Версия для печати 1037 Материалы по теме
Груз старых проблем

В начале марта эксперты из Института Гайдара, РАНХиГС и Всероссийской академии внешней торговли представили очередной Оперативный мониторинг экономической ситуации в России. Согласно прогнозу, в 2015 году ВВП России может сократиться на 6,4%, инвестиции в основной капитал уменьшатся на 18,8%, а реальные располагаемые доходы населения упадут на 8,1%. Об этих оценках, а также об антикризисном плане Правительства РФ мы побеседовали с одним из авторов прогноза — директором Центра структурных исследований Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара Михаилом Юрьевичем Хромовым.

— Михаил Юрьевич, какие обстоятельства могут оказать наиболее существенное тормозящее воздействие на экономику в ближайший период?

— Можно говорить о сочетании трех негативных тенденций. Первая из них связана со структурным замедлением российской экономики, которое наблюдается с 2012–2013 годов. Вторая и третья — снижение цен на нефть и закрытие зарубежных финансовых рынков — относятся к внешним факторам и выражаются в сокращении притока ресурсов в страну.

Отмечу, что в качестве базового условия прогноза мы исходили из цены на нефть в 55 долларов за баррель в 2015 и 2016 годах, а также сохранения режима санкций как минимум до середины 2016 года. Эти предположения означают, что российская экономика в ближайшие два года не получит извне дополнительных ресурсов для роста. Тем не менее любой прогноз — это некоторая условность. Таковы заданные предпосылки, но это не означает, что ситуация будет складываться именно так, поскольку сейчас мы находимся в ситуации очень высокой не­определенности.

— Что вы думаете о перспективах импортозамещения как возможного драйвера восстановления роста экономики?

— Действительно, на импортозамещение принято рассчитывать как на ресурс для экономического роста. Оно было очевидным фактором быстрого восстановления после кризиса 1998 года, когда рубль резко обесценился и внутренние производства получили значительный ценовой выигрыш по сравнению с импортом. Это дало толчок к бурному росту в 1999 году и начале 2000-х годов.

Однако нынешняя девальвация несопоставима по своим размерам с девальвацией 1998 года: тогда рубль обесценился в четыре раза, сейчас — не более чем в два. Еще одно отличие текущей ситуации в том, что с тех пор сильно выросла зависимость внутренних производств от импорта сырья и комплектующих. Россия сейчас гораздо сильнее встроена в мировую экономику и получает больше ресурсов извне для своего внутреннего производства. Таким образом, влияние девальвации рубля не так однозначно, как это было в конце 1990-х годов.

— В начале 2015 года Центробанк снизил ключевую ставку до 15 процентов, а 13 марта — еще на один процентный пункт, до 14 процентов. Можно рассчитывать, что у банков появятся ресурсы для кредитования экономики?

— Если говорить про ресурсы банковского сектора, то в 2014 году банки столкнулись с дефицитом двух основных видов привлеченных средств — средств населения и иностранных пассивов. Вклады населения впервые за долгое время не только не выросли, но и несколько сократились. Внешняя же задолженность банков сокращалась достаточно активно, причем этот процесс начался еще до введения основного пакета санкций — в начале второго квартала 2014 года.

В своем прогнозе мы исходили из того, что ситуация с внешними займами не изменится, поскольку санкции пока не отменяются. А вот по вкладам населения все не так однозначно. С одной стороны, снижение ставки имеет негативные последствия с точки зрения стимулирования внутренних сбережений. В декабре — январе наблюдался высокий уровень ставок, однако с тех пор они стали постепенно снижаться, благодаря чему падает и привлекательность банковских вкладов. Тем не менее по итогам февраля мы все-таки видим восстановление положительного притока вкладов населения.

Возможно, если не будет новых сильных потрясений на валютном рынке, сохранится стабильность национальной валюты и при этом властям удастся избежать массовых банкротств в банковском секторе, появится шанс, что восстановление притока депозитов станет устойчивой тенденцией. А следовательно, будет улучшаться общая ситуация с ресурсами банковского сектора.

