Версия для печати 5572 Материалы по теме
Екатерина Викторовна СУМАРОКОВА, доцент кафедры маркетинга, заместитель директора Института маркетинга Государственного университета управления, кандидат экономических наук
Финансирование высшего образования: примеры успешных решений

По одним оценкам, в мире насчитываются десятки различных систем финансирования высшего образования, по другим — сотни. Однако в настоящее время наблюдается устойчивая тенденция перераспределения финансового бремени между студентами, их родителями и налогоплательщиками в пользу студентов.

Образование как капитал

Сегодня системы образования большинства стран мира переживают особый этап своей истории: чем выше достигнутая ступень экономического развития, тем выше требования к людям, обеспечивающим экономический рост. Знания и образование в настоящее время приобрели несомненную экономическую ценность.

По оценкам Всемирного банка, сделанным еще в 1994 году, 76% национального богатства США составлял человеческий капитал (накопленные населением знания и умения, используемые в производственной деятельности и повседневной жизни). Физический (воспроизводимый) капитал давал 19% богатства США, а природный фактор — 5%. В Западной Европе 74%, 23% и 2% соответственно. Благосостояние России лишь на 50% держится на человеческом капитале, 10% дает воспроизводимый капитал и 40% обес­печивают природные ресурсы. Можно спорить о цифрах, но никуда не уйти от тенденции: экономически развитым странам уже не одно десятилетие половину роста ВВП обеспечивают научно-технические новшества: «мы имеем хорошие университеты не потому, что мы богаты, а мы богаты потому, что имеем хорошие университеты».

Тенденции

В настоящее время в условиях продолжающегося в мировой экономике спада проблема финансирования образования в большинстве стран обостряется. В России этот процесс характеризуется одновременным сокращением государственного заказа на подготовку специалистов, падением спроса бизнеса и частных лиц на платные образовательные услуги. Управление высшим образованием со стороны государства все больше ориентируется на финансовые рычаги, подталкивая вузы к более активному поведению на рынке образовательных услуг.

Вместе с тем, несмотря на сокращение общего объема государственного финансирования, высшее образование в странах ЕС почти на 80% финансируется за счет общественно-государственных расходов, около 6% поступает от организаций, и только 12% средств вносится в качестве платы за обучение.

В Финляндии, Норвегии, Дании, Швеции, а также Австрии и Греции (бакалавры) — обучение в государственных вузах остается бесплатным. В Греции, Испании, Франции, Португалии, Румынии, Словакии и др. более 90% государственных средств, выделенных на высшее образование, поступает непосредственно в бюджет учебных заведений. В Дании и на Кип­ре доля прямых ассигнований значительно ниже (30–60% расходов по этой статье бюджета направляется напрямую студентам).

В Болгарии, Великобритании, Исландии, Нидерландах все студенты платят за обучение независимо от формы собственности учебного заведения — государственное оно или частное. При этом в Исландии не предусмотрено никаких грантов студентам или льгот по кредитам и налогам. В Дании, Финляндии и Норвегии доля частного финансирования высшего образования составляет менее 5%, в Австралии, Канаде, Японии, Великобритании, США, Израиле и России — более 40%, в Чили и Южной Корее — более 75%. В Южной Корее около 80% студентов высших учебных заведений обучаются в частных университетах, где более 70% бюджета составляет плата за обучение.

Баланс частного и государственного

В разных странах мира можно наблюдать колоссальные различия между балансом частного и государственного высшего образования. Так, например, в Западной Европе продолжают преобладать государственные высшие учебные заведения — в них учатся 95% студентов. Несмотря на то что наиболее известными американскими университетами являются частные университеты, более 80% студентов учатся в государственных, в то время как в Азии наблюдается прямо противоположная картина: 80% студентов обучаются в частных высших учебных заведениях.

Частное образование на протяжении многих лет занимает главенствующее положение в высшей школе Японии, но при этом в ощутимой доле оно финансируется государством (около 50%). Вместе с тем бремя, лежащее на японских студентах, весьма чувствительно. Обучающиеся в государственных и муниципальных университетах платят 10–20 тысяч долларов в год, а в частных учебных заведениях — примерно на 30% больше. В результате 80% студентов вынуждены подрабатывать.

Система высшего образования Японии построена таким образом, что основная нагрузка при финансировании высших учебных заведений лежит на частном секторе. Юридически университетские активы принадлежат университетам, но они контролируются министерством просвещения Японии, финансирующим в настоящее время приблизительно половину текущих расходов университетов в виде блокового гранта, размеры которого определяются исходя из численности профессорско-преподавательского состава и студентов. Вторую половину средств составляют доходы от работы университетских больниц, платы за обучение, исследовательских проектов и т. д. Все эти доходы университет может использовать по своему усмотрению (и переносить на следующий год). Кроме того, он может устанавливать размер платы за обучение, на 10% превышающий уровень, определенный стандартом министерства.

