Версия для печати 7478 Материалы по теме
Денис Леонидович МИХАЙЛОВ, руководитель ГБУ «Мосфин-агентство»
Потребительский спрос как локомотив роста российской экономики

Потребительский спрос служил локомотивом роста российской экономики на протяжении всего посткризисного периода. Его постоянное расширение обеспечивалось ростом доходов, здоровым состоянием рынка труда и высокой кредитной активностью населения. Но 2013 год стал переломным в тенденции непрерывного ускорения потребительского спроса, и в среднесрочном периоде траектория этого роста будет проходить в области намного более скромных показателей.

В2013 году доля частного потребления в структуре ВВП составила более 50%. Вместе с тем в прошлом году стали заметны признаки замедления этого повышательного тренда, темп роста потребления замедлился более чем вдвое по сравнению с 2012 годом. К концу 2013 года снижение спроса не только проявилось в товарах повседневного потребления, но и затронуло автомобильный и туристический рынки. Поступавшая с начала 2014 года макростатистика не смогла снять опасения — замедление потребительской активности приобрело характер среднесрочной тенденции.

В посткризисный период столь продолжительное по времени и провальное по глубине сокращение потребительской активности наблюдается впервые. До этих пор временное охлаждение наблюдалось лишь в летние месяцы или в начале календарного года, когда закономерное снижение следовало за пиковым предновогодним периодом. В целом после сезонных провалов потребление быстро восстанавливалось, набирая привычный двузначный темп роста, однако в течение 2014 года внутренний спрос и экономическая активность населения остаются низкими, что сопровождается падением доверия потребителей.

Замедление потребления стало отражением объективных экономических тенденций и явилось свидетельством кризиса предпринимательского и потребительского доверия, нараставшего в течение 2013 года.

Потребление как основной фактор роста ВВП

В докладе Всемирного банка «Об экономике России: кризис доверия обнажает слабость экономики», который был опубликован в конце марта и еще не учел влияние украинского геополитического кризиса, говорится: «В 2013 году в результате слабого внутреннего спроса рост экономики [России] замедлился до уровня, близкого к стагнации. Основным двигателем роста оставалось потребление, поддерживаемое быстрым ростом кредитования и заработных плат».

Главным драйвером роста ВВП в 2013 году (на 1,3%) остались расходы на конечное потребление — они обеспечили экономике рост на 2,4%, причем полностью — за счет домохозяйств, так как вклад расходов государства был отрицательным (таблица). Годом ранее потребление обеспечило экономике 3,3% роста из 4,8%, но в 2013 году темпы роста потребления населения замедлились почти вдвое.

табл и рис1.jpg

Тенденции потребительского спроса

Несмотря на постоянное расширение объема, темпы роста розничной торговли в последние четыре года неуклонно снижались, достигнув по итогам 2013 года, согласно расчетам Росстата, минимального за последние четыре года уровня в 3,9% (рисунок 1). В июне текущего года рост в розничной торговле замедлился еще значительнее, составив 0,7% к соответствующему периоду прошлого года, что является самым низким показателем с декабря 2009 года. Спрос на платные услуги населению оставался на низком уровне — в июне был зафиксирован скромный прирост на 0,6%.

Июльский отчет Росстата по розничным продажам также оказался хуже ожиданий, зафиксировав лишь 1,1% прироста объема розничной торговли. Наблюдаемое снижение темпов роста розничного товарооборота обусловлено двумя основными факторами — ослаб­лением роста реальных располагаемых доходов населения и замедлением розничного кредитования.

рис2,3.jpg

Динамика доходов населения

Рост реальных располагаемых доходов за 2013 год составил 3,3% по сравнению с 4,6% в 2012 году. Во втором полугодии 2013 года рост замедлился до 2,9% по сравнению с 4,2% в первом полугодии. Средний показатель роста доходов в 2010–2014 годах составил около 3,4% (рисунок 2). На структуру роста по-прежнему оказывал влияние уровень зарплат в рыночных секторах (трудовые доходы), за которыми следуют заработная плата в бюджетном секторе и пенсии (трансферты). Вместе с тем в IV квартале 2013 года темпы роста реальной зарплаты замедлились, что было обусловлено некоторым сокращением зарплат в бюджетном секторе.

