Версия для печати 3695 Материалы по теме

лисовский
О государственных мерах по развитию АПК, а также о трудностях, которые испытывают российские сельхозпроизводители, мы беседуем с заместителем председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергеем ЛИСОВСКИМ.

– Сергей Федорович, как Вы оцениваете ход реализации национального проекта «Развитие АПК»? В какой мере он смог дать импульс развитию отрасли?
– Приоритетный национальный проект в области сельского хозяйства оказался самым эффективным из всех. Остальные нацпроекты, на мой взгляд, страдают некоторой декларативностью. Нет тех, кто должен воплощать их в жизнь. Проблема заключается в том, что о старте нацпроектов объявили, но при этом не определили, кто конкретно будет их реализовывать, что называется, «толкать» административно. А Министерство сельского хозяйства РФ является реальным регулятором сельскохозяйственного рынка. Команда, которая там работает, достаточно хорошо разбирается в сфере своей деятельности. Именно благодаря тому, что есть чиновники, знающие нужды сельхозпроизводителей и понимающие, какая именно поддержка им необходима, национальный проект «Развитие АПК» стал самым осуществимым проектом в российской экономике. Такого роста объемов производства, который наблюдался в агропромышленном секторе за последний год, сейчас нет ни в одной отрасли экономики страны.
– В декабре 2006 г. был принят долгожданный Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», утверждения которого активно добивался Минсельхоз России. В то же время многие специалисты говорили, что этот закон носит слишком общий характер и практически не содержит норм прямого действия. А как Вы оцениваете его значение?
– Во-первых, отнюдь не только Министерство сельского хозяйства РФ добивалось принятия такого закона. За него боролись и Государственная Дума, и Совет Федерации. Большие усилия к тому, чтобы он был принят, приложил и наш комитет. Закон о развитии сельского хозяйства очень важен. Да, часто можно услышать, что он оказался неполным, слишком декларативным, выхолощенным. Но ведь даже с юридической точки зрения наполнять закон конкретными цифрами не имеет смысла: в этом случае туда придется ежегодно вносить поправки. Для начала работы принятый закон весьма неплох, я бы оценил его на «четверку».
Есть два важных момента, на которые я хотел бы обратить внимание. Наш комитет и Минсельхоз России стремились усилить роль российских отраслевых союзов, чтобы они, как принято во всем мире, смогли напрямую участвовать в решении вопросов, касающихся соответствующих отраслей. Очевидно, что никто не знает проблемы этих отраслей лучше, чем они. Нам удалось добиться введения в закон статьи об участии союзов сельскохозяйственных товаропроизводителей в формировании и реализации государственной аграрной политики. В частности, в данной статье сказано, что в такой деятельности могут участвовать союзы (ассоциации) сельскохозяйственных товаропроизводителей, куда входят производители или их объединения, обеспечивающие на территории Российской Федерации более чем две трети общего объема производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия и оказывающие соответствующие услуги. Пока эти союзы обладают только совещательным голосом. Но то, что их удалось ввести в систему государственного управления сельским хозяйством – уже большой плюс.
В самом конце текста закона присутствует норма, в соответствии с которой субсидии, предусмотренные рядом статей, – в частности, субсидии на компенсацию процентных ставок по кредитам российских сельхозпроизводителей – действуют только для кредитов, оформленных до 1 января 2010 г. Такая формулировка с нами не обсуждалась и попала в Совет Федерации уже в составе одобренного Государственной Думой закона. Вероятно, это дань планирующемуся вступлению России во Всемирную торговую организацию. Так или иначе, но пока есть время, чтобы внести поправку в закон, исключив из него указанную норму.
В соответствии с законом все конкретные направления деятельности, а также их финансовое обеспечение будут определены в пятилетней Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, которая должна быть утверждена Правительством РФ до 15 июля. Как и ряд других представителей Правительства РФ и обеих палат Федерального Собрания, я вхожу в состав комиссии, рассматривающей основные показатели проекта Государственной программы развития сельского хозяйства на 2008–2012 гг. Могу отметить, что работа по формированию программы идет весьма активно. В новом документе достаточно полно отражены меры по развитию сельского хозяйства на ближайшие годы, указаны конкретные цифры – здесь деятельность комиссии оказалась особенно эффективной. Нам удалось убедить Минфин России и Минэкономразвития России в необходимости увеличить финансирование программы на 25–30% по ряду направлений. На мой взгляд, закон о развитии сельского хозяйства – это большая победа уже хотя бы потому, что через него удалось выйти на создание государственной программы.
– Сейчас много спорят о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Какие риски для сельского хозяйства может нести данный шаг?
– По моему глубокому убеждению, вступление в ВТО принесет российскому сельскому хозяйству исключительно минусы. Сторонники вступления нам отвечают: будут и плюсы, ведь в результате вступления страны в ВТО отечественные производители смогут свободно экспортировать свою продукцию за рубеж. Однако это утверждение не соответствует действительности. Официальный план развития сельского хозяйства, принятый странами Европейского Союза и охватывающий период до 2013 г., не предусматривает импорта сельхозпродукции в ЕС по тем позициям, которые могли бы заполнить российские экспортеры. Другой яркий пример – ситуация с Польшей. Евросоюз требует, чтобы Россия покупала польское мясо. В то же самое время другие государства – члены ЕС не пускают его на свою территорию, оберегая собственных сельхозпроизводителей. И это при наличии свободного экономического пространства в рамках Евросоюза! Что же тогда будет с экспортом из России, которая даже не входит в ЕС?
Неминуемым последствием вступления в ВТО станет попадание российского агропромышленного комплекса под влияние крупных транснациональных корпораций. Эти процессы уже начались. Так, транснациональная корпорация «Каргилл» оказывает серьезное давление на наших экспортеров пшеницы, намеренно поднимая ее закупочную стоимость. К примеру, она приобретает пшеницу в южных регионах России по 100 долл. за тонну, а затем продает по 95 долл., теряя на тонне 5 долл. Для такой богатой и крупной компании потеря миллионов при захвате рынка всего лишь инвестиции в последующие периоды. Она может себе это позволить – в отличие от любого из российских экспортеров пшеницы. Если правительство не вмешается, то за два-три года все отечественные экспортеры будут задавлены, после чего нам начнут диктовать закупочные цены. К сожалению, пока никаких мер не предпринимается, хотя это прямая обязанность государства. Та же Украина, несмотря на политические кризисы, защищает собственную экономику гораздо эффективнее: например, она, не опасаясь не попасть в ВТО, ввела полный запрет на ввоз мяса птицы.
– Вступление во Всемирную торговую организацию подразумевает ограничение объемов государственной поддержки российского АПК…
– Оно подразумевает не просто их ограничение, но, по сути, постепенное сведение к нулю. Здесь Россия снова оказывается в неравном положении относительно развитых государств, входящих в ВТО. Сегодня в Европейском Союзе субсидии на 1 га пашни составляют в среднем 250 евро, в Скандинавских странах – превышают 1 тыс. евро. В Российской Федерации этот показатель равен примерно 5 евро. Сейчас идет речь о сокращении объема субсидий сельскому хозяйству на 50%. Следуя этим требованиям, Евросоюз сможет субсидировать 125 евро, а Россия только 2,5 евро, что сделает российскую сельхозпродукцию неконкурентоспособной. Таким образом, для нашей страны вступление в ВТО будет означать очень серьезную потерю позиций.
– Может ли Россия самостоятельно обеспечить себя сельскохозяйственной продукцией?
– Наша страна способна не только обеспечить себя, но и стать крупнейшим в мире экспортером продовольствия. Собственно говоря, до революции 1917 г. Россия и была таким экспортером. Сегодня это исключительно вопрос времени и того, насколько нам будут мешать. Пока нам мешают очень сильно.
– Нам мешают иностранные конкуренты. А есть ли внутренние препятствия для развития сельского хозяйства?
– Они практически отсутствуют. Как я уже сказал, сельское хозяйство развивается очень высокими темпами, по отдельным отраслям комплекса прирост составляет 10–15%. Но поскольку наш рынок в основном занят импортерами, в России уже наблюдаются признаки кризиса перепроизводства: некоторые регионы – например, Ставропольский край, Курганская область – сейчас не могут продать половину своей сельхозпродукции. Если убрать импортеров с рынка, откроются прекрасные возможности для развития.
Бороться с импортом в интересах российского производителя можно в том числе и по правилам ВТО. В рамках этой организации существует механизм антидемпингового расследования. Если будет доказано, что продукт, конкурирующий с национальным, субсидирован государством-поставщиком, то другая сторона получает право ввести компенсационные пошлины либо принять иные меры. В случае европейского импорта на российском рынке сельхозпродукции таких доказательств существует очень много. К сожалению, Минэкономразвития России ни одного подобного расследования пока не провело, хотя были обращения со стороны и отраслевых союзов, и Минсельхоза России, и Совета Федерации.
В течение трех лет мы пытались добиться введения компенсационных мер по мягким сырам, производство которых связано с большим объемом потребления молока. Поскольку Россия сегодня закупает такие сыры в Европе, многие регионы не могут продать молоко. Для того чтобы реализовать молоко, производителю приходится везти его за несколько сотен километров – а это немалые расходы. Мы провели самостоятельное расследование и предоставили все материалы в Минэкономразвития России. В министерстве согласились с тем, что нарушения имеют место. Однако до сих пор никакие компенсационные меры не введены. Вот одно из препятствий на пути развития нашего сельского хозяйства – отсутствие защиты рынка от субсидируемого импорта, защиты российских товаров от недобросовестной конкуренции. Все остальное у нас есть.