В КНР до реформ, проведенных в 80-х годах, почти все средства были исключительно государственными, выделялись они с учетом корректировок, основанных на данных предыдущего года, а неиспользованные средства возвращались государству. С финансовой децентрализацией правительство делегировало финансовые обязательства правительствам провинций и отраслевым министерствам. По новому механизму финансирования статьи бюджета были заменены блок-грантами и вузам позволили решать самим, как тратить средства и сохранять неизрасходованные средства. Для мобилизации ресурсов образовательным учреждениям было предложено создавать свои собственные средства и взимать плату за обу­чение.

В Сингапуре высшие учебные заведения в основном финансируются государством: для покрытия час­ти издержек на обучение (75–85%) предоставляются субсидии, остальную часть оплачивает студент. Однако субсидии университетам растут более высокими темпами, чем плата за обучение.

В Чили действует система смешанного (государственно-частного) финансирования. Материальная помощь студентам оказывается за счет различных специальных фондов. Чилийским университетам (преимущественно государственным) предоставляется прямое финансирование, размеры которого определяются численностью студентов и преподавателей, занимающихся исключительно учебной работой, долей докторов или магистров, участием вуза в деятельности международного научного сообщества (измеряемое числом публикаций в зарубежных изданиях) и т. д.

В Чили государственные и частные высшие заведения составляют единое целое. Государство финансирует оба сектора высшего образования, они различаются лишь по форме своего управления. Частные университеты имеют возможность получать косвенные дотации (субвенции), которые выделяются избирательно, с учетом процента успевающих студентов. Кроме того, некоторые частные чилийские вузы получают благотворительные пожертвования, а организации, выделяющие их, частично освобождаются от налогов.

Сегодня можно говорить о наметившейся тенденции, когда наблюдается беспрецедентный спрос на получение высшего образования при отсутствии у государства возможности (или желания) обеспечить необходимую поддержку госвузам. Это делает роль частного высшего образования все более значимой. С ростом платы за обучение в государственных вузах и появлением в частных дополнительных услуг государственные и частные высшие учебные заведения становятся все более похожими друг на друга. С учетом государственных и негосударственных источников финансирования в Дании на образование расходуется 8,4% ВВП, Швеции — 7,8%, США — 6,6%, Японии — 4,9%, Греции — 2,4%. В то же время основным источником финансирования вузов по этой группе стран продолжает оставаться государство.

Для сравнения: в России негосударственные высшие учебные заведения составляют менее 50% от числа государственных (после ежегодных мониторингов эффективности вузов Минобрнауки их число будет постоянно сокращаться) и учится в них 4–6% от общего числа студентов. 

Справка «Бюджета»
До 1980 года обучение в высшей школе западноевропейских стран, за редким исключением, было практически бесплатным. Кроме того, студенты в ряде стран получали стипендии, дающие им возможность компенсировать часть своих затрат на проживание во время учебы. С того момента в сфере финансирования высшего образования произошел ряд изменений, и уже во второй половине 90-х годов эти страны можно было условно разделить на три группы в зависимости от величины платы за получение высшего образования: бесплатная (Германия, Дания, Финляндия, Норвегия, Греция, Швеция, Австрия), средняя (Франция), высокая (Швейцария, Бельгия, Испания, Италия, Нидерланды, Ирландия).

Существуют различия и в предоставлении государственной финансовой помощи студентам. Одно из самых крупных изменений связано с попытками включить в систему образовательные кредиты. Предоставление таких кредитов означает перекладывание части расходов по финансированию образования на потребителей, поскольку их введение обычно сопровождается сокращением государственного финансирования (в виде стипендий студентам или через субсидирование оплаты обучения).

Воздействие кризиса

В 90-е годы высшую школу большинства стран охватил финансовый кризис, во многом связанный с замедлением темпов роста государственной поддержки вузов одновременно с увеличением численности студентов. Государство стремится все большую часть расходов переложить на студентов и их семьи, внося соответствующие изменения в механизм финансирования.

С середины 50-х до середины 90-х годов численность студентов почти во всех европейских странах увеличилась более чем в 10 раз. Произошел переход от элитарной к массовой системе высшего образования, охватывающей ныне до 2/3 выпускников средней школы. Этот рост сопровождался значительными структурными изменениями в системе высшего образования: наряду с традиционными университетами возникли вузы, дающие более специализированную, профессионально ориентированную подготовку.

При этом последние 30 лет университетский сектор подвергается жесткой критике со стороны ученых-экономистов и политиков — за неспособность учитывать потребности рынка труда, неэффективное управление и высокие затраты. В частности,

в 80–90-е годы были введены процедуры оценки деятельности университетов, произошло уменьшение средств, выделяемых вузам государством (в расчете на одного студента), на официальном уровне стала подвергаться сомнениям целесообразность сохранения традиционной системы финансирования, почти полностью основанной на государственной поддержке.

Доля государственных расходов на высшее образование (в % к ВВП) в большинстве европейских стран превышает 1% (наиболее высок он в Финляндии, Норвегии, Дании и Нидерландах). В то же время соотношение государственного и частного финансирования высшего образования неодинаково. Так, в Германии, Австрии и Италии доля государственного финансирования в расходах на высшее образование составляет около 90%, в Великобритании и Финляндии — около 80%, в Дании и Швеции — примерно 2/3, в США и Канаде соответственно 50 и 73%.

Продолжение статьи читайте в следующем номере журнала «Бюджет».

Поделиться