За первые семь месяцев текущего года рост реальных доходов замедлился до 0,2% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. Еще год назад доходы россиян за аналогичный период выросли на 5%, реальная зарплата — более чем на 4%. В целом за посткризисный период ситуация с доходами была хуже, чем сейчас, только в первой половине предвыборного 2011 года.

рис4.jpg

Наблюдаемое замедление роста доходов и заплат вполне закономерно — оно отражает быстрое торможение экономики и сокращение деловой активности. Кроме того, вялый рост реальных доходов связан с ускоренным ростом потребительских цен и инфляционных ожиданий на фоне осенне-весенней девальвации рубля.

Инфляционное давление II квартала усугубило негативные тенденции доходов потребителей, занятых в реальном секторе. Пиковое значение инфляции за текущий год Росстат фиксировал в июне (7,8% в годовом выражении), а рост оборота розничной торговли во II квартале замедлился вдвое — с 3,6 до 1,8%.

Позже, в начале августа, Росстат понизил оценку роста физического объема ВВП во II квартале до 0,8%. После того как в I квартале российская экономика выросла на 0,9%, некоторое снижение темпа роста в апреле — июне казалось несущественным. Вместе с тем отчет за II квартал стал показательным с точки зрения изменения структуры ВВП по использованию: несмотря на значительное снижение темпа падения инвестиций в основной капитал, рост ВВП замедлился, что, вероятнее всего, стало следствием сильного замедления темпов роста потребления населения.

Потребительское кредитование

Характерным индикатором замедления потребительского спроса стало охлаждение рынка потребительского кредитования. Всемирный банк считает эту тенденцию второй по важности с точки зрения влияния на потребительский сектор после замедления роста реальных доходов.

«С учетом доли кредитов домохозяйств в ВВП, совокупный рост задолженности домохозяйств продолжает расти, увеличившись с 28,7% в 2012 году до 39,3% в 2013 году. Принимая во внимание сохранение высоких процентных ставок (на уровне 20–25% по трехлетним кредитам), давление на потребление усилилось, поскольку существенная доля располагаемых доходов домохозяйств (до 5%) направляется на обслуживание этой задолженности», — говорится в докладе Всемирного банка об экономике России.

Во II квартале текущего года рост банковских портфелей потребительских кредитов замедлился до уровней двухлетней давности. Согласно данным Банка России, по состоянию на конец I полугодия общий темп роста потребительского кредитования сократился до 20,9% в годовом выражении — то есть более чем двукратно по сравнению с пиковым значением начала 2013 года. При этом средние ставки по потребительским кредитам сейчас находятся на уровне 18–20%. Таким образом, на данный момент макроэкономический эффект от роста кредитования отсутствует — новые кредиты домохозяйств почти в полном объеме направляются на погашение существующей задолженности, не поддерживая потребительский спрос.

Последние три года прирост заработной платы значительно отстает от темпов роста задолженности по потребительским кредитам. В начале 2011 года средний долг по кредиту среди трудоустроенного населения составлял 21% годового дохода, во II квартале 2014 года этот показатель вырос почти до 40%. В то же время с начала 2013 года развивается тенденция ухудшения розничного кредитного портфеля банков: к июню 2014 года доля заемщиков, которые допустили просрочку по выплатам, увеличилась до 15% (против 10–12% в 2013 году), доля просроченной задолженности в кредитном портфеле банков увеличилась до 5,4% (с 4,5% в начале года).

По расчетам HSBC, в 2013 году потребкредитование обеспечило 0,6% роста экономики (вклад в рост потребления составил почти 1%), однако, согласно прогнозу банка, в 2014 году его вклад окажется отрицательным и отнимет 0,1% от роста ВВП. По оценкам рейтингового агентства Standard & Poor’s, рост кредитования на конец 2014 года составит 25,7% против 24% в 2013 году. Однако при этом агентство ожидает роста необеспеченных кредитов на 5,5%, рынок необеспеченного потребительского кредитования достиг насыщения.

