Государство№4 Апрель 2011 — 16 Мая 2011

Тендер – важный ресурс для поставщика

Версия для печати 4177 Материалы по теме
Тендер – важный ресурс  для поставщика

Терентьев
С реформой государственного заказа проведение тендеров становится все более организованным. Конечно, до совершенства еще далеко, однако определенные, причем немалые шаги в этом направлении сделаны. О роли тендеров и об особенностях участия в них мы побеседовали с Антоном Анатольевичем ТЕРЕНТЬЕВЫМ, генеральным директором компании «ФЕЛИКС», которая является крупнейшим в России производителем и поставщиком офисной мебели.

— Антон Анатольевич, прошедшие несколько лет для большинства компаний были тяжелыми. Кризис нарушил многие планы, которые касались развития бизнеса. В связи с этим можно ли сказать, что роль тендеров для компании «ФЕЛИКС» как для потенциального поставщика продукции и услуг возросла?

— Для «ФЕЛИКСА» как для крупнейшей компании на рынке офисной мебели, занимающей его существенную долю, тендеры были и остаются важным ресурсом. Мы всегда очень активно в них участвовали, причем в большинстве из них, минимум в 50 процентах случаев, выигрывали. Тендеры и котировки — это очень удобная и эффективная форма работы с заказчиками. Тем более что для их поиска не нужен большой штат сотрудников. Информацию о проводящихся конкурсах легко найти в Интернете, на сайтах компаний и на официальном сайте РФ для размещения информации о размещении заказов. 

— Система госзаказа с 2005 года активно реформируется. Что позитивного вы можете отметить для себя как для поставщика? 

— Прежде всего это введение электронных торгов. Их плюсы очевидны: простота и прозрачность участия. Мы видим сейчас большую объективность в оценке предложений. Знаем, что никто не может вскрыть конверт до проведения конкурса, подменить документы — все происходит, можно сказать, на глазах участников конкурса. Победителем же признается тот, кто действительно предлагает наилучшие условия.

— Есть ли минусы у электронных торгов?

— Большой минус для заказчика — риск поставки ему некачественной продукции фирмой-однодневкой. Поставщик мебели должен быть надежный, с обеспечением срока гарантии на свою продукцию, дорожащий своей репутацией на рынке. Мебель — товар не на один год. Тем более что на закупку тратятся бюджетные деньги.

— Что мешает эффективной работе? Что хотелось бы изменить в системе госзаказа?

— В системе госзаказа есть моменты, которые необходимо дорабатывать. В первую очередь это касается самих гос­контрактов. Большинство государственных компаний пользуются контрактами, которые были разработаны еще в советское время. В них не прописаны условия и критерии, на основании которых, в частности, происходит возврат обеспечения и приемка товара. Это мешает установлению более прозрачных отношений между устроителем конкурса и участниками. Хотелось бы, чтобы государственные контракты были пересмотрены, созданы типовые спецификации на продукцию и услуги.

Часто при подготовке тендеров мешает непрофессионализм хозяйственников и закупщиков заказчика. Они слабо представляют потребности своих организаций, не знают специфику мебели, материалов, из которых она изготавливается, особенностей комплектации и установки. Отсюда — некорректно оформленная техническая часть конкурсной документации. Встречаются ситуации, когда в один заказ включают всю требуемую продукцию, не разбивая на лоты. В итоге в одном заказе оказывается офисная мебель, армейские кровати, шторы, текстиль, приборы отопления, сантехника и т. д. Это очень затрудняет работу.

— Возникают ли трудности при взаимодействии с заказчиком на этапе выполнения работ?

— Основная трудность состоит в том, что заказчики не всегда имеют возможность и желание консультировать участников тендера по заявленным требованиям к продукции. Это либо усложняет подбор товара (так как в требованиях иногда встречаются двойные и противоречивые условия или условия, просто невыполнимые), либо делает участие в тендере невозможным. Например, запрашивается безальтернативный товар, который есть у единственного производителя, и заказчик отказывается обсуждать другие варианты. 

