Версия для печати 2792 Материалы по теме
В.А. Двуреченских, С.В. Чистякова, В.Ю. Федотов, В.Н. Черкашенко

    16 мая 2003 г. в своем послании к Федеральному собранию Президент России провозгласил, что «...за десятилетие мы должны, как минимум, удвоить валовой внутренний продукт страны». 2 февраля 2004 г. на совещании с членами правительства в Кремле Владимир Владимирович подтвердил свою позицию. «Сейчас, — сказал он, — получены более точные результаты нашей деятельности за прошедшие годы. Можно с удовлетворением констатировать, что задача, которую ставили перед собой — удвоение ВВП за десять лет, — вполне реальная».  В дополнение к этому глава государства огласил предварительные сведения о росте ВВП в 2003 г.: он составил 6,9%. Как раз такой темп роста и может обеспечить удвоение ВВП.
    Прежде всего, хотя президент об этом и не говорил, следует полагать, что имеется в виду реальное значение ВВП, так как номинальный ВВП можно удвоить почти в два раза быстрее, без особых усилий, по «консолидации политических сил общества» и «консолидации всех властей». Так что впредь под ВВП мы будем подразумевать его реальное значение.
Цифра 6,9% и сама по себе очень внушительна. Но особенно она впечатляет в сравнении с темпом роста ВВП в 2002 г. — он тогда составлял около 5%. То есть темп роста увеличился почти на треть. При таком бурном ускорении валовой внутренний продукт за 10 лет можно увеличить и в семь раз. Неизвестно, какими соображениями руководствовались советники президента и (или) правительство, предлагая президенту цифру «2» (как минимум!), поэтому попробуем проследить, как происходит на макроэкономическом уровне воспроизводство ВВП.
    Очевидно, все, что производится, — производится на каком-то оборудовании (основные фонды), какими-то работающими на нем субъектами (трудовые ресурсы), с использованием каких-то материальных ресурсов. Поскольку ВВП представляет собой, грубо говоря, весь набор оказанных услуг и всю сумму произведенной для потребления продукции в стоимостном выражении, то рост реального ВВП может быть связан главным образом с наращиванием основных фондов. Это наращивание может пониматься двояко. Во-первых, можно увеличивать производительность фондов. Это равносильно техническому прогрессу. Во-вторых, можно просто экстенсивно увеличивать объем используемого оборудования, то есть, упрощенно говоря, к старым станкам добавлять новые такой же производительности. Наконец, можно наращивать как объем оборудования, так и его производительность.
    Попытаемся выяснить, есть ли у нас предпосылки для бурного технического прогресса, который обеспечил бы удвоение ВВП. Технический прогресс означает замену устаревших основных фондов новыми и более совершенными. Таким образом, бурный технический прогресс означает, что старые основные фонды достаточно быстро выводятся из производства. Выведение основных фондов характеризуется таким показателем, как коэффициент выбытия основных фондов (имеется в виду их физическое выбытие, а отнюдь не амортизация или еще какие-нибудь стоимостные спекуляции). В России этот коэффициент составляет по оптимистическим оценкам 5—7% в год. Это означает, что характерный срок обновления основных фондов составляет 15—20 лет. Этим и определяются временные горизонты для заметного технического прогресса. Так что при современном уровне коэффициента выбытия технический прогресс едва ли может служить базой для удвоения ВВП за 10 лет.
    Может быть, можно как-нибудь увеличить коэффициент выбытия и тем самым стимулировать технический прогресс? Но, на первый взгляд, этот коэффициент и так должен был быть достаточно велик, ибо, на этот же самый взгляд, коэффициент выбытия должен быть равен коэффициенту амортизации основных фондов (в развитых странах это действительно так).
