Версия для печати 2938 Материалы по теме
Объявили результаты рейтинга социально-экономического положения субъектов РФ

В июне «РИА Рейтинг» опубликовало очередной, уже третий по счету рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ, основанный на статистике 2012 года. Радикальных изменений в расстановке сил за год не произошло, однако исследование позволяет выделить ряд интересных тенденций.

Экспортеры — в минусе

Рейтинг, составленный экспертами агентства совместно с газетой «Московские новости» и Агентством экономической информации «ПРАЙМ», демонстрирует очевидную неравномерность экономического развития российских регионов с учетом влияния разнообразных факторов. Причем они могут быть как объективными — наличие природных ресурсов, состояние инфраструктуры, климат, так и субъективными — проводимая региональными властями экономическая политика, создаваемые ими условия для ведения бизнеса.

Диспропорции в уровне социально-экономического развития различных частей страны ярко иллюстрируют, например, такие показатели, как валовой региональный продукт на душу населения (в Ингушетии — 61 тыс. руб., в Сахалинской области — около 1,2 млн руб.), удельные инвестиции (от 23,5 тыс. руб. в Ивановской области до 1 млн руб. в Ямало-Ненецком автономном округе). Серьезно разнятся среднедушевые доходы населения (от 10 до 60 тыс. руб.) и показатели безработицы (от 0,8 до почти 50%). Разумеется, огромную роль в этих различиях играют именно объективные факторы. «Тем не менее многое зависит от политики региональных властей, — отметил генеральный директор рейтингового агентства „РИА Рейтинг“ В. В. Третьяков в ходе пресс-конференции, посвященной публикации рейтинга. — В ряде случаев радикальные изменения в регионе действительно невозможны, но при этом есть реальные примеры, когда регион из депрессивного превращался в инвестиционно-привлекательный. Вопрос в том, как используются преимущества, которыми он располагает».

Как пояснил Третьяков, интегральный балл рейтинга составляется на основе 16 объективных показателей, которые в свою очередь опираются на открытую статистику, предоставляемую Минфином России и Росстатом. Сами показатели условно разделены на четыре группы, в рамках которых оцениваются масштаб экономики региона, ее эффективность, состояние бюджетной и социальной сферы. Рейтинг не использует субъективные оценки, подчеркивают его составители. А то, что он рассчитывается третий год подряд, позволяет проследить траекторию развития субъектов РФ.

По сравнению с прошлым годом в десятке лидеров произошли лишь небольшие изменения. Среди наиболее заметных — ухудшение рейтинга Красноярского края (7-е место в 2010 году, 8-е место в 2011 году и 14-е место по итогам 2012 года). Значительно ослабила свои позиции и Белгородская область (падение с 10-го места в 2011 году до 20-го места по итогам 2012 года). Новыми членами десятки лучших стали Ленинградская и Самарская области. «Отрадно, что первую десятку покинули некоторые экспортно ориентированные регионы, а их место заняли промышленно развитые, выпускающие продукцию высокого передела», — отметил Третьяков.

Второй год подряд теряет свои позиции в рейтинге Ямало-Ненецкий автономный округ. Авторы исследования связывают это с ситуацией на мировом рынке газа: рост конкуренции на европейском рынке оказывает давление на цены, Россия сокращает экспорт, что негативно сказывается на экономических показателях округа. Внешнеэкономическая конъюнктура, по-видимому, повинна и в относительных неудачах Красноярского края, опустившегося за два последних года на семь позиций. Причиной стала неблагоприятная ситуация на мировом рынке цветных металлов. Никель за год подешевел на 23,3%, алюминий — на 15,7%, медь —
на 9,9%, подчеркивается в докладе. Ведущее предприятие Красноярского края «Норильский никель» вынуждено было сократить производство.

Если говорить о Белгородской области, вылетевшей из десятки, то и здесь виноваты объективные обстоятельства, а именно изменения на мировом рынке железной руды, ставшие следствием сокращения спроса со стороны Китая. Так, экспорт этого вида сырья из России в Китай упал вдвое, а основным «потерпевшим» стала именно Белгородская область, столкнувшаяся с сокращением доходов своего консолидированного бюджета. «Значимую роль в снижении позиций Белгородской области также сыграло снижение показателя иностранных инвестиций на душу населения, которые резко выросли в 2011 году», — подчеркивается в исследовании.

