Версия для печати 5858 Материалы по теме
«Специфика Сибири может стать ее конкурентным преимуществом»

Виктор Толоконский
О том, что могущество России будет прирастать Сибирью, говорили еще в XVIII веке. О перспективах развития самой Сибири в начале XXI века, особенностях инвестиционного процесса на ее территории в интервью журналу «Бюджет» рассказал полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе Виктор Александрович ТОЛОКОНСКИЙ.

— Виктор Александрович, Сибирский федеральный округ находится на значительном расстоянии как от Европейской России, так и от Дальнего Востока, прилегающего к странам Азиатско-Тихоокеанского региона. Сказывается ли этот факт на его инвестиционной привлекательности?

— Для меня географические особенности не являются наиболее значимыми. У регионов Сибири есть свои конкурентные преимущества. Во-первых, они очень богаты природными ресурсами — углеводородным сырьем, различными рудными ископаемыми, углем, и это определяет хорошие перспективы целого ряда отраслей. Во-вторых, у нас есть крупные гидроэлектростанции и тепловые станции, большие генерирующие мощности, позволяющие обеспечить электроэнергией крупные производственные комплексы. В-третьих, при выборе той или иной территории для инвестиций важна связь с потенциальными рынками потребления. Поэтому географическая близость Сибири к Китаю с его растущей экономикой, к динамично развивающимся регионам Азии тоже является серьезным плюсом. Зарубежные инвесторы будут заинтересованы организовать здесь переработку и производить высокотехнологичный продукт. В-четвертых, инвестиционный процесс сильно привязан к крупным городам. Именно они являются поставщиками кадров, технологий, оборудования для новых производств. В Сибири есть и несколько городов-миллионников, и крупные промышленные центры с качественным научно-исследовательским, образовательным, культурным потенциалом — Омск, Новосибирск, Томск, Барнаул, Кемерово, Красноярск, Иркутск...

Но при очевидных преимуществах у Сибири есть и серьезные минусы. Это прежде всего слабое развитие транспортных коммуникаций. Одного Транссиба недостаточно, чтобы развивать всю экономику. Поэтому мы построили очень мало современных перерабатывающих предприятий и не используем те богатства, которые имеем. Еще для масштабного инвестиционного процесса порой не хватает рабочих рук, ощущается острый недостаток специалистов современных профессий. Необходимо серьезное развитие инфраструктуры, чтобы решать масштабные инвестиционные задачи и осуществлять крупные инвестиционные программы и проекты.

— Сибирь будет развиваться прежде всего как сырьевая база страны?

— Наличие сырья — базовое условие. Но бесперспективно ограничиваться только его разработкой и добычей. Современная экономика требует и позволяет обеспечить глубокую переработку сырья — причем выгоднее это делать в местах производства, чтобы получать максимальную добавочную стоимость, оптимизировать грузопотоки. Именно на этом должна базироваться стратегия развития Сибири. Сырьевая экономика при всей своей высокой рентабельности не может обеспечить полноценное качество жизни. Но она может и должна быть тем фундаментом, на основе которого развиваются высокотехнологические производства. Например, если у вас есть современная металлургия, то появится и много инновационных изделий для этой отрасли. Однако, я повторю, без строительства новых железных, автомобильных дорог, развития авиационного сообщения нам не обеспечить качественный инвестиционный процесс в Большой Сибири.

— Какие субъекты Российской Федерации, входящие в состав округа, являются лидерами по привлечению инвестиций? В чем секреты их успеха?

— Есть четкая связь между отраслевой структурой экономики и объемом инвестиций. В одном регионе может быть наука, обрабатывающая промышленность, малый бизнес, небольшие предприятия, но инвестиционный процесс там недостаточно активен. А может быть экономика, состоящая из угольных разрезов, металлургических комбинатов, крупных химических предприятий, где простое поддержание производственного процесса требует постоянных огромных инвестиций. Поэтому лидерами здесь являются Красноярский край и Кемеровская область. Но говорить об их однозначном лидерстве тоже не совсем правильно, потому что есть небольшие регионы с другой структурой экономики, которые привлекают значительный объем инвестиций в расчете на одного жителя, например Томская область. Там много инвестиций в нефте- и газодобычу, транспортировку и переработку нефти и газа, в то же время появляется много новых высокотехнологичных производств — предприятий по переработке сельхозпродукции, деревоперерабатывающих, лесоперерабатывающих предприятий. Специфическая структура экономики и в Алтайском крае, где велика доля АПК и больше половины населения живет в сельской местности. Но и там активно идет инвестиционный процесс. В абсолютных показателях он несравним с Красноярским краем и Кузбассом, но там очень много новых проектов.

