Версия для печати 10698 Материалы по теме
Древний Рим: борьба за свободу от ростовщичества

пахомов
Мы продолжаем серию материалов доктора экономических наук, профессора МГУИЭ Сергея Борисовича ПАХОМОВА, посвященную развитию и совершенствованию системы долговых отношений. Из статьи вы узнаете, что ритуальная казнь — это один из способов взыскания долга, как плебеи боролись с долговым рабством и что же в конце концов погубило Рим.

Договор по всем правилам

Своеобразие института собственности на раннем этапе истории Древнего Рима (общинный характер собственности на пахотную землю и выделение общиной собственности отдельным гражданам в исключительное владение и пользование) не допускало залога собственности за долги. Кредитор фактически выступал в качестве ее покупателя. Кредитор давал честное слово, что до истечения установленного срока он не будет отчуждать заложенное имущество и возвратит его должнику после уплаты ссуды. Долговые сделки заключались с соблюдением ряда строгих ритуалов и юридических формальностей в присутствии не менее пяти свидетелей. Хотя предметом займа могли быть разные вещи, кредитор символически отвешивал должнику при свидетелях условленное количество меди (игравшей роль денег) под обязательство возврата ее с процентами. Договор носил вербальный характер и считался заключенным после произнесения обеими сторонами формальных ритуальных фраз и клятв. Должник был обязан уплатить основную сумму долга и проценты, составлявшие как минимум 10 % в год. С соблюдением формальностей осуществлялся и возврат долга.

Ритуальная казнь как способ взыскания долга

Первые свидетельства о состоянии института долговых отношений в ранний (так называемый царский) период истории Древнего Рима свидетельствуют о суровости общественных нравов. Одним из основных кредиторов эпохи раннего Рима являлось государство, достаточно строго взыскивающее недоимки в сфере выполнения государственных повинностей. Если должник не исполнял своих обязательств перед государством, его продавали в рабство со всем его имуществом, и для удостоверения долга было достаточно того, что он взыскивался государством. Если кредитором являлось частное лицо и царю (исполнявшему обязанности судьи) поступала жалоба на отказ от возврата долга, то происходило судебное разбирательство с опросом свидетелей. Затем проигравший спор должник подвергался взысканию путем «наложения руки». Кредитор имел право схватить его в любом месте и привести в суд для взыскания долга. Арестованный должник не имел права сам себя защищать, за него могло поручиться только третье лицо под личную ответственность. Если уплаты долга не происходило и не было поручителя, то царь присуждал схваченного должника кредитору, который мог держать его у себя в качестве раба.

Законы XII таблиц — древнейший римский свод законов, на который оказало влияние право греческих южно-италийских колоний и который согласно традиции относится к V веку до н. э. (451–450 гг. до н. э.), регулирует дальнейшую процедуру следующим образом. Если по прошествии 60 дней, в течение которых должника трижды выводили на рынок и громко спрашивали о том, есть ли желающие уплатить за него долг, обязательства оставались непогашенными, то кредиторы имели право держать должника при себе в качестве раба для отработки долга, продать вместе с детьми и имуществом в рабство или подвергнуть ритуальной казни: убить и разделить между собой труп. Убийство несостоятельного должника носило ритуальный характер, поскольку суровость наказания была связана с нарушением должником сакральной клятвы, данной в обеспечение своего обязательства при заключении договора. Считалось, что такая суровость долгового законодательства позволит избежать безответственных решений в сфере долговых отношений и ограничит закабаление свободных римских граждан.

Долговые отношения Рима эпохи Законов XII таблиц не знали займов под залог земли. Вместо этого имущество должника и он сам сразу переходили кредитору в случае доказанного судом нарушения обязательств. Следует отметить, что регулирование ростовщичества не нашло места в этом древнейшем римском своде законов, однако в силу экономической необходимости и при попустительстве высших римских должностных лиц (которые сами часто были активными ростовщиками) всех последующих эпох оно периодически возрождалось, пока окончательно не было узаконено кодексом Юстиниана.

