Версия для печати 5558 Материалы по теме
Правительство взяло курс на борьбу с бедностью. Но хорошо ли мы знаем «врага» в лицо? Где сегодня люди живут беднее — в городе или на селе? Кого можно сегодня считать бедным? Об этом и о многом другом на страницах нашего журнала рассказывают ведущие специалисты фонда «Институт экономики города».

свалка
Сегодня 73% всего населения России проживает в городах. При этом в городах проживет и большинство бедного населения (по данным Госкомстата, на города приходится 62,7% малоимущего населения).
В большинстве стран процессы урбанизации улучшили доступ населения к общественным благам и городской инфраструктуре, а также увеличили мобильность населения. Однако в России процессы урбанизации и индустриализации имели свою специфику. В Советском Союзе индустриализация была тесно связана с развитием оборонной промышленности и разработкой полезных ископаемых. Стали появляться моногорода, которые характеризовались низкой диверсификацией сфер занятости населения и значительной удаленностью от других, более крупных населенных пунктов. Из-за неэффективности функционирования градообразующих предприятий в таких городах сейчас зачастую происходит недофинансирование основных социальных статей. Кроме того, в данных городах затруднен поиск работы, наблюдается достаточно низкая мобильность жителей, отсутствуют возможности для нахождения альтернативных источников доходов.
    В настоящий момент в России сложилась дифференцированная типология городских поселений в зависимости от размеров, удаленности от основных центров экономической активности, обеспеченности природными ресурсами и степени диверсификации экономики. Все эти пространственные факторы в значительной степени влияют на благосостояние населения и вероятность попадания в категорию бедных. В связи с этим исследование городской бедности без разделения выборки по типам городов является явно недостаточным для того, чтобы понять факторы, регулирующие динамику благосостояния. Углубленное изучение бедности в разрезе типов городов позволяет понять, почему единообразные формы социальной политики приводят к столь несхожим результатам в городских поселениях.
    Фонд «Институт экономики города» проводит исследования в области городской бедности. В частности, фондом был проведен анализ городской бедности в Томской области на основе обследования уровня жизни населения области, проведенного осенью 2002 г. и охватившего 3950 домохозяйств. Результаты этого исследования говорят о необходимости учета пространственного фактора выявлении профиля бедности: облик «городской бедноты» и возможности самостоятельного преодоления негативных социальных последствий экономических трансформаций значительно различаются по типам населенных пунктов и степени их удаленности от наиболее развитых рынков труда. Так, анализ городской бедности в Томской области показал, что проживание в областном центре (Томске и его городе-спутнике Северске) или в «нефтехимических» городах (Кедровом и Стрежевом) сокращает риск бедности. В то время как проживание в прочих малых городах (Асино, Белый Яр, Колпашево) увеличивает вероятность попадания в категорию бедных.
    Было установлено, что во второстепенных городах уровень бедности и уровень лишений даже превышает уровень бедности и уровень лишений в сельских районах. По сравнению с областным центром, в прочих городах, не являющихся «нефтехимическими», наблюдаются худшие жилищные условия, меньшая развитость рынка труда и меньше возможностей для дополнительной занятости. Кроме того, на примере анализа городской бедности в Томской области можно сделать вывод о том, как важно разделять различные типы второстепенных городов. Так, «нефтехимические» города и прочие малые города различались не только по уровню благосостояния домохозяйств, но также по различным социодемографическим характеристикам домохозяйств. Для «нефтехимических» моногородов характерны значительно более высокая средняя зарплата, отсутствие задолженности, в то время как в других малых городах показатели рынка труда и образ жизни во многом близки сельскому. Показатели бедности «в прочих малых городах» превышают соответствующие показатели бедности в «нефтехимических» городах в три раза и более. Кроме того, «нефтехимические» города зачастую обеспечивают своим жителям более комфортные условия проживания — даже по сравнению с областным центром.
