Версия для печати 4221 Материалы по теме
Жанна Зайончковская
Редкий номер печатных СМИ, будь то газета или журнал, выходит теперь без статьи о миграции. Не слишком ли много у нас мигрантов? Нужны ли они России? И если нужны, то сколько, и какие, и откуда? Не лучше ли поднять зарплату своим и обойтись без гастарбайтеров? А что будет с русскими? Не растворятся ли они в море мигрантов? Эти и другие вопросы – предмет отчаянных споров, водораздел политиков. Чтобы найти адекватные ответы, нужно прежде всего разобраться в действительном положении дела. Разговор в терминах «хочу – не хочу» или «нравится – не нравится» в данном случае несерьезен. 
Жанна ЗАЙОНЧКОВСКАЯ, директор Центра миграционных исследований, заведующая лабораторией анализа и прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН 

Миграция в зеркале переписи населения
Представление о том, будто Россию наводнили мигранты, широко распространено, тем более что последняя перепись населения 2002 г. как бы подтвердила это мнение. Согласно переписи Россия вошла в число государств, привлекающих наибольшее количество мигрантов, уступая в этом отношении лишь США и Германии. За 13 лет, прошедших между переписями 1989 и 2002 г., Россия приняла 11 млн иммигрантов – по 781 тыс. человек в среднем за год против 865 тыс. в Германии и 924 тыс. в США. Если же рассчитать количество иммигрантов на 10 тыс. жителей, то Россия с показателем 54 оказывается впереди США, принявших по 32 человека, но сильно уступает Германии, где на каждые 10 тыс. жителей пришлось по 142 иммигранта. Из сравнения с Германией видно, что наша ситуация не столь уж и остра.

Та же перепись 2002 г. подтвердила и этот вывод, показав, что подавляющее большинство россиян – более 90% – родились в своей стране. Уроженцев других стран, главным образом бывших союзных республик, в России всего 8,3%. Иными словами, население нашей страны весьма монолитно. По доле жителей, родившихся за пределами своей страны, Россия не сильно уступает государствам Западной Европы. Например, в Великобритании этот показатель составляет 9,3%, во Франции – 10%, в Германии – 12,9%. Вместе с тем есть государства, в которых население по происхождению гораздо более пестрое, – это Канада, Австралия, Швейцария, где не местным уроженцем является каждый четвертый-пятый житель.

С долей мигрантов в населении связывают стабильность общей обстановки в стране, причем критический порог варьируется в очень широких пределах – от 1 до 20%. Но приведенные выше данные о составе населения разных стран показывают, что, если уж говорить о пороге, то он гораздо ближе к 20%, чем к 1% или даже к 5%, которыми чаще всего оперируют, запугивая общество тем, что Россия давно перешла опасный рубикон.

Есть и другие любопытные данные, на которые редко обращают внимание. Если сравнить потоки прибывших в Россию в 1989–2002 гг. и за равный по продолжительности период 1975–1988 гг., окажется, что в прошлом, вопреки господствующему мнению, поток был больше – 13 млн против нынешних 11.

Нелишне вспомнить и о той огромной роли, какую миграции всегда играли в истории России. Многовековое движение населения во все концы империи, а затем Советского Союза продолжалось вплоть до конца 1960-х гг. В течение длительного времени переселения носили в основном аграрный характер. С 1930-х гг. главным фактором миграции в России стала урбанизация. За период между переписями 1926 и 1989 г. села отдали городам около 60 млн населения, обеспечив рабочей силой не только свои города, но примерно 20% миграционного прироста городов других союзных республик.

Как известно, на момент распада СССР за пределами России оказалось 25,3 млн русских. Разумеется, это не только мигранты и их потомки, сюда вошли и люди других национальностей, ассимилированные русскими.

К мигрантам и их потомкам можно отнести также подавляющую часть населения Сибири и Дальнего Востока, а это 30 млн человек. На этом фоне постперестроечный миграционный поток отнюдь не выглядит чрезмерным.