— На днях министр финансов России А. Г. Силуанов заявил, что пик негатива для российской экономики уже пройден. На ваш взгляд, действительно ли у нас есть основания для оптимизма?

— Пока сложно давать какие-то однозначные оценки. 19 марта были опубликованы первые данные Росстата за февраль, и они показывают достаточно существенное падение и розничной торговли, и инвестиций в основной капитал. Не растут реально располагаемые доходы населения. Промышленное производство также в небольшом минусе. То есть основные экономические показатели пока находятся в отрицательной зоне. Когда появится статистика по первому кварталу, мы сможем более точно сказать, куда направлена динамика: продолжает развиваться спад, или же мы выходим на плато с потенциалом на возврат к положительным темпам роста в середине года, как об этом говорят в правительстве.

Поддержка отраслей экономики и налоговые льготы

Губернатор Калужской области А. Д. Артамонов поставил перед министерством финансов региона задачу изыскать в текущем году дополнительные источники поступления денежных средств. «Нам надо извлекать уроки из прошлого и думать о будущем, прежде всего о том, как мобилизовать резервы налога на имущество, налога на землю. Нужно смотреть не только на недоимку, но и на структуру налога на прибыль, анализировать, почему прибыль где-то занижается или сокращается, и исходя из этого принимать меры», — подчеркнул он.

Валентина Ивановна АВДЕЕВА, министр финансов, член правительства Калужской области

В целях реализации антикризисного плана Правительства РФ губернатором Калужской области 13 февраля 2015 года утвержден план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности на 2015 год и 2016–2017 годы. Региональным планом предусмотрены мероприятия, аналогичные мероприятиям федерального антикризисного плана. Так, для активизации экономического роста предусмотрены:

  • стабилизационные меры;
  • меры по импортозамещению и поддержке несырьевого экспорта;
  • снижение издержек бизнеса;
  • поддержка малого и среднего предпринимательства.

Также в план включены мероприятия в рамках поддержки отраслей экономики, мероприятия по обеспечению социальной стабильности, мониторингу и контролю ситуации в экономике и социальной сфере.

В целях импортозамещения и поддержки несырьевого экспорта, а также малого и среднего предпринимательства планируется установление налоговых льгот по региональным налогам. Также планом предусмотрено установление двухлетних налоговых каникул по упрощенной и патентной системам налогообложения для вновь зарегистрированных индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в отдельных отраслях экономики.

В рамках стабилизационных мер постановлением правительства области от 10 марта 2015 года одобрен и направлен в региональное Законодательное собрание проект закона «О внесении изменений в Закон Калужской области „Об областном бюджете на 2015 год и плановый период 2016 и 2017 годов“». Данным законопроектом предусмотрено сокращение непервоочередных расходов и объема привлечения кредитов от кредитных организаций, снижение дефицита областного бюджета в целях обеспечения сбалансированности. Кроме того, принято решение об отмене с 1 октября 2015 года индексации на 5% размеров должностных окладов государственных гражданских служащих, а также об уменьшении на 10% фонда оплаты труда государственных гражданских служащих.

Следует особо отметить, что в феврале 2015 года были организованы выездные мероприятия по рассмотрению рабочими группами министерства финансов Калужской области бюджетов всех муниципальных образований региона, включая городские и сельские поселения, и анализу мероприятий, направленных на мобилизацию доходов и оптимизацию расходов местных бюджетов всех уровней. В результате были выявлены собственные резервы муниципальных образований и сделаны конкретные предложения в части мобилизации доходов и оптимизации расходов местных бюджетов.

— В вашем прогнозе говорится, что ВВП России будет сокращаться два года подряд, и в 2016 году он будет сопоставим с уровнем 2010 года в реальном выражении. Какой может быть траектория развития российской экономики после 2016 года?

