Версия для печати 2809 Материалы по теме
Проблема продовольственной безопасности страны сегодня актуальна как никогда: до конца 2007 г. Минэкономразвития прогнозирует присоединение России к ВТО. Но, несмотря на локальные успехи национального проекта «Развитие АПК», приходится признать, что его ключевые задачи далеки от решения. Можно обсуждать первые результаты, позитивные сдвиги и т.п., однако в скором времени панорамы «авгиевых конюшен» неизбежно снова выйдут на первый план, как это было при старте нацпроекта в январе 2006 г. – дело в том, что сейчас сельскохозяйственное лобби России в переговорах по ВТО пытается отстоять более высокий допустимый уровень поддержки села – 9,5 млрд долл. в год, а пока страна способна только на 3 млрд – таковы объемы 2006 г. И значит, продовольственная безопасность опять станет предметом дискуссий в СМИ.
Иван ЧАГАТАЕВ

Мяса больше, поставщики дальше

Страна продолжает наращивать объемы импорта продовольствия: в 2006 г. на эти цели было потрачено на 4,2 млрд долл. больше, чем в 2005 г. (рис. 1). И хотя в рамках нацпроекта снижение производства мяса было приостановлено (рост производства в 2006 г. составил 4,2% по сравнению с 2005 г. – при том, что в 2005 г. произошло падение на 1,7% относительно 2004 г.), импорт мяса по-прежнему опережает остальные категории продуктов. Так, в январе 2007 г. закупки свежемороженого мяса в странах дальнего зарубежья выросли в натуральном выражении в 2,2 раза. При этом меняется география закупок: Россия диверсифицирует импорт, снижая его объемы в странах ЕС в пользу стран Латинской Америки, Австралии и Новой Зеландии.
Напомним, в ноябре 2005 г. Россия отказалась от импорта мяса из Польши, которое, по мнению Россельхознадзора, не соответствует санитарным нормам. И как это ни парадоксально, Польша, в ответ заблокировав переговоры между Россией и ЕС о новом формате экономического сотрудничества, задерживает нас и на пути в ВТО. Впрочем, от этого выигрывают главным образом латиноамериканские поставщики (кстати, давние члены ВТО). «Наращивание импорта вовсе не слабость России, а показатель платежеспособности населения, – успокаивает корреспондента «Бюджета» министр производства аргентинской провинции Формоссы Луис Бастерра. – Есть спрос, который мы удовлетворяем. Вот и все».

Welcome to WTO
Л. Бастерра приехал в Москву на первый раунд переговоров о новых поставках вместе со своим коллегой, министром производства провинции Чако. Нужно отметить, что в течение прошлого года подобного рода контакты с Россией уже были установлены провинциями центра Аргентины, и, похоже, небезуспешно (поскольку в очередь выстроились и другие провинции). Дело в том, что сегодня аргентинцы поставляют мясо в Россию через европейских посредников, но хотели бы выйти на прямые поставки. В обмен на поставки мяса Аргентина предлагает принять участие в разведке своих нефтяных месторождений – правда, это ни в коей мере не эксклюзивное предложение: к разведке месторождений правительство страны приглашает все крупнейшие компании мира. Кроме того, Россия может рассчитывать на участие в бензозаправочном бизнесе, электроэнергетике. Однако в далекой Аргентине перспективы пока туманны, зато для российских сельхозпроизводителей они вполне очевидны.
На замечание о возможностях субсидирования, о том, что не так давно Россия была величайшей сельскохозяйственной державой мира, министр производства провинции Чако Уго Моран только смеется, переходя с испанского на английский: «Welcome to WTO!» Л. Бастерра поясняет, что Аргентина как член ВТО не поддерживает свое сельское хозяйство (за исключением ряда социальных программ поддержки крестьян) и выступает против каких-либо форм поддержки и в других странах, ратуя за добросовестную конкуренцию и т.д. Отметим, Аргентина на российском рынке лишь догоняет Мексику, Перу и Бразилию.

