Версия для печати 3815 Материалы по теме
Черкасова
Мария ЧЕРКАСОВА,  президент Благотворительного фонда «Суздальская земля»

    Суздаль именно потому так привлекает к себе людей, что сохранил облик старинного патриархального города, чудесным образом пройдя через века и катастрофы. Более того, Суздаль и сейчас хранит черты древней столицы практически в первоначальных границах и исторической подлинности. Была, видимо, особая воля Творца — сберечь этот сокровенный уголок первозданной Руси.
И когда суздальские купцы спорили, проводить или нет в Суздаль железную дорогу, то порешили отказаться от этой, безусловно, выгодной для приумножения капиталов затеи — из опасений повредить городу. Оказавшийся в стороне от железных дорог, Суздаль избежал разрушительной индустриализации, и сегодня в нем нет ни одной заводской трубы.
По нашим меркам, современный Суздаль очень невелик: чуть более трех километров в длину и около трех — в ширину. В городе около двух тысяч домов, 12 тыс. жителей. Для спешащего приезжего достаточно пары часов, чтобы обозреть город из окна автомобиля и заявить потом, что он Суздаль видел и познал. Но нет большего заблуждения: по Суздалю можно путешествовать всю жизнь, и каждый час и день будут приносить новые знания и впечатления.
    На десяти квадратных километрах территории умещается непостижимо много всего замечательного: кремль, пять монастырей, более 30 храмов, древние валы кремля и посада, великолепные дома старой застройки — сотни памятников, больших и малых.  Собор Рождества Богородицы и Архиерейские палаты в кремле, Покровский и Спасо-Евфимиев монастыри занесены в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.
        ...По Суздалю надо ходить пешком, не жалея ног, — только тогда он откроется гостю во всей своей красоте и подлинности. «Когда ходишь по городу — его церкви, колокольни по мере твоего движения все время перегруппировываются и как бы переговариваются между собой. И с тобой тоже. И переговоры эти все время разные. Нигде более такого нет, потому что Суздаль не застроен, открыт взору», — говорит археолог Мария Андреевна Сабурова, всю жизнь проработавшая в Суздале, очень его любящая и отлично знающая. К тому же она — прямая наследница той самой Соломонии Сабуровой, жены Василия III, что была заточена в Покровский монастырь. В Суздале много неба, садов, воздуха, потаенных тропинок, выводящих к таким видам, что дух захватывает. Замечательные творения русских зодчих открываются взору в окружении естественной для них традиционной застройки — двух-, самое большее — трехэтажных домов, когда-то принадлежавших суздальцам побогаче, и милых деревянных домов, украшенных кружевными наличниками и затейливой резьбой. Суздаль пока еще сохраняет свою цельность дореволюционного российского провинциального города. И в этом его особая ценность и слава, почти повсюду уже безвозвратно утраченная.
    Я говорю «пока», потому что над Суздалем нависла угроза, никогда прежде не встречавшаяся в его истории. Наползающая незаметно, тихой сапой и от этого еще более губительная. Дело в том, что Суздаль стал модным местом для новых русских богачей — как из местных краев, так и дальних. В торговых рядах, в самом сердце города, даже открыто казино «Робинзон». Гостиницы, рассчитанные на тугие кошельки нуворишей, растут как грибы. Но просто расслабиться в историческом месте им уже мало: престижно построить здесь собственный коттедж с видом на историческую диковину. Теперь это сделать легко. В местечке поживописнее за большие деньги покупается старый дом с участком, а затем дом сносится и на его месте строится монументальный коттедж на причудливый вкус заказчика и, разумеется, с высоченным глухим забором.
усадьба
Заборы все более становятся приметой современного Суздаля. Чудовищный забор только что воздвигнут вдоль едва ли не самой живописной тропинки, проходящей по высокому берегу речки Каменки против Покровского монастыря. Здесь, на углу улицы Гастева, продан старенький домик с огромным вишневым садом — едва ли не последним таким садом в Суздале, теперь уже недоступным взгляду прохожего.