Справка «Бюджета»
Сергей Федорович ЛИСОВСКИЙ, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике
Родился 25 апреля 1960 г. в Москве.
В 1983 г. окончил Московский энергетический институт, специальность «Радиотехника».
1983–1984 гг. – инженер в Центральном радиотехническом институте.
С 1984 по 1987 гг. находился на комсомольской работе в Бауманском райкоме ВЛКСМ города Москвы.
В 1987 г. основал независимый центр досуга молодежи – фирму «Рекорд», а в 1989 г. – компанию «ЛИС'C». Учредил группу компаний «Премьер СВ». Создал первый российский музыкальный телеканал «МУЗ-ТВ». С июля 1995 г. – генеральный директор ЗАО «ОРТ- Реклама».
1999–2000 гг. – заместитель председателя совета директоров телекомпании «ТВЦ».
С 2001 г. – председатель совета директоров ЗАО «Моссельпром», вице-президент «Росптицесоюза».
С 2004 г. представляет Курганскую областную Думу в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, является заместителем председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике. Принимает активное участие в работе над законами, направленными на развитие сельскохозяйственного и агропродовольственного рынка РФ.
Кандидат филологических наук. Один из пионеров российской социальной и политической рекламы, эксперт по современным избирательным технологиям. Имеет научные труды по истории, теории и практике рекламы.
Удостоен диплома и награжден ценным подарком от Президента РФ за большой вклад в становление российской экономики. Имеет серебряную медаль Министерства сельского хозяйства за вклад в развитие агропромышленного комплекса России.

Материал подготовил Марк ЦУЦИЕВ
Журнал "Бюджет" №7 июль 2007 г.


Поделиться