Версия для печати 3982 Материалы по теме
В стране лишь 25% населения потребляет то, что потребляют европейцы
Экономист Руслан Гринберг об инвестициях в человека, потреблении и смене эпох

ИНВЕСТИЦИИ В ЧЕЛОВЕКА

Моя позиция в том, что образование, медицина и т. д. — это не какая-то благотворительность, а инвестиции в человека. И экономический рост без этого невозможен. Если вы хотите иметь будущее, вы должны финансировать науку и культуру. Мы, к сожалению, пытаемся все поставить на коммерческие рельсы. Это модель элитарного общества. После абсолютно неприемлемого опыта избыточного равенства бросились в другую крайность — к избыточному неравенству. 20 процентов среднего класса — это ничто. Кстати, эта цифра интересным образом коррелирует с количеством людей, имеющих загранпаспорта. Думаю, это не случайно. Нам кажется, что каждый ездит в Италию, катается в Австрии на горных лыжах и т. д. А на самом деле это не такая большая часть населения.

О ПОТРЕБЛЕНИИ

Дело в том, что, когда человек рождается, у него нет никакого выхода, он должен быть счастливым. А это очень приятно: иметь разнообразную пищу, большой гардероб. Потребление — это синоним свободы. Мы должны иметь выбор на всё. Будь то носки, начальство, премьер-министры.

ПОЗИЦИИ ЭКОНОМИСТОВ

Одни экономисты выступают за рост государственной активности, другие за стимулирование инвестиционного климата. Мы за государственное планирование, но не зверское, директивное, а индикативное. То есть планы не приказы, а планы — стимулы. Нам кажется, что при любом, даже идеальном инвестклимате только силами саморегулирования прогресса не достичь. А пока структура экономики становится все более примитивной. Между 10 процентами богатых и 70 процентами бедных выросла пропасть. И то, что у нас всего 20 процентов среднего класса, тоже говорит о нездоровой структуре общества.

ИНВЕСТИЦИИ И ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ

У нас есть две мантры о том, что является причиной экономического роста и процветания. Первая говорит о том, что инвестиции решают все. И если инвесторам будет хорошо, то будет экономический рост. Другая мантра говорит, что это ерунда. Главное — это люди со своей покупательской способностью. Если не будет таких людей, то не будет серийного производства. 

СМЕНА ЭПОХ

Последние 30 лет в мире все выступали за поддержку богатых — и это после предыдущих 30 лет, наоборот, социального капитализма, когда было слишком много перераспределения. Но у нас был «золотой век человечества». Это 50 — 60 — 70 годы прошлого столетия, когда можно было говорить о мечте Карла Маркса — исчезновении классов. Сейчас идет речь о возвращении к гуманному капитализму или гуманному социализму — называйте, как хотите.

Вспомните семьдесят лет советского аскетизма, жуткого унижения, уныния, серости. И вдруг Михаил Горбачёв «открыл ворота тюрьмы», мы увидели четыреста сортов сыра и обалдели, конечно, от этого. Это не синоним счастья, но очень хорошая вещь. Этот заполненный под завязку холодильник, о котором мечтали наши родители, — страшная профанация алтаря, не имеющего никакого отношения к нашему счастью

ТОЛЬКО 25% НАСЕЛЕНИЯ ПОТРЕБЛЯЮТ, КАК В ЕВРОПЕ

Но если говорить честно и серьёзно, обсуждение темы о вреде потребления мне кажется большим ханжеством и лицемерием. В нашей с вами благословенной стране лишь 25 процентов населения потребляет то, что потребляют европейцы. Остальные выживают. У нас царит недопотребление.

Япония находится в депрессии последние несколько лет только потому, что она перестала потреблять. И это очень тяжелый вопрос. Мы живем в капитализме. У нас нет другой альтернативы. А капитализм — это общество, которое производит, чтобы продать. Если вы не идете в магазин, и если вы не покупаете, то производство останавливается, мир останавливается.


СПРАКА БЮДЖЕТА

Руслан Семенович Гринберг. Директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН (2006, Отделение общественных наук). Р. Гринберг — автор более 200 научных работ общим объемом более 250 п.л., из них 30 монографий.

Сфера научных интересов — экономическая теория, кредитно-денежная политика в постсоциалистических странах, интеграция и дезинтеграция на постсоветском пространстве, роль государства в трансформационных экономиках.

Подробнее

Поделиться