— Многое зависит от базовых условий, заданных для оценки ситуации. Приведенная вами оценка сделана исходя из стабильно низкой цены на нефть в 55 долларов и сохранения действия санкций как минимум до середины 2016 года. То есть исходя из отсутствия значительного притока внешних ресурсов в российскую экономику. Быстрое восстановление экономики после кризисов 1998 и 2008 годов во многом было связано с восстановлением цены на нефть. Так, в конце 2009 года цена уже выровнялась, а в 2010 году возобновился рост внешнего долга — то есть приток внешних займов. Это поддерживало ресурсную обеспеченность финансового сектора России.

Говорить о перспективах экономики, не имея точного представления о том, как будут работать эти факторы, достаточно наивно. Как вариант, можно предположить, что цены на нефть поднимутся хотя бы до 60–70 долларов за баррель и при этом произойдут некие подвижки с точки зрения внешних зай­мов. В этом случае негативный сценарий двухлетнего спада не реализуется, а экономика выйдет из стагнации и получит возможность перейти к положительной динамике. Тогда все будет зависеть от ее внутренней перестройки и адаптации к соответствующим условиям.

Сохранить достигнутое

Урана Туматовна ДАВАА, заместитель министра финансов Республики Тыва

Региональный антикризисный план в республике принят. Мы попытались в нем соединить и отразить все наши насущные проблемы. Основные мероприятия направлены на поддержку малого предпринимательства и сельского хозяйства. В при­оритете остаются социальные вопросы. Мы поставили перед собой задачу удержать выплаты на уровне достигнутых показателей. Большая работа предстоит по реализации президентских указов от 7 мая 2012 года. При этом хотелось бы подчеркнуть, что для нас, дотационного региона, без поддержки федерального бюджета достижение поставленных целей — задача невыполнимая.

— Основной упор в антикризисном плане Правительства РФ сделан на поддержку банковской системы. На докапитализацию важнейших банков будет направлено более триллиона рублей. Правильный ли это шаг? Достаточно ли для банковской системы такой поддержки?

— Те меры антикризисного плана, которые затрагивают банковский сектор, в большей степени нацелены на стимулирование кредитования реального сектора экономики, чем собственно на поддержку банков. Номинальные объемы господдержки банковского сектора в 2009 году и сейчас сопоставимы. В 2009 году государство выделило чуть больше триллиона на докапитализацию и санацию проблемных банков. В соответствии с нынешним антикризисным планом триллион будет распределен через механизм Агентства по страхованию вкладов, еще преду­смотрены дополнительные средства (около 250 миллиардов) на докапитализацию банков и реализацию инфраструктурных проектов. Тем не менее ситуация в банковском секторе сейчас хуже, чем в 2008 году: уровень достаточности капиталов и качество активов ниже. Кроме того, объем банковского сектора в номинальном выражении больше, поскольку в эти шесть лет он довольно динамично рос. Поэтому, если говорить о поддержании стабильности именно банковского сектора, выделяемых ресурсов определенно недостаточно.

— Но кредит может заработать?

— Кредитование, возможно, удастся простимулировать. Антикризисный план как раз и направлен на поддержку роста кредитования в некоторых ключевых сферах, таких как ипотека, малый бизнес, инфраструктурные проекты. Однако проблемы банковского сектора он не решит, в лучшем случае законсервирует. Реализованные правительством в 2009 году меры были нацелены в первую очередь на то, чтобы не отражать в банковской отчетности реальное положение дел. Меры, заявленные Центробанком в декабре 2014 года, в еще большей степени направлены на то, чтобы все последствия кризиса — ухудшение финансового состояния заемщиков, девальвацию, и так далее — не демонстрировать в отчетности сразу, а отложить на определенный срок. Сделать так, чтобы банки формально пережили кризисный период, и уже потом, когда ситуация улучшится, перешли к нормальному функционированию.

Такой подход уже привел к тому, что по итогам кризиса 2008 года проблема плохих долгов решена не была. Если взять номинальный объем просрочки и сформированных резервов, то он практически не уменьшался. Банковский сектор до сих пор несет на себе груз старых долгов, и сейчас он с этим грузом подошел к новому кризису. И если мы и дальше будем лишь пытаться играть с отчетностью, сглаживать и приукрашивать ее, проблема никуда не денется.