Произошедшие перемены
И все же, почему миграция сейчас на слуху, а раньше о ней почти не говорили? Дело в том, что распад СССР резко изменил природу миграций, их причины стали другими. Например, выезд русских из бывших республик Союза начался еще в 1960-х гг. – сначала из Грузии, затем из Азербайджана, а в 1980-е гг. русское население теряли уже все республики Средней Азии.

К этому времени, с одной стороны, российское село практически исчерпало свой демографический потенциал и не могло в нужной мере подпитывать растущие города, а с другой – на Кавказе и в Центральной Азии высокий естественный прирост молодежи создавал огромное давление на рынки труда. Такая ситуация способствовала возникновению благоприятных условий для миграции русских: в России они были востребованы, а в других местах не слишком нужны. Основными каналами выезда были профессиональное образование в России и служба в советской армии, после завершения которых молодежь в республики уже не возвращалась. Миграция русских происходила естественно, а потому незаметно.

Коллапс СССР резко изменил ситуацию. Миграции приобрели стрессовый характер. Главными причинами выезда русского населения стали потеря идентичности, взрыв национализма и русофобии в республиках, сужение сферы применения русского языка, потеря работы, отсутствие перспективы. По сути, это было бегство. Естественно, оно привлекло широкое внимание общественности, хотя масштабы движения остались примерно теми же.

Вторым важным изменением, свидетельствующим о нарушении нормального миграционного обмена, стало резкое снижение (а в последние годы практически прекращение) выезда людей из России в бывшие республики Союза. В сочетании с сохраняющимися размерами въезда это привело к резкому увеличению миграционного прироста России – до 5,6 млн человек в 1989–2002 гг. против 2,4 млн за предшествующий равный по продолжительности период. Кроме того, в стране появилось огромное количество временных трудовых мигрантов, в основном незаконных.

Важнейшей переменой стало падение железного занавеса. После принятия в 1993 г. закона о свободе въезда и выезда Россия вошла в систему международных миграций и открыла двери как для иммиграции из-за пределов бывшего СССР, так и для эмиграции своих граждан. Как видим, миграционные процессы в новых условиях сильно усложнились, и государство сейчас только учится управлять ими.

Сколько в России мигрантов?
Современный поток, учитываемый статистикой, невелик: 200–300 тыс. человек в год. Это в несколько раз ниже, чем в пиковом 1994 г., когда в Россию прибыли 1,1 млн человек. Приток сильно упал с 2002 г., после введения в действие закона о пребывании иностранцев, резко усложнившего правила и процедуры регистрации и трудоустройства мигрантов. В результате миграция стала преимущественно нелегальной, а ее объем, по оценкам Федеральной миграционной службы России (ФМС), колеблется от 10–12 до 20 млн человек.

Величину в 20 млн легко опровергнуть: это примерно равно общей численности мужчин в возрасте от 20 до 45 лет во всех странах СНГ, вместе взятых. Конечно, на работу в Россию приезжают не только мужчины, но все же в основном они. Предположение, что практически все мужчины трудоспособного возраста из сопредельных государств работают в России, абсурдно. Цифра в 10 млн человек, на мой взгляд, тоже сильно завышена и не имеет обоснования, хотя и попала в официальные документы. Экспертные оценки, базирующиеся на встречных исследованиях в России и странах СНГ, говорят о трудовом потоке в 5–6 млн человек, из которых 1 млн в 2006 г. был нанят официально.

Как можно судить по выборочным обследованиям, каждый третий нелегальный мигрант де-факто является постоянным жителем России. При этом около половины мигрантов, считающихся незаконными, имеют регистрацию, но работают без официального оформления. Подавляющая часть гастарбайтеров приезжает из СНГ, но национальный состав этого потока быстро меняется. Среднеазиатская составляющая уже успешно конкурирует с кавказской (а может, и превзошла ее) и теснит украинскую и молдавскую. Численность приехавших на заработки китайцев, вьетнамцев, корейцев и афганцев вместе оценивается в полмиллиона. Такой же примерно объем и у бизнес-иммиграции из западных стран. Если сложить все потоки, мы получим порядка 7 млн как законных, так и нелегальных внешних мигрантов, из которых не менее половины – это временные циркулирующие мигранты.