Подобных примеров много. Но еще об одном заборе нельзя не сказать особо. Он прямо-таки потряс и оскорбил жителей Суздаля, вызвал протест у администрации города. Возведен этот черный железный забор вокруг главной суздальской святыни — собора Рождества Богородицы в кремле вместе с Архиерейскими палатами, где расположены экспозиции музея. Забор безобразно перегородил исторические валы XII века, изуродовал знаменитую панораму города и сделал невозможным прекрасный пеший кольцевой маршрут по кремлевским валам.
        Поясню, что суздальский кремль, расположенный в крутой излучине реки Каменки и окруженный валами, являет собой неделимое историческое образование, и весь целиком, каждый его метр представляет исключительную историческую ценность. Все это заказчик забора не знать не может, поскольку это — Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Вход на историческую Соборную площадь и древнейшую часть кремлевской территории, откуда тысячу лет назад начинался город, теперь ограничен. А вся территория кремля оказалась разделенной на две части: меньшую, зазаборную, находящуюся под эгидой музея, и всю остальную, музей, надо думать, не интересующую. Дирекция музея  объясняет необходимость сооружения забора целями безопасности и защитой от конников, проложивших свои маршруты по соседнему липовому парку. Ни у кого, однако, не вызывает сомнения, что этот забор от настоящих воров спасти не может, а что до лошадей, то они давно уже катают туристов исключительно по парку. Возмутило всех горожан и намерение провести в суздальский кремль асфальтовую дорогу, разрушив при этом историческую булыжную мостовую.
        Другой процесс — застройка города безобразными сооружениями, напоминающими крематории, — все более набирает силу. Итог всего этого видится мне, безусловно, разрушительным для Суздаля. Нет, никаких руин не предвидится, будет очень даже чисто и буржуазно: забетонировано, застеклено, заделано с применением современных материалов, искусно освещено... Останутся, разумеется, музейные экспозиции за своими заборами. Останутся монастыри и храмы, наверное, даже побеленные и ухоженные. Только самого Суздаля как цельного, живого и подлинного города, древней столицы, уже не будет. Все его памятники лишатся естественного для них традиционного окружения, будут стиснуты, сдавлены чужеродными строениями, автомобильными стоянками и заборами. Исчезнут прелестные суздальские улочки с резными деревянными домами, веселыми палисадниками и приветливыми цветничками на окнах. Канут в прошлое вылезающие из-за символических оград вишневые сады, заветные тропинки и создающие особую славу Суздалю великолепные панорамы города. Такова, к сожалению, перспектива, как мне видится. И она тем более обидна, что интерес к внутреннему туризму в России возрождается. После провального спада прогрессирующе растет число туристов в Суздале. Казалось бы, власти, музей, владельцы множащихся гостиниц, ресторанов и прочих заведений, рассчитанных на туристов, должны быть максимально заинтересованы в том, чтобы гости Суздаля подольше задерживались в городе. Но одних дорогих гостиниц и ресторанов для этого недостаточно. Необходимо предоставить приезжим разнообразные возможности интересно и с пользой провести время, как это делается во всех туристских центрах мира. Сейчас эти возможности в Суздале ограничиваются несколькими музейными экспозициями. Можно еще обозреть панораму города с пары смотровых площадок, на что достаточно нескольких часов. Есть и немногие городские праздники. Заработал городской центр народного творчества. А еще город славен своими парными.
Но при всем этом уникальные возможности Суздаля остаются крайне слабо задействованными. Нет в городе ни одного обустроенного пешего маршрута, отсутствуют познавательные программы для туристов, рассчитанные на разные аудитории, разную продолжительность.
        Чтобы привлечь туристов, продлить срок их пребывания в городе, требуется превратить Суздаль в реальный музей под открытым небом. Это должен быть весь Суздаль целиком — все, что остается за пределами музейных экспозиций и пока лишь в очень малой мере показывается туристам. Все туристские города мира именно такими музеями под открытым небом и являются: малые города полностью, большие — в какой-то своей части. При этом самым тщательным образом в них сохраняется подлинность городской среды, старинные дома, которыми особенно гордятся. Тщательно оберегается и самобытный дух города с его людьми, их занятиями, обычаями. Казалось бы, немецкий город Роттенбург — побратим Суздаля — дает в этом смысле замечательный пример для подражания. И ведь не раз ездили туда за опытом представители городской администрации, да все понапрасну.  И все же какие-то подвижки в Суздале в этом направлении намечаются. На базе городского центра народного творчества создан информационно-туристский центр. Начинается подготовка экскурсоводов по городу, а возможности для тех же пеших маршрутов в Суздале поистине неисчерпаемы. Разумеется, чтобы их реализовать, потребуется немало усилий.