Зачастую мы сталкиваемся и с такой ситуацией: закупка утверждена, товар на складе, а помещение не готово к установке мебели из-за несогласованности работы служб заказчика. Это в свою очередь затрудняет своевременное исполнение взятых нами на себя обязательств.

— Можете привести примеры необычных требований? 

— Необычные требования встречаются довольно часто. Был у нас случай, когда заказчик пожелал получить мебель, изготовленную из дерева, произрастающего в определенной местности и на определенном берегу реки. Такое требование можно отнести к разряду абсурдных, ведь документально подтвердить его выполнение невозможно! Зачастую заказчик прописывает химический состав материалов, которые применяются в производстве мебели. 

Часто встречаются опечатки, которые попадают в техническую документацию. К примеру, в тендере на поставку школьной мебели нам встретилось такое: столы должны быть оборудованы травмоопасными крючками. 

— В чем вы видите преимущества вашей компании при участии в конкурсах? 

— Прежде всего это широкий ассортимент как российской, так и импортной мебели, что дает возможность максимально «попасть» в требования заказчика. При этом благодаря собственному производству в России и большому складу готовой продукции компания может обеспечить единовременную поставку практически любого объема мебели. Второй момент — наличие собственной транспортной компании. Мы доставляем мебель тогда, когда это удобно клиенту: нет ограничений по времени суток или дням недели. 

Третье наше существенное преимущество — развитая торговая сеть. Мы участвуем в тендерах в городах по всей России. Ну и, что немаловажно, мы можем поставлять мебель с отсрочкой платежа, а также у нас довольно гибкая ценовая политика по отношению к крупным заказам. 

— Цена контракта, конечно же, имеет значение. Но, как отмечают сами поставщики, сейчас конкурируют не столько цены, сколько услуги. Верно ли, что все больше внимания заказчик обращает на пакет услуг? 

— Если говорить о тендерах, то конкурируют все-таки цены. Качество услуг никак не отражается при электронных торгах. Сейчас активно идут дебаты о внесении изменений в Закон № 94-ФЗ для того, чтобы при выборе поставщика учитывались все факторы, в том числе и услуги, которые оказывает претендент. Как минимум должен иметь значение срок гарантии, наличие послепродажного обслуживания. Во всем мире эти критерии являются определяющими при выборе поставщика. Наша компания на свою мебель дает гарантию до семи лет. Кроме того, мы предоставляем широкий спектр сервисных услуг и обеспечиваем постгарантийное обслуживание.

Сейчас в конкурсе могут принимать участие компании, которые не имеют ничего: ни товара, ни возможности обслуживания. На потребителе это в результате сказывается негативно.

— Количество жалоб на организаторов тендеров год от года увеличивается. Это связано с тем, что у поставщиков появился эффективный механизм защиты своих прав, или нарушений стало больше?

— Статистика обоюдная. Полагаю, что и количество нарушений со стороны организаторов увеличивается (самих тендеров стало больше), и фирмы-поставщики не боятся отстаивать свои права в суде, опираясь на действующее законодательство. 

— Как часто и как успешно «ФЕЛИКС» защищает свои права?

— Нам не приходилось отстаивать свои права в суде. Прецедентов, когда нам не дали выиграть с явными нарушениями закона, не было. И вообще, мы всегда стараемся найти контакт с заказчиками, убедить их в нашей способности осуществить поставку если не в этот раз, то в другой, продемонстрировать качество нашей продукции, преимущества сервиса. 

— Какие из крупных заказов были получены в течение последних трех-шести месяцев в результате выигранных тендеров?

— Мы выиграли крупный тендер на поставку мебели для гостиницы «Святой Георгий» в Ярославле, поставили туда как гостиничную мебель собственного производства, так и офисную. Общая сумма контракта составила около миллиона долларов. Совсем недавно выиграли конкурс на обустройство УВД Москвы по ЮАО и на поставку мебели в крупную ИТ-компанию «Оптима». Сумма контрактов по этим заказам — от полумиллиона до миллиона долларов. 

Поделиться