Потребность в мигрантах
Проблема иммиграции возникла в России в тесной связи с демографическим кризисом. Согласно среднему варианту прогноза Росстата, выполненному на базе переписи 2002 г., население России к 2026 г. уменьшится до 137 млн человек – при условии некоторого повышения рождаемости и средней продолжительности жизни, а также подъема нетто-иммиграции со 126 тыс. человек в 2005 г. до 415 тыс. в 2025 г. Если же современные тенденции рождаемости, смертности и иммиграции сохранятся, численность населения страны может снизиться до 125 млн человек. Прогноз ООН определяет население России в 130 млн человек на ту же дату.

Население России убывает с 1992 г., но до сих пор этот процесс не затрагивал трудоспособные возрастные контингенты. Напротив, на фоне нисходящей тенденции общей численности населения его трудоспособная часть увеличивалась, причем весьма заметно, вследствие благоприятного соотношения входящих в трудоспособный возраст и выходящих за его пределы поколений. В 2006 г. рост закончился, сменившись периодом стремительной естественной убыли трудоспособного населения. В текущем году убыль будет сравнительно небольшой – около 300 тыс. человек, но уже в 2008 г. она возрастет вдвое, а в 2010–2019 гг. превысит 1 млн человек ежегодно. В сумме естественная убыль трудоспособного населения России в период до 2026 г. (при условии, что оно не будет пополняться мигрантами) достигнет 18 млн человек. Если сравнить эту величину с численностью занятых в экономике России – 69 млн, – чрезвычайная серьезность ситуации становится очевидной. Можно утверждать, что в ближайшей перспективе трудовой ресурс станет одним из самых дефицитных, если не самым дефицитным в стране.

Столь резкое снижение трудового потенциала обусловливает необходимость существенного увеличения иммиграции для его восполнения и выводит иммиграционную составляющую на уровень стратегического направления миграционной политики России. Поскольку население в трудоспособном возрасте составляет около 2/3 миграционного потока, для полного возмещения естественных потерь трудоресурсного потенциала в предстоящие два десятилетия потребовалось бы более 25 млн иммигрантов. Подчеркнем, что речь идет о чистой миграции, то есть о миграционном балансе, разнице между количеством прибывших и выбывших, входящий же поток должен быть еще больше. Такой показатель едва ли может быть обеспечен даже при самой активной и либеральной миграционной политике, но приведенный расчет хорошо иллюстрирует масштаб проблемы.

Возникающую в перспективе дополнительную потребность России в работниках невозможно возместить только за счет повышения производительности труда. Об этом свидетельствует опыт европейских стран, где численность занятых в большинстве случаев продолжает расти, несмотря на гораздо более высокий по сравнению с Россией уровень экономического развития. Более того, расчеты показывают, что чем выше темпы экономического роста, тем больше дополнительная потребность в работниках. Сравнительно небольшая часть выходящих на пенсию работников может быть восполнена за счет лучшего использования собственного потенциала, но это не удовлетворит потребности в массовой иммиграции.

Острый дефицит рабочей силы ощущается в стране уже сейчас, хотя сокращение трудового потенциала только началось. «Во многих областях физически нет рабочей силы. Надо завозить работников либо перемещать людей из депрессивных регионов», – сказал в интервью «Московскому комсомольцу» глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Заметим, однако, что трудовые резервы в депрессивных регионах крайне ограничены.

Депопуляцию населения России, в том числе в трудоспособном возрасте, предсказывали еще в 1980-е гг. Но в СССР демографические прогнозы не могли быть опубликованы в открытой печати, доступ к ним ограничивался «служебным пользованием». В 1990-е гг. в системе прогнозирования возник длительный провал, и в итоге для нового поколения управленцев, равно как и для населения, нынешняя ситуация оказалась неожиданной, даже шоковой. Масштаб проблемы начали осознавать лишь тогда, когда страна вплотную подошла к трудоресурсному обвалу, когда депопуляция затронула армию, систему образования и поставила ребром вопрос о пенсиях.