В то же время ни один из регионов Сибирского федерального округа не может быть удовлетворен тем объемом и качеством инвестиций, который получает. Инвестиций в Сибири катастрофически мало. А поскольку появляется мало новых рабочих мест, молодые специалисты часто уезжают отсюда. У всех без исключения сибирских регионов есть необходимость и возможность ускорить инвестиционный процесс. Например, сейчас в Туве прямо на поверхности лежит коксующийся уголь высокого качества, есть уникальные рудные месторождения. Понятно, что строительство нескольких открытых угольных разрезов, где будут работать современные суперэкскаваторы, большегрузные самосвалы, где появятся обогатительные фабрики, обеспечит уже другой уклад жизни. Тот, кто освоит новую технику, станет зарабатывать в 5–6 раз больше, чем в среднем по региону. Вряд ли люди с такой зарплатой будут уезжать. А есть регионы с уникальным потенциалом развития — Красноярский край, Иркутская область, где промышленный потенциал может вырасти в несколько раз за короткое время.

Да, где-нибудь в Подмосковье можно при небольших инвестициях быстро построить небольшое предприятие и быстро получить прибыль, а у нас надо создавать инфраструктуру, электростанции, крупные промышленные комплексы. Но я убежден, что для современного инвестиционного капитала это скорее не минус, а плюс. Все-таки сегодня масштабные инвестиционные проекты осуществляются крупными инвестиционными фондами. Им как раз часто нужен масштаб, чтобы системно развивать определенную территорию. Когда рядом и металлургическое предприятие, и угольный разрез, и электростанция, и различная инфраструктура, все это вместе капитализирует друг друга. Думаю, такая специфика Сибири, то есть потребность в крупных инвестиционных программах и проектах, может легко трансформироваться в конкурентное преимущество. У нас нет оснований считать какие-то наши регионы непривлекательными или депрессивными.

— Насколько велика роль государственных компаний и банков в экономике сибирских регионов? За счет чего могла бы возрасти доля частного бизнеса?

— Есть такие сферы, где вряд ли кто-то кроме государства будет инвестором. Это базовая инфраструктура, которая не может быть экономически окупаема. Это автомобильные дороги на тысячи километров, железные дороги, которые идут на месторождения, аэропорты, где пассажиропоток далеко не такой, как в Париже, Лондоне или Москве. Но все-таки в современных условиях инвестиционный процесс — функция прежде всего частного капитала. И у нас много частных инвесторов в добывающей и обрабатывающей промышленности, в лесопереработке, в металлургии. Трудно найти крупную российскую компанию, которая не была бы инвестором в Сибири. Это подтверждает ее потенциальные большие возможности. В то же время государственная инвестиционная политика должна быть более активной и более эффективной. Государство должно лучше использовать свои инструменты, механизмы и бюджетные ресурсы для стимулирования частных инвесторов. Здесь очень важны государственные (или с государственным участием) инвестиционные фонды, которые могут быть соинвесторами и позволят сокращать объемы частных инвестиций в проект, сроки окупаемости, снижать риски.

Для ускоренного развития территорий государству стоит применять механизмы особых экономических зон, а значит, особых налоговых режимов. Эти режимы должны быть очень льготными. Мы обязаны понимать, что инвестиций в мире недостаточно, бурное развитие Китая, Юго-Восточной Азии, Африки, Ближнего Востока, Южной Америки требует огромных финансовых ресурсов. За них идет борьба. В России со временем будет расти внутренний инвестиционный ресурс — за счет длинных денег, сбережений граждан, пенсионных накоплений, за счет повышения рентабельности и эффективности экономики. Поэтому в Сибири необходимо одновременно решать задачу наращивания прямого инвестиционного участия и создания качественных механизмов, стимулирующих и привлекающих частных инвесторов.

— Как строительство дублера Транссиба повлияло бы на инвестиционную привлекательность регионов Сибири?

— Полный дублер Транссибу вряд ли потребуется. Нужны вертикальные, меридианные дороги, потому что не может вся экономика концентрироваться вокруг узкой полосы зоны Транссиба. Любая экономика развивается вокруг транспортного каркаса, а этого каркаса нам не достает. И конечно, не хватает железнодорожных переходов в Монголию и Китай. Вообще, я думаю, можно и сегодня улучшить логистику движения товаров на различных международных направлениях. Они могут разгружаться в аэропортах крупных логистических центров России — Красноярска, Новосибирска, переходить на Транссиб и дальше идти уже по железной дороге, которая и дешевле, и эффективнее стратегически.

— Проявляют ли интерес к нашей Сибири зарубежные инвесторы, в первую очередь крупные, с мировыми именами? С коллегами из каких стран особенно активно взаимодействуют местные предприниматели?