В самом деле, основные фонды, как амортизируемые объекты, подразделяются на десять групп в соответствии с так называемым сроком полезной службы. Так что если срок полезной службы равен, скажем, пяти годам, то через пять лет оборудование должно было бы стать «бесполезным» и быть выведенным из производства, а значит, его коэффициент выбытия должен составлять чуть ли не 20%, а вовсе не 5—7%.  Увы!.. Реально начисление амортизации означает лишь уменьшение стоимости основных фондов. Руководители предприятий сами решают: полезно оборудование для производства или нет после истечения его «амортизационной полезности». Решение же в подавляющем большинстве случаев однозначно: оборудование полезно для производства, хотя «срок его полезной службы» истек и балансовая стоимость снизилась до нуля. Так что пока не будут найдены экономические стимулы для выравнивания коэффициента амортизации и коэффициента выбытия, мечтать о заметном техническом прогрессе не приходится.
Но даже если руководители предприятий вдруг (то ли под воздействием пламенного призыва, то ли вследствие массового прозрения) захотят интенсивно переоснащать производство— это ни к чему не приведет. Дело в том, что работа на новом высокотехнологичном оборудовании требует дополнительного обучения. Следовательно, массовый переход на новое оборудование требует массового обучения. Готова ли масса россиян засесть за учебники? (Причем, дабы не замедлять темпов производства, обучение должно проводиться в основном в нерабочее время.) Конечно, не готова. Вот жители ближнего зарубежья, некоторых стран Юго-Восточной Азии — те, конечно, готовы. Но проводить ради них массовые увольнения российских граждан российские власти, очевидно, не позволят. Так что останемся пока на прежнем уровне технического прогресса.
    Итак, единственное средство, которое нам остается для заметного увеличения ВВП, — это экстенсивное наращивание объема основных фондов. Иными словами, удвоение ВВП должно сопровождаться удвоением объема основных фондов. Глядя в будущее оптимистично, допустим некоторый технический прогресс. Это позволит нам для достижения поставленной президентом цели всего лишь, скажем, увеличить в 1,5 раза объем основных фондов. Здесь имеется в виду как увеличение производительности оборудования, так и его количества. Не говоря уже о том, что для этого надо очень существенно увеличить темпы инвестирования (каким образом?).
    Следует подумать: кто же эти фонды будет обслуживать? Ответ прост: увеличение количества оборудования должно сопровождаться увеличением числа занятых. Если бы технического прогресса вовсе не было, то удвоение ВВП повлекло бы за собой удвоение численности занятых (это так называемая модель экономического роста Харрода и Домара). Так как внутренние трудовые резервы ограниченны, не обойтись без ближнего зарубежья и прочих не слишком развитых стран. Привлечение иностранных граждан в качестве рабочей силы чревато большими неприятностями. Одна из них в том, что по большей части такие рабочие представляют собой нелегально перемещенных лиц. Это — «теневая» рабочая сила. Люди, ее представляющие, лишены всех социальных гарантий и, следовательно, таят в себе угрозу социального напряжения. Кроме того, теневая рабочая сила оплачивается «теневой» зарплатой. Таким образом, неподготовленная гонка за удвоением ВВП вызовет, в дополнение к прочему, рост теневой компоненты экономики.
Вообще говоря, можно было бы подтвердить или опровергнуть наши выводы о том, что в России на современном уровне ее технического прогресса рост ВВП сопровождается почти пропорциональным ростом основных фондов и числа занятых, рассмотрев динамику фондовооруженности нашей экономики (то есть отношения реальной стоимости основных фондов к числу занятых). Если это отношение не сильно изменяется от года в год, то наши рассуждения имеют под собой основание. Увы, реально такая проверка будет некорректной. Это связано с упоминавшимся ранее расхождением коэффициентов выбытия и амортизации.
