Версия для печати 2835 Материалы по теме
рыбаки
Россия теряет статус рыбодобывающей державы. Кризис в отечественном рыбохозяйственном комплексе может быть преодолен, если принять неотложные меры. Недавно Совет Федерации предложил правительству разработать и утвердить в I квартале 2003 года концепцию государственной политики в сфере добычи водных биоресурсов. Этой проблемой должна будет заняться трехсторонняя рабочая комиссия из представителей правительства, Госдумы и Совета Федерации. В ситуации, которая сложилась в этой отрасли, разобраться непросто….

Большой рыбе – большие рынки
До начала 90-х годов наша страна стабильно занимала первое или второе места среди мировых рыболовных держав по вылову рыбы и добыче морепродуктов. В России была создана уникальная система ведения рыбного хозяйства, где под общим руководством находились добыча, наука и рыбоохрана, которые являлись взаимосвязанными компонентами единой технологии ведения промысла. Существовала хорошо отработанная система отечественного судостроения и закупки флота за рубежом.
Системный кризис в рыбопромышленном комплексе сегодняшней России возник из-за отсутствия целостной государственной стратегии в области рыбохозяйственной деятельности. В отрасли были ликвидированы внутренняя кооперация и вертикальные хозяйственные связи. Образовавшиеся самостоятельные экономические субъекты — в основном мелкие и средние — в массе своей оказались не заинтересованными в долгосрочных вложениях в производство и ориентировались на сиюминутную прибыль.
Разорванная внутриотраслевая интеграция в рыбном хозяйстве не могла быть компенсирована российским рынком с его низким платежеспособным спросом и неразвитой инфраструктурой. Это обстоятельство стало главной причиной массового ухода отечественных рыбодобывающих предприятий на внешний рынок — более емкий, мобильный и платежеспособный, нежели рынок внутренний.
 
Билет для браконьеров
В последние годы в исключительную экономическую зону России (ИЭЗ РФ) вернулся из Мирового океана флот, который после 1991 года покинул дальний промысел, ставший нерентабельным при отсутствии господдержки. Если в прежние времена около четверти всей добываемой в СССР рыбы приходилось на дальние районы Мирового океана, то сейчас эта доля стала совсем ничтожной.
Подобное положение не может не огорчать — тем более если учесть, что другие страны в это же время активно наращивают свое присутствие в Мировом океане. Так, Китай за последнее десятилетие увеличил рыбодобычу в 5-6 раз. И во многом это произошло за счет освоения китайскими рыбаками зоны российских экономических вод, традиционно наиболее богатой запасами водных биоресурсов. Не менее активными в российских водах стали японские, корейские и даже канадские рыбаки.
Все это не могло не сказаться на запасах биоресурсов, которые, увы, тоже не безграничны. Начиная с 1998 года сырьевая база морей ИЭЗ РФ уменьшилась в среднем в два раза. Прежде всего это коснулось валютоемких видов (так, запасы минтая за этот период сократились с 2,27 млн до 930 тыс. тонн, причем в нерестовом запасе остались только впервые созревающие рыбы). Учеными доказано, что при нынешних темпах лова уже через 8 лет в российских водах практически не останется камчатского краба.
Аукционная форма распределения квот на деле привела к хищническому разграблению отечественных водных биоресурсов. Цель браконьеров – в буквальном смысле любой ценой купить хотя бы один лот на вылов краба, ценных пород креветок или минтая. Только эти виды рыбных биоресурсов пользуются огромным спросом в соседних странах, и прежде всего в Японии. За них японцы готовы платить российским рыбакам солидные суммы в валюте. В основном вокруг именно этих пород идут мафиозные и межведомственные «рыбные» войны внутри России.
Другие породы рыб зачастую оказываются никому не нужными. На одном только Дальнем Востоке ежегодно не осваивается от 800 до 900 тыс. тонн общего допустимого улова (ОДУ) тех видов биоресурсов, которые не пользуются спросом у зарубежного покупателя.
 
Свой порт – хуже мачехи
Все виды борьбы с браконьерами на сегодня бессмысленны. Пока в стране не будут созданы нормальные экономические условия для захода российских рыбаков в отечественные порты, корабли будут везти рыбу за кордон.
За годы бесконечных реорганизаций отрасли в значительной мере развалилась рыбоперерабатывающая промышленность. Но даже те заводы, которые еще способны что-либо выпускать, загружены на 10-20% мощностей, поскольку рыба до них попросту не доходит.
Главная причина такого положения кроется в дикой, несусветной процедуре сдачи кораблями своего улова в родные порты. Если в норвежском или японском порту вся процедура по заходу корабля в порт, проверке груза, его разгрузке и обратного ухода в море занимает 2-3 часа, то в российских портах – минимум 2-3 дня.
На борт прибывшей шхуны поднимаются десятки «проверяющих» от различных контролирующих органов. Каждый из них пользуется набором ведомственных инструкций, подчас противоречащих друг другу. Естественно, что в таких условиях неизбежно процветание коррупции, в конечном итоге ведущей к разорению рыбаков.
Приобретенные и арендованные суда, заходя в российские порты, обязаны единовременно уплатить таможенные платежи, общая сумма которых порой составляет порядка 26% от стоимости судна. Большая часть российского рыбопромыслового флота, прошедшего ремонт на зарубежных верфях, впоследствии избегает заходить в российские порты из-за необходимости платить в соответствии с действующим таможенным законодательством ввозную таможенную пошлину (от 5 до 20%) и НДС (20%) со стоимости осуществленных в иностранном порту ремонтных операций.
Все это привело к тотальному бегству российских рыбаков в иностранные порты. Так, например, если во времена СССР Мурманский порт ежегодно отгружал около 3 тыс. тонн рыбопродукции, то сегодня эта цифра едва дотягивает до 300 тонн. По признанию самих рыбаков, даже финансовые и кредитные операции осуществляются ими далеко от российских берегов — в банках Германии, Норвегии, Кореи и многих других стран.
Так что истинные масштабы добываемых в России водных биоресурсов и получаемых за них средств сегодня никому в точности не известны. По неофициальным данным, незаконный вылов превышает официальный в 5-6 раз! Можно даже предположить, что никакого реального падения уловов со времен СССР и не произошло: просто две трети отрасли ушло за рубеж и в теневой сектор российской экономики.
 
