурсной основе) под реализуемые этими банками программы развития сетей банковского обслуживания в регионах.
Кроме того, необходимо укрепление института защиты прав собственности банков как кредиторов, института банковской тайны и доверия к банкам как финансовым посредникам. В частности, следует ввести ответственность за вмешательство правоохранительных органов и силовых ведомств во внутренние дела банков.
Большое значение имеет принятие федерального закона о потребительском кредите, в разработке которого кроме Банка России участвовали Минфин России, Минэкономразвития России и ряд других ведомств. Законопроектом предлагается установить право потребителя на получение достоверной и полной информации об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита, прежде всего о размере процентов по кредиту, порядке их начисления и изменения. Эта проблема весьма актуальна: многие заемщики – физические лица утверждают, что причиной сложного финансового положения, в котором они оказались, является отсутствие нужной информации при предоставлении кредита.
На очереди – принятие закона об образовательных кредитах, а также рассмотрение законопроекта № 308136-4 «О внесении изменений в Федеральный закон “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” и иные законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения критериев осуществления Банком России надзора за соответствием банков требованиям к участию в системе страхования вкладов).
Нужно отметить, что при всей своей молодости российское банковское законодательство уже сегодня дает серьезную правовую базу для функционирования отечественного банковского сектора. Тем не менее у нас есть еще много проблем, требующих скорейшего решения.

Справка «Бюджета»
Глеб Геннадьевич ФЕТИСОВ, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению
Родился в 1966 г. в Электростали (Московская область).
С отличием окончил экономический факультет МГУ, затем магистратуру Финансовой академии при Правительстве РФ. Проходил стажировку в США по программе Всемирного банка. Доктор экономических наук.
С 1990 г. работал в Центральном экономико-математическом институте АН СССР.
1993–1995 гг. – заместитель председателя, председатель правления коммерческих банков.
С 1995 г. занимает руководящие посты в крупных финансово-промышленных структурах.
1996–2000 гг. – арбитражный управляющий Ачинского глиноземного комбината (Красноярский край).
1997–2001 гг. – депутат Законодательного собрания Красноярского края. До избрания членом Совета Федерации РФ занимал посты президента некоммерческой организации «Благотворительный фонд “Благосостояние для всех”», президента группы «Альфа-Эко».
В 2001 г. избран членом Совета Федерации от Воронежской областной Думы. Член Национального банковского совета Банка России. Член комиссий Совета Федерации по взаимодействию со Счетной палатой РФ и по естественным монополиям. Заведующий кафедрой макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Материал подготовила Ирина ЗАХОВАЕВА
Журнал "Бюджет" №3 март 2007
Поделиться