Даешь стандарт!
Совсем иначе дела обстоят в США и странах Евросоюза. Например, по словам Бориса Чернышева, заведующего сектором Института США и Канады РАН, американские фермеры получают прямые правительственные субсидии в размере 18,7 млрд долл., а с учетом косвенной поддержки – почти 50 млрд долл. В России прямых форм поддержки не существует, только косвенные: льготы по кредитам, ускоренная амортизация и т.п. – и то их объемы ничтожно малы: они составляют около 3 млрд долл. – в 17 раз меньше, чем в США. При этом для того, чтобы отстоять допустимый уровень поддержки в 9,5 млрд долл., понадобилось десантировать на переговоры по ВТО специально созданную комиссию по АПК при РСПП. В Минэкономразвития России предполагают, что с учетом растущих потребностей наша страна сможет лоббировать и увеличение допустимого уровня поддержки.
А пока американцы поддерживают свое сельское хозяйство в 17 раз сильнее, чем россияне (в США даже существует институт бесплатной дистрибуции продуктов по талонам для необеспеченных слоев населения), их продукция на российском рынке стоит дешевле, чем отечественная. Эксперты надеются, что благодаря членству в ВТО Россия сумеет добиться таких же высоких нормативов в господдержке, как и страны – основатели этой организации. Правда, пока эти надежды только обсуждаются – в контексте выигрыша других отраслей экономики от членства в ВТО.

Дыры нацпроекта
Несмотря на рост инвестиций в сельское хозяйство (на 55% в 2006 г. по сравнению с 2005 г.) и локальные успехи в рамках национального проекта, главным врагом крестьян, как и прежде, остается диспаритет цен (рис. 2), а накопленная в предыдущие годы задолженность не дает принять участие в нацпроекте. Он как принципиальная форма косвенной поддержки прежде всего ориентирован на коммерческий успех по схеме «кредит – проценты». А какой успех может быть у предприятия-банкрота? Пока, несмотря на сокращение долгов сельхозпредприятий в 2006 г. на 20%, должников по-прежнему большинство – со слов Александра Фомина, директора Фонда регионального развития, их число достигает 60% от всех сельхозпредприятий. Не оформленная должным образом залоговая база – земля – также сдерживает кредитование на селе. Стоит ли удивляться, что в 2006 г. было освоено менее 60% средств, выделенных на реализацию нацпроекта «Развитие АПК».
К тому же рентабельность производства в сельском хозяйстве не всегда соответствует даже заниженным ставкам по субсидируемым кредитам. Разумеется, крестьяне заинтересованы в прямой поддержке и на косвенную соглашаются только потому, что другой просто нет. Впрочем, первый вице-премьер Дмитрий Медведев обещает в рамках национального проекта увеличить финансирование на 2007 г. и, более того, переформатировать его на основе наконец-то принятого закона «О развитии сельского хозяйства». Данный закон предполагает ежегодное принятие Программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков, в которой и растворится нацпроект. Остается добавить, что финансирование сельского хозяйства в рамках нацпроекта в 2006–2007 гг. было почти в три раза меньше, чем затраты на импорт продовольствия в 2006 г.: 35 млрд руб. против 4,2 млрд долл. В Минэкономразвития России не скрывают, что объемы импорта будут расти и дальше.
Россия удобряет чужие земли
Эксперты подсчитали, что, лидируя среди стран – экспортеров минеральных удобрений (за границей продается до 90% произведенных в стране удобрений), Россия ежегодно вследствие постоянного сокращения удобрения собственных почв теряет до 20 млрд долл. потенциальной прибыли (в виде несобранного урожая). Отечественным аграриям никто не компенсирует затраты на удобрения (как в США и странах Евросоюза, где возмещается 30–80% таких расходов), поэтому, по мнению экспортеров, рентабельность продажи минеральных удобрений на внутреннем рынке крайне низка: их здесь не покупают, а значит, проще гнать за рубеж. В результате Россия использует столько же удобрений, сколько и братская Беларусь, субсидирующая своим крестьянам 50% затрат на эти нужды.

Журнал "Бюджет" №7 июль 2007 г.
Поделиться