Исследование городской бедности в Томской области также показало, что на благосостояние домашних хозяйств влияют не только характеристики города проживания, но и места проживания данного домохозяйства в этом городе. Так, на окраине Томска отмечается более низкое качество условий проживания домашних хозяйств, затруднен доступ к услугам.
    Одним из важных выводов исследования городской бедности в Томской области является необходимость повышения трудовой мобильности населения, что может благотворно сказаться на благосостоянии семей. Так, большинство жителей второстепенных городов испытывают желание переехать ближе к более развитым рынкам труда, однако лишь немногие из них в состоянии сделать это самостоятельно. Таким образом, результаты анализа городской бедности в Томской области свидетельствуют, что программы сокращения бедности в стране и в области требуют корректировки с учетом особенностей конкретных муниципальных образований: профиля бедности в данных муниципальных образованиях, а также факторов социального риска.
    Фондом «Институт экономики города» было проведено также исследование городской бедности в целом по России на основе базы данных национального обследования благосостояния домохозяйств и участия в социальных программах (НОБУС), проведенного Госкомстатом России в 2003 г. По результатам анализа городской бедности в России можно сделать вывод о том, что домашнее хозяйство в городе имеет более низкое благосостояние и высокий риск оказаться среди бедных, если:  —    главой домашнего хозяйства является безработный или женщина;  —    в семье есть дети и пенсионеры;  —    у семьи низкий уровень образовательного потенциала;  —    домашнее хозяйство расположено за пределами областного центра.  Проведенное исследование также показало, что при определении профиля городской бедности необходимо учитывать региональную специфику и особенности городов проживания домашних хозяйств. В частности, проживание домохозяйства в регионе с развитой сферой услуг и розничной торговли повышает благосостояние данного домохозяйства. В то же время высокий уровень длительной безработицы в регионе снижает благосостояние домохозяйства, проживающего в данном регионе.  В областных центрах наибольшее положительное влияние на благосостояние домохозяйства оказывает занятость главы домохозяйства в сфере финансового посредничества и в гостиничном и ресторанном бизнесе, в то время как в прочих городах наибольшее положительное влияние на благосостояние домохозяйства оказывает занятость главы домохозяйства в горнодобывающей промышленности и электроэнергетике.
    В областных центрах отдача от занятости главы домохозяйства в горнодобывающей промышленности и в электроэнергетике ниже, чем отдача от занятости в сфере оптовой и розничной торговли. В то же время в «прочих» городах наблюдается обратная ситуация. Кроме того, в городах, не являющихся областными центрами, отдача от работы главы домохозяйства в качестве квалифицированного рабочего выше, чем отдача от работы главы домохозяйства в сфере обслуживания.
    Обратная ситуация в областных центрах. Особую роль в дифференциации семей по уровню дохода имеет фактор образования. Высокий уровень образования гораздо меньше влияет на благосостояние в областных центрах, чем в «прочих» городах. Очевидно, это связано с тем, что население областных центров более образованно, чем жители других городов. В малых же городах, где относительно немногие жители имеют высшее образование, конкурентоспособность образованных выше и им легче получить работу со стабильным заработком. Хотя домохозяйства, которые включают пенсионеров, увеличивают риск бедности во всех городах. В областных городах выход на пенсию означает резкое падение доходов, поскольку размер пенсии по закону ограничен и зачастую существенно ниже уровня оплаты труда, предлагаемого в областных центрах. Также потери для семейного бюджета в случае, если мать временно не работает и присматривает за детьми, существенно выше в областных центрах, чем в других городах.  Таким образом, исходя из результатов исследования городской бедности, можно сделать вывод, что учет пространственного фактора позволяет не только диагностировать риск возникновения очагов застойного социального неблагополучия, но и разрабатывать программы социальной поддержки так, чтобы они наиболее эффективно учитывали потребности социально незащищенных городских жителей. 

Материал подготовила Анастасия АЛЕКСАНДРОВА
Журнал «Бюджет» №6 июнь 2004 г.

Поделиться