двор зимой
Надо выделить территории под маршруты и смотровые площадки, должным образом их обустроить и очистить от мусора. Вообще город, хоть и выглядит он опрятно, очень нуждается в заботливом хозяйском глазе и обиходе.  Тяжелейшая проблема, требующая неотложного вмешательства, — состояние Каменки. Главная река города превратилась в застойный водоем, катастрофически зарастает и заболачивается. При этом утрачиваются уникальные, свойственные только Суздалю виды города, столь привлекательные для туристов. В большой мере эта проблема связана с бездумным строительством на Каменке, в черте города, двух глухих бетонных плотин. Здесь нужны грамотные инженерные решения.
        Уверена, что эти и многие другие проблемы, связанные с обустройством Суздаля как современного туристского центра, вполне решаемы, если всерьез ими заняться. Причем решаемы в основном на местном уровне — объединенными усилиями властей, заинтересованного бизнеса, общественности. Однако все эти действия совершенно бессмысленны, если не будет решена главная проблема перспективного развития Суздаля. Какое будущее ему уготовить: престижного дачного поселка или сохранить Суздаль в его цельности и подлинности как национальное и, более того, всемирное культурное достояние?
       Пока же Суздаль неуклонно эволюционирует в дачный поселок, а альтернативой этого гибельного для города пути не занимается, по сути дела, никто. Власти озабочены прежде всего сиюминутными проблемами выживания города. Их множество, а денег в обрез.
Суздаль —  город дотационный, ничем не отличающийся по своему обеспечению от других провинциальных городков. От доходов, которые наваривают здесь турфирмы, городу достается мизер. От музейных доходов — и вовсе ничего. Так уж повелось с советских времен, что город, принимавший миллионы туристов, сам оставался нищим. Что до музея, то у него свои дела, у предпринимателей — свои. Общественность иногда выступит с очередным протестом — да только кто ж ее слушает?  И еще важнейшее обстоятельство: в условиях частной собственности на землю помешать, скажем, купле-продаже пусть даже самого ценного в историческом смысле участка города, находящегося в частной собственности, нет возможности даже при большом желании властей. Нет сейчас в Суздале, да и во всех ему подобных исторических городах, закона, позволяющего воспрепятствовать тем безобразиям, что в них творятся, остановить разрушение национальных ценностей и святынь.
    Генеральные планы застройки давно устарели, на новые — нет средств. В Суздале такой план был принят в 1965—66 гг. в совершенно других социально-экономических условиях, когда о свободной купле-продаже земли никто и не помышлял. Единственный путь сохранить Суздаль в этих условиях — решить возникшие проблемы на самом высшем, государственном уровне! И, право, Суздаль этого заслуживает.  Разговоры о том, что Суздалю необходим особый статус, ставящий его целиком, а не отдельные его объекты, находящиеся в ведении музея, в разряд общенациональных ценностей с соответствующим материальным и законодательным обеспечением и надзором, ведутся давно. Однако областные власти не хотят терять Суздаль из своего ведения. Все важнейшие решения о судьбе Суздаля — в том числе по застройке — принимаются во Владимире, включая разрешение на сооружение уже упоминавшегося «кремлевского» забора.
    Принятый 25 июня 2002 г. закон РФ о сохранении объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, подписанный президентом В. Путиным, позволяет по совокупности признаков рассматривать весь Суздаль целиком как «объект культурного наследия», и именно как градостроительный ансамбль, четко локализуемый, как сказано в статье 3 закона, на исторически сложившейся территории. Внесение Суздаля в Единый государственный реестр объектов культурного наследия позволит принять в отношении города специальные охранные меры, взять, наконец, весь город в его исторических границах под реальную защиту закона.
Хочется надеяться, что Владимир Путин, посетивший Суздаль на Рождество и покоренный им настолько, что обещал вернуться сюда уже с семьей, тоже скажет свое веское слово в защиту старинного русского города. 

Журнал «Бюджет» №7 июль 2004 г.

Поделиться