Борьба плебеев против долгового рабства

К середине V века до н. э. в Риме преобладало рабство-должничество, в которое попадали свободные граждане путем самозаклада и продажи членов семьи его главой. Попавший в кабалу римлянин на период отработки долга терял гражданские права. Долговые рабы до выплаты долга не имели ни публично-правовых, ни частно-правовых полномочий, за исключением права поступления в легионы на военную службу. После отработки долга им возвращались силой закона все права римского гражданина.

Непрекращавшиеся войны Рима с соседними племенами вели к росту военных налогов и повинностей. Земледельцы превращались в постоянных должников и временных арендаторов земель кредитора. Широко была распространена практика предоставления крупными землевладельцами участков тем плебеям, личность и имущество которых находились в их руках на основе долгового законодательства. Ничем не ограниченное право дробить земли и строгая система личного кредита разоряли крестьян и вели к образованию обремененного долгами земледельческого пролетариата.

Основными проблемами, вызывавшими острые социальные конфликты в период ранней Римской республики (конец VI в. — 265 г. до н. э.), были аграрный вопрос, долговые отношения и политические права плебеев. Для подавляющего большинства римских свободных граждан земля являлась основой существования. Кроме частных наделов земля принадлежала гражданскому коллективу и арендовалась отдельными гражданами. Львиная доля общественной земли (ager publicus) арендовалась патрициями, и для плебеев ее просто не хватало. Отсутствие пахотной земли стало основной причиной массовых плебейских движений и римской военной экспансии. Задолженность мелких землевладельцев, арендаторов и плебса, жестокое долговое право, позволявшее казнить должника, продавать его в рабство и держать на положении кабальника, неизбежно вели к массовому порабощению рядовых общинников. Политическая власть также находилась в руках патрициев.

Примерно в 494 году до н. э. под давлением служивших в армии плебеев, удалившихся в массовом порядке из Рима на Авентинский холм, в обстановке военной угрозы со стороны соседних племен этрусков и латинов были приняты первые законы об отмене долговой кабалы и упразднении долгов в Древнем Риме. Плебс добился избрания из своей среды особых должностных лиц — народных трибунов, игравших роль представителей плебса перед государством. Особа трибуна стала неприкосновенной, его дом обрел право убежища, и он мог наложить вето на решения магистратов и сената. Доступ к этим должностям получила зажиточная верхушка плебса, которая и возглавила борьбу с патрициями.

Вторжение галльских племен в Италию и очередной острый военно-политический кризис привели в 376 году до н. э. к появлению новых законов, выдвинутых народными трибунами Лицинием и Секстием. Запрещалось иметь в одних руках более 500 югеров (125 га) земли. Уплаченные по не погашенным на тот момент займам проценты засчитывались в погашение основной суммы долга, а оставшуюся часть разрешалось оплатить в течение трех лет, что означало фактическую кассацию долгосрочных зай­мов. Упразднялся институт трибунов, вместо которых теперь избирались консулы, но один из них обязательно должен выбираться из плебеев. В 357 году до н. э. были восстановлены и усилены правила, установленные Законами XII таблиц по ограничению ростовщических процентов, а в 342 году до н. э. был принят закон, запрещающий взимание процентов по ссудам вообще. Закон этот формально действовал несколько столетий, но фактически никогда не соблюдался. Однако в соответствии с ним не рассматривались жалобы ростовщиков на неуплату повышенных процентов, было позволено по суду взыскивать переплаченные проценты с ростовщика, нередко известные ростовщики попадали под суд и приговаривались к большим штрафам. Они были обязаны вернуть сумму, в четыре раза превышающую полученные по ссуде проценты.

