Версия для печати 5217 Материалы по теме
Экономическое положение российской экономики сегодня значительно более устойчиво, чем это было несколько лет назад. Потрясения прошлых лет не только испытывали на прочность российскую экономику. Российский кризис 17 августа 1998 г. фактически представлял собой экономическое возрождение страны, и несмотря на массу негативных последствий, с государственной точки зрения он был полезен.  Действительно, вместо того, чтобы привести к социальным потрясениям, как того многие боялись, кризис помог от разделения общества по отношению к ряду реформ прийти к примиряющему согласию. По сравнению с диким расточительством прошлого нынешние действия правительства направлены на достижение более умеренных и реалистичных бюджетных задач. Положен конец массовому разбазариванию активов.  Беглый взгляд на макроэкономические показатели 1992—1998 и 1999—2003 гг. показывает, что год 1998й был очевидным поворотным пунктом. Приведенные в таблице данные служат прекрасной иллюстрацией произошедших перемен. Стоит отметить, что за первые шесть переходных лет финансовый дефицит составлял в среднем 8,1% ВВП, в то время как в прошедшие пять лет активное сальдо в среднем составляло 1,4% (несмотря на дефицит бюджета в 1999 г.).  Еще более ярким примером является контраст ВВП: в течение 1992—1998 гг. экономика сократилась на 39,5% и составляла 60,5% от уровня 1991 г.; в течение 1999—2003 гг. ВВП увеличился на 35,6% и ожидается, что его объем в конце 2003 г. составит 82% уровня 1991 г.

 Кризис: что было не так?
Не принимая во внимание весьма переоцененный рубль, ключевым фактором, вызвавшим кризис 1998 г., был гигантский финансовый дефицит страны, который финансировался за счет краткосрочных внутренних заимствований по астрономическим процентным ставкам. Между 1994 г. и 17 августа 1998 г. дефицит финансирования достиг 15 млрд. долл., в то время как в 1998 г. весь рынок долгового капитала номинально оценивался в 70 млрд. долл., т.е. 55 млн. долл. составляли только проценты. К лету 1998 г. стало очевидно, что инвесторы потеряли веру в способность правительства навести порядок в финансовой сфере и обслуживать долговые обязательства.  Российский кризис последовал за азиатским кризисом, имевшим место годом ранее, и участники рынка в массе своей полагали, что Россия столкнется с глубоким и затяжным спадом, возможными социальными потрясениями, поскольку за шесть недель рубль упал так, как индонезийская валюта за шесть месяцев. Кроме того, динозавр советской эпохи Виктор Геращенко был назначен главой Центрального банка в самом начале кризиса. Это вызвало опасения, что для финансирования бюджета будет запущен «печатный станок», что, в свою очередь, приведет к галопирующей инфляции.  Восстановление: что было сделано правильно? Ни одно из страшных предсказаний не сбылось. Правда, кризис стал абсолютной трагедией для зарождающегося среднего класса России, чьи сбережения были полностью уничтожены в 1998 г., и это задерживает развитие страны. Но, с точки зрения экономических условий, введение плавающего курса валют (управляемый плавающий курс) и эффект более слабой валюты создавали превосходные возможности для бизнеса. Кроме того, хотя в Азии финансовый кризис перерос в абсолютный экономический кризис, отсталость банковской системы России и тот факт, что экономика характеризовалась бартером и неплатежами, ограничили воздействие кризиса в России по сравнению с азиатскими странами. Кроме того, новое правительство, возглавляемое прежним министром иностранных дел Евгением Примаковым и первоначально воспринимаемое как приверженец советской системы, ужесточило бюджет, а Виктор Геращенко, очевидно, осознав свои предыдущие ошибки, предпринял довольно жесткую валютную политику. В результате экономическое падение сменилось ростом уже через девять месяцев после кризиса. Владимир Путин, ставший президентом в 2000 г., продолжил устойчивый курс Примакова — Геращенко в сочетании с расширением усилий для проведения реформ. Однако, хотя разумная экономическая политика очень важна, нельзя игнорировать успехи экономики за пределами области, контролируемой государством.  