Рыбалка до последнего баркаса
О том, что дело обстоит именно таким образом, говорит и факт незначительного сокращения рыболовецкого флота России. При официальном сокращении добычи рыбы в России за 12 лет в 3-4 раза, добывающие мощности флота, ориентированные на высоколиквидные водные биоресурсы (крабы, креветки, минтай), в 2-3 раза превышают объемы общего допустимого улова в исключительной экономической зоне России (ОДУ ИЭЗ РФ). Основу флота составляет рыбопромысловый флот, численность которого за годы перестройки уменьшилась всего лишь на 9,8% (с 3412 до 3078 ед.), да и то в основном за счет обрабатывающего флота. Поскольку почти весь флот находится ныне в частной собственности, трудно представить себе, чтобы его владельцы держали корабли без работы.
В связи со стремительным старением собственного флота российские рыбаки все чаще вынуждены арендовать суда на зарубежных верфях (бербоут-чартер). Сегодня таких кораблей уже около 200. В этом не было бы ничего страшного, если бы не «драконовские» условия, на которые приходится идти российским рыбакам. Помимо того, что им по несколько лет приходится отрабатывать стоимость судна, «подкармливая» зарубежного производителя, при этом самым страшным врагом для рыбаков становятся родные пограничники.
Дело в том, что по существующему законодательству любой корабль, пересекший 12-мильную морскую зону России, автоматически должен платить таможенную пошлину. При средней цене судна в 20 млн долл. владельцу корабля надо единовременно выложить за него около 5 млн долл. Естественно, что при такой системе российские арендаторы рыболовецких шхун предпочитают вовсе не заходить в отечественные порты, базируясь в Китае, Корее, Японии, Норвегии и других соседних странах.
 
Незаконный мониторинг

Наиболее острая полемика в правительственных кругах разгорелась в последнее время вокруг попыток ужесточить контроль над незаконным выловом рыбы в ИЭЗ РФ. Здесь одновременно сошлись интересы различных легальных и полулегальных экономических групп, а также министерств и ведомств Российской Федерации.
Произошедшая в 1998 году передача вместе с флотом части функций от рыбоохранных инспекций Федеральной пограничной службе существенно сказалась на эффективности их работы и повлекла за собой рост браконьерства. Причина этого явления кроется в слабой координации между двумя федеральными ведомствами. В результате ежегодно российские и иностранные рыбопромысловые суда превышают выделяемые им квоты на вылов биоресурсов, реализуя незаконно добытые морепродукты в зарубежных портах.
Для пресечения браконьерства в России разработана уникальная система мониторинга за рыболовецкими судами с помощью космических средств слежения. Казалось бы, имея такой «всевидящий глаз», можно было бы раз и навсегда решить проблему контроля за рыбодобычей. Однако этого до сих пор не произошло. Дело в том, что любое решение в рыбном хозяйстве сегодня зависит от восьми различных ведомств. Не имея статуса министерства, Госкомрыболовство по сути является рекомендательным органом, не способным самостоятельно решить ни одного вопроса. Поэтому разработанная в его недрах система мониторинга не является для судов доказательной базой.
Возможно, личное вмешательство президента РФ ускорит процесс организации работы отрасли. Рыбаки с нетерпением ждут принятия закона «О рыболовстве», мытарства которого в Госдуме длятся уже около 9 лет. Получается парадоксальная ситуация, когда целая отрасль народного хозяйства существует в условиях правового вакуума, без единых правил игры…
 
Без государства инвестиции не придут

Главная надежда рыбаков – привлечение в отрасль отечественных инвестиций. Спад инвестиционной активности в рыбном хозяйстве стал следствием резкого сокращения производства и снижения объемов собственных средств, используемых в качестве источников финансирования. За 10 лет — с 1991 по 2001 год — прибыль предприятий этой отрасли практически потеряла свое значение как источник финансирования.
Начисленная амортизация, являющаяся основой простого воспроизводства основного капитала, зачастую направлялась не на инвестиционные цели. А в рыбном хозяйстве главными источниками финансирования инвестиций являются амортизация и чистая прибыль. В числе заемных средств предприятиями почти не используется отечественное кредитование. Причины — высокая процентная ставка по ссудам и практическое отсутствие системы долгосрочного кредитования.
«Криминальный» имидж наряду с отсутствием нормальных правил ведения бизнеса пока отпугивают от рыбохозяйственной отрасли крупных отечественных и иностранных инвесторов. Так что первые шаги неизбежно придется делать государству.

Журнал «Бюджет» №1 январь 2003 г.

Поделиться