В целом рейтинг хотя и дает серьезную пищу для размышлений, каких-либо сюрпризов не содержит. Его возглавляют крупные финансово-экономические центры страны, на которые завязаны основные денежные потоки. Далее следуют экспортно ориентированные, промышленные. И наконец, аграрно-промышленные регионы. «Это является подтверждением того, что структурных изменений в экономике пока, к сожалению, не происходит», — говорит Третьяков. К слову, список аутсайдеров также не претерпел особых изменений по сравнению с прошлым годом. Можно отметить небольшие улучшения, которые продемонстрировали Северная Осетия и Калмыкия, а также падение рейтинга Республики Тыва.

Некоторого внимания заслуживают и субъекты РФ, ставшие лидерами по росту позиций в рейтинге с 2010 по 2012 год. Наиболее серьезно продвинулись Воронежская и Иркутская области, причем в обоих случаях были продемонстрированы высокие темпы роста промышленного производства. Авторы рейтинга отмечают благоприятные изменения и в целом ряде регионов Центрального федерального округа, что они связывают с улучшением качества управления.

Вопрос ответственности

Эксперты, собравшиеся, чтобы обсудить опубликованное исследование, предпочли говорить не о проблемах социально-экономического развития, а о том, насколько подобные рейтинги отражают реальный вклад региональных властей в улучшение (или ухудшение) позиций возглавляемых ими субъектов РФ. Участники дискуссии сошлись во мнении, что во многих случаях определяющим оказывается влияние внешнеэкономической конъюнктуры и, разумеется, федерального центра.

Так, губернатор Архангельской области И. А. Орлов не открыл большого секрета, отметив, что отношения с центром активно влияют на «самочувствие» региона. Речь идет как о дотациях, так и о целевых трансфертах, например о средствах, выделяемых субъектам РФ в рамках реализации программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Губернатор привел и другой пример внешних обстоятельств, влияющих на рейтинг. В 2010 и 2011 годах у Мин-обороны в силу ряда причин сложились непростые отношения с предприятиями оборонно-промышленного комплекса, что, в частности, негативно сказалось на экономических показателях судостроительных предприятий Северодвинска. Как только возникшие проблемы разрешились, рейтинг области вырос едва ли не на десять пунктов. Орлов предложил составителям рейтинга подумать над тем, чтобы в будущем более четко оценивать роль собственно региональных властей в изменении ситуации.

Директор Института реформирования общественных финансов В. В. Климанов полагает, что любой рейтинг, сколь бы объективен он ни был, все равно будет подвержен критике, поскольку все факторы учесть невозможно. «Возникает вопрос, как можно использовать такого рода рейтинги в практической деятельности региональных властей. Тут есть масса ограничений, которые необходимо учитывать, однако рейтинг может иметь значение в контексте возврата к выборности глав субъектов Российской Федерации», —
полагает эксперт. Доведение до общественности данных о реальном положении региона может сподвигнуть политиков более ответственно подходить к решению стоящих перед ними задач. Что же касается влияния властей на рейтинг, то его, по мнению Климанова, лучше всего характеризует динамика показателей в социальной сфере.

По мнению генерального директора Центра фискальной политики Г. В. Курляндской, опубликованный доклад не дает возможности сделать однозначный вывод о том, каков вклад тех или иных факторов в интегральные показатели и каково влияние на рейтинг тех или иных действующих лиц. «Возможно, имеет смысл специально выделять факторы, которые зависят от международной конъюнктуры, а также от решений, принимаемых федеральными, региональными, муниципальными властями», — предложила она. Впрочем, все участники обсуждения согласились с тем, что в российских условиях, где федеральный центр нередко прямо или косвенно вмешивается в полномочия других уровней власти, разделить между ними ответственность за происходящие изменения достаточно сложно.

Поделиться