    Госкомстат предоставляет данные по стоимости основных фондов предприятий по их стоимости на конец года. Но эта стоимость исчисляется не по коэффициенту выбытия, а по коэффициенту амортизации. У многих предприятий по этой причине стоимость основных фондов близка к нулю, несмотря на то, что в материальном выражении работающего оборудования может быть достаточно много. То есть данные Госкомстата по стоимости основных фондов не отражают их реального объема. Кроме того, часть основных фондов может просто укрываться, равно как укрывается и часть рабочей силы. Достаточно бросить беглый взгляд на график эволюции фондовооруженности, рассчитанной по официальным данным, чтобы понять, насколько эта величина лишена какого-либо экономического смысла.
    Кажущееся падение фондовооруженности, начиная с 1996 г., отражает не сокращение количества оборудования, а его амортизационное обесценивание. А каковы будут темпы роста ВВП в действительности? Ответ на этот вопрос может дать макроэкономическое моделирование. Контрольно-счетная палата Москвы совместно с группой разработчиков под руководством к. ф - м. н. В.Ю. Федотова и В.Н. Черкашенко разработала методику прогноза основного макроэкономического показателя ВВП (ВРП) для российских регионов и России в целом. Методика позволяет, среди прочего, рассчитывать стоимость основных фондов такую, какой она была бы при оценке, исходя из коэффициента выбытия, а не амортизации, то есть ту стоимость, которая отражает реальный объем основных фондов. Кроме того, методика позволяет рассчитывать динамику роста реального ВВП на основе планируемого объема инвестиций в основные фонды.
        Рассмотрим возможные сценарии развития экономической ситуации. Если предположить, что объем инвестиций будет составлять приблизительно 16—6,5% от ВВП — то есть сохранятся инвестиционные тенденции, имевшие место в последние несколько лет, — то к 2012 г. ВВП вырастет в 1,38 раза. Для удвоения ВВП объем инвестирования должен вырасти до 24% от ВВП. Это совершенно нереальная цифра. Привлечь дополнительные денежные средства, изъяв их у кого-то, и направить в качестве инвестиций в основные фонды, конечно, можно, но нельзя их быстро освоить.  Зададимся вопросами: где взять эти фонды? Кто и как их будет вводить в строй? Все это должно быть спланировано, ибо ни с того ни с сего рывком увеличить производственные мощности не удавалось даже в период индустриализации СССР, когда, невзирая на гигантскую концентрацию власти и ресурсов, для заметных сдвигов требовались пятилетки. Так, за 10 лет — с 1929 по 1938 годы — ВВП был увеличен приблизительно в 1,7 раза. Сведения об инвестировании в основной капитал за указанный период отсутствуют. Доля требуемых для такого роста ВВП инвестиций в основной капитал восстанавливалась экономистами на основе макроэкономического моделирования, и по разным оценкам составляла от 15 до 17% от ВВП.
    Если попробовать постепенно выйти на значение 24% в условиях современной России, то рост ВВП за 10 лет составит 1,7. По-видимому, цифра 1,4—1,5 является наиболее реальной при экстенсивной схеме развития экономики.
Итак, гонка за удвоением ВВП, если бы она могла увенчаться успехом, в рассматриваемых условиях привела бы к самым неприятным последствиям. К счастью, удвоение ВВП пока невозможно как по экономическим, так и по психологическим причинам. Менталитет современного руководителя предприятия направлен на то, чтобы как можно полнее выжимать все из основных фондов, доводя их до полной изношенности и не задумываясь особенно о том, что будет потом.
По нашему мнению, стремление к наращиванию ВВП не может служить стратегической целью на ближайшее десятилетие. Акцент надо делать на уменьшении теневой компоненты экономики и стимулировании технического прогресса. А это дело не одного десятилетия.
Впрочем, стремление — хотя и необоснованное — к удвоению ВВП является примером созидательного мышления и не имеет ничего общего с чисто деструктивным стремлением разрушить «весь мир насилья» реформаторов начала девяностых годов. Так что цели, провозглашенные Президентом РФ, вызывают чувство уважения.  

Журнал «Бюджет» №6 июнь 2004 г.

Поделиться