Версия для печати 2497 Материалы по теме
Как мы уже сообщали, 19 — 21 декабря в Москве состоялась международная конференция «Экономическая наука и экономика переходного периода», посвященная 10-летию Российской экономической школы (РЭШ). Вместе с РЭШ организаторами проведения юбилейной конференции выступили — Институт Уильяма Дэвидсона, Консорциум экономических исследований и образования, Стокгольмский институт переходной экономики и Центр экономических и финансовых исследований и разработок.
С почетным докладом на тему «Глобализация: за и против» на открытии конференции выступил вице-президент «СитиГруп» (США) Стенли ФИШЕР, в недавнем прошлом первый заместитель директора Международного валютного фонда.
Тема конференции, сам юбилей РЭШ вызвали огромный интерес мировой научной общественности, о чем свидетельствовали многочисленные доклады известных экономистов — представителей ведущих университетов США, Великобритании, Израиля, Швеции...
Завершилась конференция «круглым столом» на тему «Российская экономика после кризиса», где с основным докладом выступил директор Института экономики переходного периода Егор ГАЙДАР.
Валерий МАКАРОВ, ректор Российской экономической школы, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН

Когда в России начались рыночные реформы, мало кто предполагал, насколько глубокие преобразования предстоит испытать нашему обществу. В то время внимание было приковано к экономике, а конкретнее — к ценообразованию, приватизации, экономической свободе вообще.
В умах реформаторов — да и народа в целом — доминировало мнение, что рыночные отношения можно ввести достаточно просто, что все устроится само собой, надо только не мешать людям. В действительности все оказалось намного сложнее. Экономическая свобода обернулась хаосом, насилием, массовым нарушением закона. Общество оказалось неподготовленным к столь быстрым изменениям. Человеческое сознание, как известно, меняется достаточно медленно.
Осознание того, что система образования — особенно в области общественных дисциплин, экономики, права, социологии и др. — также нуждается в серьезном реформировании, пришло на удивление очень поздно. Хотя спрос на эти дисциплины вырос немедленно. Практически с начала 90-х гг. как грибы стали появляться частные учебные заведения, где по примитивным программам велось обучение прикладной экономике, финансам, менеджменту и праву. Качество такого образования было чрезвычайно низким. Государственные же университеты перестраивались медленно, что вполне объяснимо, поскольку преподавательский корпус — вещь крайне инерционная.
В этих условиях начинать надо было именно с преподавательского корпуса. По новому учить никто не умел. Не оставалось другого пути, кроме как использовать западных профессоров. Формы такого использования родились тоже не сразу. Наиболее удачным оказалось создание абсолютно новых школ или университетов, не обремененных никакими старыми традициями. Начинание, так сказать, с чистой
доски. По этому пути пошли наша Российская экономическая школа и Высшая школа экономики. Обе родились в 1992 г. Годом позже появилась Московская школа экономических и социальных наук, также стоящая в ряду совершенно новых учебных образований. Учредителями РЭШ стали ЦЭМИ РАН, Московский государственный университет и Иерусалимский университет. Последний, правда, так и не оформил себя юридически в качестве официального учредителя. Однако его роль, как одного из основателей школы, трудно переоценить.
У меня, как директора ЦЭМИ, был еще один мотив для создания и развития РЭШ. Приток новых, хорошо подготовленных кадров в институт — как, впрочем, и Академию наук в целом — резко замедлился. Была надежда, что выпускники Школы заинтересуются академической карьерой в ЦЭМИ. К сожалению, этого не произошло по понятным причинам. Лишь в последние годы ситуация изменилась и интерес к академической карьере в России возродился. Сейчас более десяти выпускников РЭШ работают в ЦЭМИ.
Довольно часто приходится слышать мнение, что заведения, подобные РЭШ, существуют на западные деньги, и это неспроста. Развитые страны — особенно США — вкладывают деньги в подготовку и воспитание нашей талантливой молодежи, которая потом уедет к ним, на Запад. Таким образом они получают квалифицированную рабочую силу, подготовленную с существенно меньшими затратами. Это с одной стороны. А с другой стороны, они получают информацию о нашей стране, которую другим способом получить гораздо труднее.
В действительности это, конечно, не так. Во-первых, на Запад уезжает такое мизерное число выпускников, что здесь не о чем и говорить. Во-вторых, даже те, кто уезжает, сохраняют тесные связи с российским экономическим сообществом, и тем самым они приносят пользу хотя бы в том, что через них идет информация. Они играют роль моста между соответствующими слоями населения в разных странах, что, бесспорно, идет нам на пользу. В-третьих, многие выпускники получают работу в совместных компаниях или в международных организациях, расположенных в России, и тем самым способствуют вхождению России в мировое экономическое сообщество.
А самое главное — в массе своей выпускники РЭШ остаются в России и являются, если можно так выразиться, точками роста для распространения современного знания о рыночной экономике. Примеров этому сколько угодно. Скажем, экспертная группа при Минфине РФ с самого начала своего существования комплектовалась из выпускников РЭШ. Профессионализм группы обычно ставится в пример. В ведущих российских компаниях работают наши выпускники и, должен заметить, отнюдь не на последних ролях. Набирающий вес ЦЭФИР (Центр экономических и финансовых исследований и разработок) также полностью состоит из выпускников РЭШ, включая его руководство. Нельзя не упомянуть и А.В. Дворковича,  который окончил РЭШ в числе первых и сегодня много помогает нам, работая в правительстве РФ. (Кстати сказать, он является членом редакционного совета журнала «Бюджет».)
Что в будущем? Десятилетие РЭШ послужило для нас поводом для более глубокого осмысления перспектив дальнейшего развития. Мы планируем несколько увеличить прием, чтобы более интенсивно развивать прикладное направление подготовки студентов. Планируем укрепить и расширить научно-исследовательскую работу и работу по повышению квалификации преподавания в периферийных вузах. Подумываем о программе PhD, а также о введении первой ступени высшего образования — бакалавриате.

Журнал «Бюджет» №2 февраль 2003 г.

Поделиться