К сожалению, повышение рождаемости, на которое сейчас возлагают столько надежд, заметных результатов в ближайшие годы не даст. Даже если усилия государства в этом направлении увенчаются успехом, пройдет как минимум 20 лет, пока дети достигнут трудоспособного возраста.

Предотвратить иммиграцию посредством высоких зарплат тоже не удастся: «демографическое одеяло» страны слишком тонкое, и чем толще оно будет в одном месте, тем более крупные дыры обнаружатся в других местах. Поэтому миграция остается важнейшим фактором не только пополнения рабочей силы, но и преодоления депопуляции.

Новая миграционная политика
Поворот миграционной политики в сторону протежирования иммиграции, создания более благоприятных условий для въезда иностранцев произошел по инициативе Президента РФ В. Путина, который в своей речи на заседании Совета безопасности 17 марта 2005 г. назвал стимулирование миграционных процессов «нашей важнейшей задачей», подтвердив свою позицию в Послании Федеральному Собранию в мае 2006 г. Последовавшие законодательные и программные решения развивают эту линию.

С 15 января 2007 г. в России вступили в силу два федеральных закона – «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства» и принятый в новой редакции закон «О правовом положении иностранных граждан», создающие предпосылки для изменения принципов регулирования иммиграции. Законодательные акты предусматривают упрощение процедур регистрации иностранных граждан по месту пребывания, а также их трудоустройства, то есть направлены на решение проблем, препятствующих легализации иммигрантов.

Новый порядок коснулся и временных мигрантов. Регистрация по месту жительства со штампом в паспорте для них заменена уведомительным учетом по месту пребывания, причем перечень требуемых для постановки на учет документов сокращен до минимума. Впервые со времен существования паспортной системы введена модель, отстраняющая милицию от процедуры регистрации мигрантов. Это поистине революционное изменение, позволяющее надеяться на сокращение коррупции в данной сфере.

Не менее решительно изменен порядок трудоустройства иностранцев – но только тех, кто приехал в Россию из стран СНГ на безвизовой основе. Трудовые ресурсы из бывших союзных республик наше государство считает приоритетными, поэтому преференции в их отношении естественны. Теперь разрешение на работу выдается лично мигранту, а не работодателю, как раньше; работодатель же получил право свободного найма иностранного гражданина, имеющего такое разрешение – трудовую карту. Иными словами, отменена «привязка» работника к работодателю.

Мигранты встретили нововведения с энтузиазмом. По данным ФМС, с момента утверждения новых правил зарегистрировалось около 3 млн приезжих, более 1 млн получили трудовые карты. Однако почти сразу выявились и недостатки системы – неразвитость в стране миграционной инфраструктуры, несогласованность работы ведомств, занимающихся правовым оформлением мигрантов. Новые законы, как всегда, были приняты раньше, чем создан механизм их реализации. Результатом отсутствия необходимых инструкций для чиновников и информационных материалов для иностранцев стали неразбериха, очереди и коррупция. Управляющее сообщество в регионах также продемонстрировало скорее растерянность, чем готовность к либеральному курсу миграционной политики. Вместе с тем, несмотря на обнаружившиеся сбои и неучтенные моменты, чрезвычайно важно, чтобы новая миграционная политика не была отвергнута, а укрепилась бы и получила развитие, поскольку она отвечает интересам страны.

В заключение отметим, что в рассматриваемой перспективе миграция приобретает судьбоносное значение для России. От того, насколько хорошо страна справится с задачей привлечения необходимого количества иммигрантов, зависят темпы ее экономического роста, уровень жизни населения, социальный климат, региональные пропорции развития, размеры страны и ее целостность. А справляемся мы или нет, станет ясно уже в течение предстоящего десятилетия.

Источник: © Бюджет, 2007, № 11
Поделиться