В антикризисном плане преду­смотрена, на мой взгляд, положительная мера — планируется проработать вопрос создания банка плохих долгов. Однако до сих пор я не видел никакого более подробного описания реализации этой идеи. Все зависит от того, как она будет оформлена на законодательном уровне.

— Чем финансовой системе грозит такое откладывание проблем? Следует ли ожидать банкротства отдельных банков?

— Как я уже сказал, формально ситуация в банковском секторе хуже, чем в 2008 году. Доля плохих кредитов и просрочки в объ­еме активов выше, чем было тогда. По мере нарастания проблем в реальном секторе экономики и в финансовой системе все эти показатели будут ухудшаться и дальше. Как минимум это чревато дополнительным давлением на капитализацию и рентабельность банковского сектора. Будет ли оно выливаться в банкротство конкретных банков, или же ситуация будет сглажена за счет помощи акционеров и государства, сказать сложно.

Существуют оценки, согласно которым в ближайший год от половины до двух третей банков (из числа 50–100 крупнейших) испытают проблемы как с достаточностью капитала, так и с рентабельностью. Подобные проблемы могут поставить вопрос о санации, об отзыве лицензий. Эти оценки видятся мне алармистскими: если вспомнить предыдущий кризис, тогда было не так уж много крупных банков с отозванными лицензиями или направленных на прохождение процедуры финансового оздоровления.

Кроме того, вся банковская отчетность, по которой и диагностируется критическое состояние отдельных банков, является результатом компромиссов, так как существует достаточно широкая степень свободы при изложении жизненных реалий сухим языком цифр. Однако пока динамика экономики находится в отрицательной сфере и финансовое состояние широкого круга банковских клиентов ухудшается, существует вероятность, что у отдельных крупных банков могут проявляться серь­езные проблемы, ставящие вопрос о необходимости введения процедур финансового оздоровления или отзыва лицензий. В этой ситуации остается надеяться на профессионализм регулятора, который будет обеспечивать принятие верных решений.

В ближайшей перспективе доходы расти не будут

Валентина Николаевна АРТАМОНОВА, заместитель губернатора Вологодской области, начальник департамента финансов

В Вологодской области, как и в других субъектах РФ, утвержден антикризисный план. Реализуя мероприятия плана, отраслевые департаменты и комитеты еженедельно проводят мониторинг цен на продукты и лекарства для населения. В том же режиме они отслеживают ситуацию на рынке труда, уделяя при этом пристальное внимание банкротству предприятий. На постоянном контроле находится своевременность выплаты заработной платы, прежде всего на предприятиях-банкротах, а также в бюджетной сфере. В поле зрения — кредитные рынки: ипотечное кредитование и кредитование агропромышленного комплекса. То есть идет непрерывный мониторинг экономической ситуации в целом, и его результаты рассматриваются на совещаниях антикризисного штаба, ежемесячно проводимых под председательством губернатора области.

Второе направление — это, конечно, оказание мер поддержки предприятиям области. Объективно оценивая свои финансовые возможности, для оказания помощи мы выбрали две сферы экономики. Помощь будет направлена агропромышленному комплексу в целях стимулирования производства мяса птицы, продукции молочного и мясного животноводства и растениеводства. Помимо поддержки сельского хозяйства, несмотря на сложное положение регионального бюджета, мы решили увеличить поддержку малого и среднего бизнеса. Законодательно предусмотрены новые механизмы стимулирования предприятий, прежде всего вновь создаваемых, что подвигает людей к открытию нового бизнеса, а это новые рабочие места и в конечном итоге увеличение налоговых поступлений в бюджет.

