Версия для печати 1230 Материалы по теме
Размяв онемевшие от трехмесячной забастовки руки, голливудские сценаристы приготовились к трудовым подвигам. Самый почетный из всех, что можно совершить — сценарий для «Мастера и Маргариты». Как тут не вспомнить великовозрастных Ленского и Ольгу, в упоении распевающих: «Ой, цветет калина…».
мм
 

В памяти встает одна милая реклама. Две обложки: одна — от фильма, другая — от книги. На первой — два мускулистых, бритоголовых, вооруженных до зубов афроамериканца в черных очках. На второй — знаменитый портрет Ф.М. Достоевского кисти Василия Перова (1872). На обеих обложках красуется заглавие: «Братья Карамазовы». Под ними призыв: «Прочитай! Пока не прочитали в Голливуде...».     

Кампанию под таким лозунгом («Read It Before Hollywood Does») устраивала пару лет назад Ассоциация библиотекарей Чехии. Плакаты обыгрывали самые разные произведения классики, рисуя ужасы, которые могли бы выйти из-под голливудского рубанка. До России кампания не добралась, но с учетом назревающих событий могла бы стать актуальной.

О российском восприятии голливудского проекта можно судить по глаголу, попадающемуся в новостях о грядущей экранизации: «замахнулись!». Стоит напомнить, что даже к планам Владимира Бортко с самого начала относились с настороженностью и скептицизмом. «Мастер и Маргарита» – слишком многоплановое и загадочное произведение. У читающих россиян с этим романом (мениппеей) связаны переживания, остающиеся от нескольких прочтений на разных этапах жизни. Людей, помнится, успокаивали тем, что российский режиссер «известен бережным отношением к классике». Позже, как это принято в России, Бортко за осторожность и критиковали – мол, не фильм вышел, а телевизионная версия романа.

От Голливуда осторожного отношения к классике ждать не привыкли. Все нацелено на кассовый успех, а потому произведения при необходимости адаптируют под аудиторию. Переработанная на «фабрике грез» «Илиада» очищается от мифического контекста, так что остается голый боевик. По одному канону проходят и высадка Ахилла под Троей, и высадка союзников в Нормандии. Просачивающаяся из Лос-Анджелеса информация не внушает оптимизма. По слухам, в Голливуде ищут сценариста, который сделает роман «понятным»  американцам, и не исключено, что для этой цели он пожертвует довоенной Москвой (изменит время и место действия).

Граждане наши, сколь бы часто ни предпочитали очередной голливудский опус родной литературе, не любят, когда американцы тянутся к чему-то российскому. Стоит ожидать, что по мере того, как начнется работа над фильмом, злобный скепсис лишь усилится, а когда картина появится в стране, многие будут демонстративно ее бойкотировать. Любопытство подогревается тем, что сакрализованное произведение будут переносить на экран актеры, которых год за годом привыкли видеть в самых нашумевших и кассовых фильмах.

Итак, «на святое покусилась» компания Stone Village Pictures продюсера Скотта Стейндорфа. Ее опыт экранизации романов – «Любовь во время чумы» по Маркесу. Одно дело – снимать картину по книге современного писателя, у которого можно проконсультироваться, создавая сценарий. Другое – делать фильм, взяв за основу неразгаданное произведение, которое сам творец решился оставить миру лишь со второго раза.     

И все же, каким бы скептицизмом ни был заряжен читатель, продюсерам не откажешь в умении подбирать актеров. По-видимому, некоторые роли заранее ждали своих лицедеев. В Лос-Анджелесе уже были устоявшиеся представления о том, каким должен быть дьявол, сошедший на Землю в облике человека, и даже о том, каким должен быть Пилат. С дьяволом все просто – им в Голливуде  уже работает Аль Пачино. Ранее он блестяще зарекомендовал себя в этой роли. Глядя на его героя в «Адвокате дьявола», другого голливудского Воланда представить сложно.

Пилата на «фабрике грез» создавали еще совсем недавно. После «Страстей Христовых» Гибсона он представляется американцам лысым. Однако, на Джона Малковича выбор, конечно же, пал не только поэтому. Пилат должен выглядеть так, чтобы казалось нелепым называть его «добрым человеком». Лицо Малковича даже в состоянии полного покоя может показаться злобным, уставшим, раздраженным и будто бы искаженным болью. Драматический талант актера в роли пятого прокуратора Иудеи в очередной раз проявит себя во всем своем зловещем и мрачном великолепии (если, конечно, Малкович не откажется).

Мэтт Дэймон в роли Ивана Бездомного, и Денни де Вито в роли Бегемота! Но почему бы и нет? Нелепой, правда, показалась мысль о том, что в роли Иешуа может выступить Николас Кейдж. Для этой роли он кажется староватым. Высокий и крепкий, он ассоциируется с целым списком боевиков и триллеров. Каким образом из 44-летнего Кейджа сделают «человека лет двадцати семи»? С другой стороны – вытянутое лицо с большими и грустными глазами страдальца, в которых будто застыла мольба. «Я, игемон, говорил о том, что рухнет храм старой веры, и создастся новый храм истины…»

Мастера Голливуд увидел в том, кто больше всего прославился ролю пациента без имени. Рэйф Файнс – знаменитый «английский пациент». По иронии судьбы, именно он сыграл главную роль в фильме, которым Запад сильнее всего дискредитировал себя, касаясь русской классики. Британец глубоко проникся романом «Евгений Онегин» и сказал сестре Марте (режиссеру), что «хоть в нем нет масштабности событий, зато есть все то, что актуально сегодня так же, как и сто пятьдесят лет назад». Марта прочитала «Онегина» и сняла фильм, дав брату вволю побыть Евгением. Рэйфу было тогда 37, и он не выглядел на экране моложе. Рыжий Ленский также был, мягко говоря, староват для 18-летнего поэта. Знаменитое письмо Татьяны к Онегину начиналось с «Dear Eugeny!». Дома дворян устилали медвежьи шкуры, а слух гостей услаждали «Амурские волны» (песня конца XIX века). Колхозная «Ой, цветет калина…» в исполнении Ленского и Ольги принесла фильму бессмертную славу на родине Пушкина.          

Именно того британского «Онегина» вспоминают чаще всего, услышав о том, что Голливуд «замахнулся» на Булгакова. Но если уж быть «адвокатом дьявола» до конца… Двадцать лет назад компания «Уорнер Бразерс» развернула великого Романа Полански, когда тот решил экранизировать роман. Продюсеры крупнейшей голливудской компании были уверены, что на таком произведении не заработаешь. И правда – из «Мастера и Маргариты» при всем старании не сделать масштабный боевик, как из «Трои», и мелодраму, как из «Евгения Онегина».

Теперь же Голливуд должен не просто заработать, а заработать очень-очень много. К подбору актеров подошли очень серьезно, заранее не жалея средств. Расходы на одно лишь участие Аль Пачино, Денни де Вито, Николаса Кейджа и Мэтта Дэймона будут чрезвычайно высоки. Неизвестно еще, кого пожелают видеть Маргаритой. При этом дело упирается лишь в сценарий, а идея экранизировать русскую классику больше не кажется Голливуду смешной. Неужели слухи о прогрессирующем в американцах (в том числе – зрителях) антиинтеллектуализме преувеличены, или, если они верны, быть может, кто-то пытается с ним бороться?

Росбалт
Поделиться