рис5,6.jpg

Изменение структуры потребления

Потребительский спрос стимулирует экономический рост и в то же время выступает индикатором, отражающим уровень жизни населения. Изменение структуры потреб­ления российских домашних хозяйств обнаруживает противоречивые тенденции. С одной стороны, в 2013–2014 годах темпы розничных продаж существенно замедлились, с другой — это замедление отчасти обусловлено продолжающимся закономерным процессом изменения структуры потребления в пользу товаров длительного пользования.

В мартовском докладе Всемирный банк отмечает: «Ключевые показатели рынка труда свидетельствуют о стагнации в реальном секторе. В результате рост доходов стабилизировался на новом уровне, что привело к замедлению роста разрыва между уровнем производительности и доходов до умеренных значений. Замедление темпов роста в реальном секторе привело к некоторому повышению уровня бедности в 2013 году». Вместе с тем, по версии Всемирного банка, Россия по-прежнему входит в группу стран с «высоким уровнем доходов». Это позволяет рассчитывать на дальнейшие качественные сдвиги в структуре потребительского спроса.

Динамика основных расходов домохозяйств отражает эти изменения. Так, продолжает снижаться доля расходов на продукты питания и повышается — на товары длительного пользования (рисунок 4). За последние три года рост потребительских расходов на продукты, одежду и обувь практически совпадал с инфляцией, в то время как расходы, к примеру, на бытовую технику увеличивались втрое быстрее индекса потребительских цен.

В то же время отметим, что перераспределение спроса по категориям товаров не может полностью объяснить общую негативную тенденцию потребительского спроса. Статистические данные по наиболее показательной категории — повседневным потребительским расходам — подтверждают негативный среднесрочный тренд, хотя последние данные позволяют надеяться на его замедление. С октября 2013 года по апрель 2014-го снижение реальных повседневных расходов составляло 5–10% (месяц к месяцу предыдущего года), в мае — июле падение потребительской активности слегка затормозилось. По данным последнего отчета Росстата за июль, номинальные повседневные потребительские расходы выросли в годовом исчислении на 4%, однако с учетом инфляции (на уровне 7–7,5% в рамках данной категории товаров и услуг) — сократились на 3,25%.

Снижение потребительского доверия

По мере укрепления тенденции к торможению потребительской активности происходит постепенное снижение доверия потребителей (рисунок 5). Спад потребительской уверенности отмечается с начала 2012 года, при этом с середины 2013 года происходит усиление негативных потребительских ожиданий населения. Начиная с этой даты нарастание пессимистичных ожиданий потребителей происходит в оценке как личного материального положения, так и экономической ситуации в стране.

Отметим, что, согласно данным Росстата, во II квартале 2014 года индекс потребительской уверенности резко повысился, достигнув отметки −6% — против −11% в I квартале. Тем не менее этот всплеск оптимизма следует рассматривать с осторожностью — скорее всего он отразил моментальное изменение настроений населения, вызванное сложившейся геополитической ситуацией и вхождением в состав России новых субъектов, и не является показателем существенного улучшения ожиданий в долгосрочном периоде. Аргументом в пользу такой точки зрения могут служить последние данные по продажам новых автомобилей за июль (падение на 22,9% в годовом сопоставлении — рисунок 6), которые явно свидетельствуют о резком сокращении потребительских расходов.

Нужно ли стимулировать спрос

Осенью прошлого года на сочинском Международном инвестиционном форуме глава Минэкономразвития А. В. Улюкаев заявил, что действующая в России экономическая модель по стимулированию спроса исчерпала себя и страна должна встать на новые экономические рельсы. «Наш расчет на выход из нынешней тяжелой ситуации и переход, может, не на очень высокий, но стабильный темп роста во многом увязан с внутренним спросом. Мы видим, что потребительское кредитование, возможно, в ближайшие периоды будет сокращаться, и это риск по розничному товарообороту. Риск того, что мы не внедрим ту новую модель развития, которая должна прийти на смену предыдущей модели восстановительного роста после кризисов 1998 и 2008 годов. Сейчас эта восстановительная модель захлебывается, потому что основана на постоянном росте спроса», — заявил Улюкаев.