Относительно вопроса налоговых льгот, которые предлагает ввести регионам антикризисный план Правительства РФ, могу сказать следующее. Мы оценили, что при внесении в налоговое законодательство области поправок, регламентирующих предоставление налоговых льгот, мы получим выпадающие доходы до миллиарда рублей. Эта сумма для нас является значительной. И еще один аргумент против налогового послабления — неочевидны плюсы, которые в перспективе может получить региональный бюджет, и мы не уверены, что эффект вообще будет. Поэтому на сегодняшний день вопрос о налоговых льготах не решен.

Хочу сказать еще об одном большом и важном направлении антикризисного плана области — это продолжение работы нашей межведомственной рабочей группы под руководством губернатора по сокращению задолженности в бюджеты всех уровней и вывод доходов из тени. Деятельность по легализации доходов приобретает особую актуальность, поскольку, по оценкам экспертов, от 2 до 5 миллиардов доходов находятся в тени. И сегодня бюджет Вологодской области не получает огромные суммы, которые могли бы поступить в качестве налога на прибыль и НДФЛ. Сейчас разработана соответствующая дорожная карта, в реализации которой будут участвовать прежде всего отраслевые департаменты. По нашему мнению, самый высокий уровень теневого бизнеса кроется в лесном и строительном комплексах, торговле. Вот эти сферы и будут взяты под тщательный контроль соответствующих комитетов и департаментов, и мы вместе с налоговой службой будем работать по выводу доходов из тени.

Сегодня задолженность в бюджет Вологодской области превышает 2 миллиарда рублей. И эти долги реально взыскать. Прежде всего необходимо усилить работу с физическими лицами по взысканию задолженности по транспортному и земельному налогам и налогу на имущество. Эти вопросы мы обсуждали на нашей межведомственной рабочей группе, на которой поставлены очень серьезные задачи перед налоговой службой и службой судебных приставов.

Теперь что касается оптимизации расходов бюджета. Оптимизацией расходов мы активно занимаемся уже третий год. Многие расходы уже оптимизированы. Анализируя бюджет Вологодской области, мы понимаем, что дальнейшую оптимизацию провести уже сложно. Сокращено все, что можно было сократить. Тем не менее эту работу мы продолжаем и будем продолжать. В новых экономических условиях мы начали с себя, то есть с власти. Губернатором Вологодской области принято решение о сокращении расходов на управление по двум направлениям. Первое — это передача органами власти своих функций по предоставлению государственных услуг в МФЦ. В результате в тех органах власти, которые предоставляли государственные услуги, сократится штатная численность.

Второе направление — мы реализуем в этом году проект централизации бухгалтерского учета. С 1 апреля 2015 года три органа власти — департамент финансов, комитет информационных технологий и телекоммуникаций и департамент строительства и жилищно-коммунального хозяйства уже передали функции ведения учета в КУ «Областное казначейство», что приведет к оптимизации управленческого персонала. К 1 июля 2016 года все органы власти перестанут вести бухгалтерский учет своими силами. В результате сократится аппарат управления.

Существенное внимание мы уделяем вопросам оптимизации расходов на муниципальном уровне. Сегодня большое количество муниципальных образований, созданных в ходе реализации Федерального закона № 131-ФЗ, не имеют тех экономических возможностей, которые должны быть у местного самоуправления. Если нет экономики, нет доходов, то какую деятельность можно осуществлять? Поэтому мы продолжаем работу по укрупнению поселений путем их объединения. В результате произойдет сокращение управленческого персонала муниципальных служащих и, соответственно, расходов на управление. Кроме того, сельские поселения в связи с тем, что все поселенческие полномочия подняты на муниципальный уровень, подлежат оптимизации.

Так что работа по оптимизации продолжается. И для того, чтобы ее провести, мы сделали блокировку всех расходов областного бюджета на 10%. Сокращены все лимиты бюджетных обязательств, и каждому органу государственной власти поставлена задача проанализировать, на чем можно еще сэкономить, от каких расходов отказаться. Я надеюсь, что в ходе этой работы мы найдем варианты сокращения бюджетных расходов, поскольку понимаем что ни в 2016 году, ни в 2017 году доходная база бюджета не будет расти значительными темпами.

Подготовил М. А. ЦУЦИЕВ

Поделиться