— Из европейских стран наиболее активна Германия, из азиатских, безусловно, Китай. Здесь есть, на мой взгляд, некоторые сложности. Я уже говорил, что для Сибири основные инвестиционные программы и проекты связаны с базовыми отраслями. И сюда нам не всегда легко привлечь иностранных инвесторов. Они, может быть, и хотели бы, но государство ставит некоторые внутренние ограничения по выдаче лицензий, созданию совместных предприятий, потому что обладание природными ресурсами может иметь сложные долговременные последствия. Предстоит выработать более четкую концессионную политику, определить, на каких условиях можно создавать совместные предприятия и производства, как привлекать иностранные инвестиции в инфраструктуру.

Вряд ли наши масштабные планы могут быть реализованы без иностранных инвестиций. Слишком много мы хотим привлечь в Сибирь инвестиционных ресурсов, в России таких объемов просто нет. И сам приход каждого зарубежного инвестора явится мощным стимулирующим фактором для других инвесторов. Мы можем строить сколько угодно объектов за государственные деньги, но это слабо повлияет на инвестиционный климат, а можем сказать: «Смотрите, вот немецкая компания строит». Это и будет показателем привлекательности. Иностранные инвестиции точнее всего отражают состояние инвестиционного климата, экономических возможностей территории.

— Как бы вы оценили инвестиционный климат в Сибирском федеральном округе, допустим, по пятибалльной шкале? Есть ли проблемы, сдерживающие развитие бизнеса, в том числе малого и среднего?

— Любая оценка всегда условна, формальна. Есть безусловные конкурентные преимущества Сибири, которые позволяют нам рассчитывать на масштабный, качественный инвестиционный процесс. Есть понимание, стремление государственных и общественных институтов ускоренно развивать Сибирь и Дальний Восток. Есть региональное законодательство и опыт. Есть примеры очень качественных инвестиционных проектов. В то же время инвестиций мало, процесс еще недостаточно бурный, поэтому, наверное, надо говорить об оценке «удовлетворительно».

— Что показали первые месяцы работы инвестиционного уполномоченного в Сибирском федеральном округе? С какими вопросами чаще всего к нему обращаются? Заметен ли эффект от его деятельности, или первые существенные результаты будут видны позднее?

— На начальном этапе это было накопление информации об инвестиционном процессе, проведение выставок, обновление сайтов в Интернете. Кроме того, инвестиционный уполномоченный — своеобразный «почтовый ящик», который собирает предложения экспертов и инвесторов, жалобы и замечания, решает частные вопросы. Поэтому говорить о том, что за полгода сильно изменился инвестиционный климат, неправильно. Но мы усилили взаимодействие с предпринимательским сообществом, что ранее вообще не входило в задачи полпредства, и теперь часто решаем вопросы, связанные с конкретными предприятиями.

Развитие малого и среднего бизнеса чрезвычайно важно для укрепления конкуренции, без него не бывает экономики. Мне очень хочется, чтобы за счет предпринимательства был качественно по-другому развит аутсорсинг, произошла специализация производств. Мы часто говорим об инвестиционном климате как о наличии природных ресурсов, качественной политике государства, господдержке, функционировании банков, но при этом должны всегда помнить, что инвестиции идут в эффективную экономику. Если рядом большое количество неэффективных производств, инвестор боится такой экономики. И хотя вроде бы за счет этого легче выиграть конкурентную борьбу, он понимает, что от неэффективной экономики он сам получает слабую капитализацию, слабую привлекательность и конечный эффект.

Справка «Бюджета»

Виктор Александрович ТОЛОКОНСКИЙ, полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе

Родился 27 мая 1953 г. в Новосибирске.

В 1974 г. с отличием окончил Новосибирский институт народного хозяйства по специальности «экономист», в 1978 г. — аспирантуру Новосибирского государственного университета.

В 1981–1991 гг. работал в органах власти Новосибирской области в должностях от начальника отдела областной плановой комиссии до заместителя начальника Главного планово-экономического управления.

В 1991–1993 гг. — заместитель председателя Новосибирского горисполкома.

С 1994 г. — председатель Городского собрания Новосибирска.

В 1996 г. избран мэром Новосибирска.

В 1999–2010 гг. — глава администрации, затем губернатор Новосибирской области.

С 9 сентября 2010 г. — полномочный представитель

Президента РФ в Сибирском федеральном округе.

Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденом Дружбы, а также орденами русской православной церкви и золотым почетным знаком «Общественное признание». Лауреат национальной премии «Лучшие губернаторы России».

Женат, имеет двоих детей.

Поделиться