Впрочем, последние заявления министра говорят о смене им своих взглядов. Так, в колонке, опубликованной в газете «Ведомости», Улюкаев отметил: «Кроме того, можно констатировать, что мы вступили в негативную стадию экономического цикла. Нехватка спроса сейчас является существенным барьером, который мешает восстановить устойчивый рост. В этих условиях снижение государственных расходов в еще большей степени усилит негативные тенденции в экономике...» Таким образом, можно предполагать, что власти не собираются ограничивать рост потребительского спроса через сокращение госрасходов, прежде всего на оплату труда работников бюджетной сферы.

Ранее, в январе прошлого года, вопрос о том, исчерпаны ли возможности стимулирования спроса в экономике, поднимал президент В. В. Путин: «В годы кризиса мы активно поддерживали спрос. Сейчас наша экономика находится в ситуации, когда задействованы очень многие, если не все, производственные мощности, а безработица находится на рекордно низком уровне. Некоторые эксперты считают, что в таких условиях поддержка спроса менее эффективна и приводит не столько к росту выпуска продукции, сколько к росту цен. Поэтому предлагается не увлекаться стимулированием спроса, а создавать условия для инвестиций».

В целом дискуссия ведомств финансово-экономического блока о том, следует ли продолжать стимулировать потребительский спрос, как это происходило в 2010–2011 годах, или же поддерживать инвестиционный спрос через государственные инвестиции за счет накопленных средств суверенных фондов, идет уже не первый год. Но судя по тому, с каким постоянством президент акцентирует внимание на выполнении своих майских указов, выбор будет сделан в пользу поиска баланса между ними.

Прогнозы динамики потребительского спроса

Минфин России в Основных направлениях бюджетной политики на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов существенно скорректировал прогноз роста потребительского спроса на 2014 год в сторону понижения, отметив эту тенденцию в качестве важного фактора влияния на оценки годового ВВП. Ведомство прогнозирует прирост оборота розничной торговли по итогам года на 1,9% против 4,0%, ожидавшихся ранее; реальных располагаемых доходов — на 0,5% против 3,4%.

Ранее, в марте текущего года, Минэкономразвития также снизило прогноз по росту реальных располагаемых доходов населения на 2014 год: по новой оценке, он составит 2,5% против 3,1%, ожидавшихся в декабре. В августе МЭР также сообщило, что, согласно уточненному прогнозу, оборот розничной торговли в России в текущем году вырастет на 1,9%, в 2015‑м — на 0,6%, в 2016-м — на 3%, в 2017-м — на 3,7%.

В июньском докладе о денежно-кредитной политике Банк России подтвердил ожидания Минэкономразвития: «В условиях ухудшения настроений производителей, а также снижения доступности заемных средств для нефинансовых компаний (во втором полугодии) ожидается сокращение инвестиций в основной капитал. Замедление роста реальной заработной платы и кредитования физических лиц приведет к снижению темпов роста потребительского спроса. Вместе с тем он останется основным источником экономического роста».

В обозримой перспективе дополнительным фактором замедления роста внутреннего частного потребления послужит рост стоимости обслуживания потребительских кредитов на фоне неблагоприятных условий на денежном рынке. В этом году Банк России поднял ключевую ставку на 0,25%; ужесточение денежно-кредитной политики сопровождалось ростом ставок по банковским кредитам. В этой ситуации потребителям становится все сложнее обслуживать долг, а тем более наращивать его.

Также в ближайшее время влияние на потребительскую активность окажут последствия введения ответных мер России на санкции Запада. По мнению специалистов Центра развития Высшей школы экономики, российский запрет импорта многих продуктов питания в краткосрочном периоде может привести к абсолютному сокращению объемов потребления населением продовольственных товаров.

Поделиться