В 326 году до н. э. народным трибуном Петелием были приняты законы, в соответствии с которыми должник, клятвенно заявивший о своей несостоятельности, мог сохранить личную свободу в обмен на уступку имущества. Прежняя упрощенная система взыскания неуплаченных долгов была упразднена, а римский гражданин мог быть продан в рабство за долги только по приговору суда присяжных. Дошли свидетельства римского историка Тита Ливия о законах Петелия — Папирия, согласно которым «за взятые в долг деньги отвечает имущество должника, но не его тело. Так освободили от кабалы должников и запретили впредь их кабалить». Этот акт был вызван массовым закабалением римских граждан, поводом к его принятию послужило проявление произвола одного из ростовщиков по отношению к долговому заложнику. Он привел к ликвидации в Риме долговой кабалы и запрету продавать в рабство за долги сограждан, что было созвучно реформам Солона в Афинах.

Сплоченность римских плебеев помогла им отстоять личную и политическую свободу. В Риме, как и в Греции, не сложился государственный сектор экономики, подобный тому, который господствовал в Древней Месопотамии и создавал условия для массового долгового порабощения свободных общинников. Решение долгового вопроса, однако, было половинчатым, а аграрные проблемы были временно решены не за счет внутренних преобразований и обуздания ростовщичества, а за счет военной экспансии и завоевания Италии.

Известный историк Древнего Рима Теодор Моммзен писал об этих событиях: «В области народного хозяйства земледелие было социальной и политической основой как римской общины, так и нового италийского государства. Из римских крестьян состояли и общинные собрания, и войско; то, что они приобретали в качестве солдат мечом, они упрочивали за собой в качестве колонистов плугом. Обременение среднего землевладения долгами привело... к страшным внутренним потрясениям, от которых... неизбежно должна была погибнуть юная республика; восстановление благосостояния латинского крестьянства, происшедшее... частью благодаря громадной раздаче земель... частью благодаря понижению процентов и увеличению римского населения, было и последствием и причиной сильного развития римского могущества — недаром же Пирр... усматривал причину политического и военного преобладания римлян в цветущем положении римских крестьянских хозяйств».

Латифундии погубили Римскую империю

На рубеже новой эры центры экономической жизни Римской империи постепенно смещаются в крупные имения, основанные на полусвободной рабочей силе (колоны) феодального типа. Ведущим типом римского землевладения в IV–V веках н. э. стали крупные поместья, зависящие лишь от государства. В имениях земельных магнатов (латифундиях) развивалась многоотраслевая экономика, существовали местные рынки. Они становились центрами притяжения для окрестного сельского населения. Владельцы таких имений представляли перед государством население своих земель: собирали земельные подати и поставляли рекрутов в армию. В период поздней Римской империи крупное землевладение растет за счет скупки имений городских землевладельцев, обремененных долгами, захвата земель свободных местных общин. Сенаторское, императорское и церковно-монастырское землевладение было привилегированным — свободным от муниципальных повинностей, государственных отработочных повинностей (строительной, извозной, военных постоев и др.), чрезвычайных поборов. Это привлекало в поместья магнатов держателей мелких наделов, имевших постоянную задолженность по налоговым недоимкам и повинностям. Рабы и колоны городских землевладельцев бегут в имения магнатов или отдаются под их покровительство.

В этот период в Римской империи широко распространился патронат как способ сопротивления государственным повинностям. Спасаясь от задолженности по налогам и повинностям, военных погромов в результате нашествий варварских племен, под покровительство «сильных людей» — военачальников, сенаторов-магнатов отдавались отдельные крестьяне, мелкие землевладельцы, ремесленники, целые села и города. Ушедшие под покровительство уплачивали патрону лишь часть того, что им раньше приходилось отдавать государству. Патронат приводил к постепенной утрате крестьянами земельной собственности и личной свободы, превращению их в колонов патрона. Колоны фактически прекращают быть свободными гражданами и становятся подданными тех магнатов, на землях которых они имеют наделы. При оформлении покровительства, а фактически крепостной зависимости активно использовались займы и ссуды, выдаваемые магнатами держателям мелких земельных наделов. Процесс способствовал дальнейшему ослаблению Римской империи, поскольку отдавший себя под покровительство свободный земледелец переставал платить подати, налоги и нести социальные повинности. Последствия для Римской империи были катастрофическими. Аналогичные явления наблюдались и в других странах Древнего мира и Средневековья. Римская империя фактически распадалась на отдельные огромные поместья, где господствовало натуральное хозяйство, и этот процесс был остановлен только варварскими завоеваниями. Империя распалась на варварские королевства.