Капитализируя удачу
В дополнение к девальвации, которая открыла огромные возможности для импортозамещения, в начале 1999 г. страны ОПЕК согласовали ограничения по добыче нефти, которые закончились скачком цен на нефть (как видно из таблицы, с 1999 г. цена нефти Urals составляла в среднем 23,9 долл./брр., в то время как в 1992—1998 гг. она была около 16 долл./брр.). Доминирование нефтяного сектора в российской экономике означало, что выгоды были значительными и немедленными.  Во-вторых, Россия извлекла выгоду из пессимистической мировой конъюнктуры, что положительно выделило ее на фоне развивающихся и развитых рынков и привело к росту инвестиций и сокращению оттока капитала. Наконец, недавние колебания мировых валют пошли на пользу России. В 2002 г., поскольку приток капитала от высоких экспортных доходов укрепил реальный валютный курс рубля, внутренняя промышленность начала терять позиции и ее рост замедлился. Но учитывая, что свыше 40% импорта России приходится на еврозону, укрепление евро дало российской внутренней промышленности дополнительную передышку, поскольку европейский импорт стал более дорогим. 

Тучи на горизонте?
Пока рано говорить, станет ли наметившийся экономический рост России устойчивым. На фоне проводимых реформ остается неизменным один критический дефект предкризисного периода, а именно — банковская система страны. Банковская система, которая поддерживает реальную экономику, — жизненно важный компонент устойчивого роста. Но этого России все еще недостает. Хотя роль банковской системы в экономической жизни в России и выросла за последнее время, в обществе все еще существует массовое недоверие к ней и большинство сбережений населения находится вне банковской системы. Россия имеет слишком много банков, и Центральный банк продолжает затягивать серьезную реформу их системы. Кроме того, в данной ситуации наблюдается конфликт интересов, поскольку Центробанк остается мажоритарным владельцем Сбербанка, в то время как он должен выполнять функцию регулятора и контролера банковской системы.  Тот факт, что большинство российских банков зависит от нескольких клиентов (зачастую, как и владелец банка) также означает, что их риски очень высоки. Крупное банкротство или внешний эффект — как, например, резкое снижение цен на нефть — могут, таким образом, вызвать новые финансовые потрясения. Но в ближайшей перспективе опасности кризиса не существует; и даже новый финансовый шок едва ли будет иметь такую же силу, как кризис 1998 г. Мы твердо уверены в том, что банковская реформа должна стать первым пунктом на повестке дня наряду с административной реформой. Если будет реализована реформа банковской системы, это не только уменьшит риск нового кризиса, но также станет важным шагом в обеспечении устойчивого экономического роста России. 

Сегодняшняя Россия лучше подготовлена к кризисным ситуациям; будущий рост обсуждается, но не поддается сомнению
 Имея 65 млрд. долл. золотовалютных резервов, профицит бюджета и счета текущих операций (а также финансовый резерв в размере, по крайней мере, 6 млрд. долл.), правительство 2003 года намного лучше подготовлено к действиям во время возможного кризиса, чем правительство года 1998-го. Принятие более гибкого режима обменного курса также означает, что Россия лучше подготовлена к внешним потрясениям.  Кроме того, значительные иностранные капиталы, приходящие сегодня в Россию, являются прямыми инвестициями в основные фонды, тогда как до кризиса преобладали портфельные инвестиции. Это означает, что в экономике сегодняшней России намного меньше «горячих денег», чем в 1998 г.  Возможно, лучшим признаком успеха России является то, что бегство капитала не только уменьшилось, но и то, что капиталы начали возвращаться домой. Наконец, изменилась и политическая обстановка. Хотя демократизация России еще далека от завершения, состав правительства и парламента свидетельствует о росте эффективности государства на законодательном уровне. При президенте Борисе Ельцине между парламентом и Кремлем имели место постоянные конфликты. Сегодня, однако, прокремлевские силы заправляют везде, и за три с половиной года правления Путина принято больше законов, чем при Ельцине за восемь с половиной лет. Подводя итоги, следует отметить, что хотя в России еще имеется достаточно областей, требующих усовершенствования — как в политическом, так и экономическом отношении, — хочется верить, что спустя пять лет после худшего экономического кризиса в посткоммунистической истории страна находится на пути устойчивого экономического роста.   Питер ВЕСТИН, главный экономист  ИГ «Атон»

Журнал «Бюджет» №2 февраль 2004 г.

Поделиться