Длительный период экономической экспансии Древнего Рима подошел к концу в III веке н. э. Его окончание было результатом острейшего фискального и финансового кризиса в Римской империи, вызванного внешними и внутренними военными конфликтами. Рост правительственных расходов, сопровождавшийся непрерывным повышением налогов и порчей монеты в сочетании с усилением и ужесточением контроля со стороны имперской власти, сокрушил экономику. В V веке Западная Римская империя рухнула и исчезла под натиском варварских племен. Ее падение завершило длительный этап экономического распада и политической дезинтеграции Древнего мира. Закончился период античности, и началось Средневековье.

Главной причиной крушения Древнего Рима и других рабовладельческих древних цивилизаций явилась экономическая и социальная деградация рабовладельческих обществ. Древний мир существовал до тех пор, пока существовал класс свободных общинников, обладавших гражданским полноправием и экономическим базисом, позволявшим сохранять такое равноправие и свободу. Рабы были в древности, они остались и в Средневековье, зато исчезли свободные граждане общин, осознававшие себя полноправными общественными субъектами.

Переход к феодализму заключался не столько в отмене рабства, сколько в отмене свободы. Крушение рабовладельческих отношений и формирование феодальных происходило в отдельных обществах в разные сроки и в разных формах. Рабовладельческие империи испытывали все большие затруднения в формировании и пополнении своих армий за счет внутренних резервов. Через процесс долгового закабаления исчезал класс свободных и полноправных общинников-земледельцев. Мелкие земледельцы все больше попадали в поземельную и личную зависимость от крупных частных землевладельцев и ускользали из сферы управления центральной власти. Вследствие развития этого процесса древнее государство теряло налогоплательщиков и резервы пополнения армии за счет высоко мотивированного, боеспособного и экономически производительного населения. Римские императоры были вынуждены в первых веках нашей эры в массовом порядке привлекать в пределы империи представителей соседних варварских племен как в роли поселенцев-земледельцев, так и особенно в роли воинов-наемников.

В эпоху древности, будь то на Западе или на Востоке, ведущее положение как центр экономической, общественной и политической жизни занимал город. Он мог существовать в виде полиса, города-государства, вокруг которого зарождались и пышно расцветали древние цивилизации. Древность начинается и кончается вместе с рождением, расцветом и смертью древнего города-государства. Важнейшим показателем перехода от древности к Средневековью является падение или полная перестройка городов в экономическом и политическом отношении, изменение их внутренней структуры и исчезновение понятия гражданства. Классом, покончившим с рабовладельческим Древним миром, были земельные магнаты, эксплуатировавшие внеэкономическим путем новообразующийся класс лиц, не лишенных собственности на средства производства. Они сосредоточили в своих руках контроль над экономикой общества и политическую власть. Когда эксплуатация новыми земельными магнатами нового низшего класса мелких земледельцев завершается сосредоточением в их руках политической власти, начинается эпоха Средневековья.

Этому сопутствуют два явления: одно из них — падение городов как оплота старых производственных отношений, как коллективных организаций свободных граждан; другое, служащее предпосылкой взятия власти новым владельческим классом, — сильный внутренний или внешний толчок, разрушающий старую государственную структуру. Институт долго­вых отношений в том ростовщическом виде, в каком он существовал и развивался в Древнем мире, отбирал у производителей через ростовщический процент не только весь прибавочный, но и значительную часть жизненно необходимого продукта. Свободный мелкий производитель терял способность к воспроизводству как самого себя, так и всего экономического базиса общества. Тем самым институт долговых отношений, существовавший в древности исключительно в ростовщической форме, разрушал экономическую основу существования свободных производителей, лишая их личной свободы, гражданских прав и превращая в изгоев общества, и в итоге сыграл в гибели Древнего мира значительную роль.

Поделиться