Версия для печати 5976 Материалы по теме
Виктор Блажеев
Об актуальных проблемах высшего образования мы поговорили с Виктором БЛАЖЕЕВЫМ, ректором одного из ведущих юридических вузов страны – Московской государственной юридической академии (МГЮА).

– Виктор Владимирович, расскажите немного об истории МГЮА.

– Первые заочные курсы юридического образования появились еще в 1931 г. В 1937 г. на основе этих курсов был образован Всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ), ставший очень известным в СССР учебным заведением. За годы своего существования институт создал 43 факультета по всей стране. Факультеты, филиалы и учебно-консультативные пункты появились более чем в 30 городах Советского Союза. До 1988 г. в вузе имелись только заочное и вечернее отделения.

В 1987 г. ректором Всесоюзного юридического заочного института стал Олег Емельянович Кутафин (с 2007 г. – президент Академии), сумевший дать вузу новую жизнь: было открыто дневное отделение. В 1990 г. ВЮЗИ был преобразован в Московский юридический институт, а в 1993 г. получил статус Московской государственной юридической академии. В декабре 2006 г. наш вуз отметил свой 75-летний юбилей.

– Академия создавалась в тот период отечественной истории, когда в стране ощущался острый дефицит юридических кадров. Однако сегодня все чаще говорят о перепроизводстве юристов…

– Это чисто математический подход к проблеме. Действительно, в настоящее время в России функционирует примерно 1 500 вузов и их филиалов, которые выпускают юристов. Среди них есть институты физкультуры и спорта, нефти и газа, туризма и многие другие. В результате создается видимость избытка кадров. Однако качество их подготовки таково, что приходится констатировать: квалифицированных юристов у нас мало. К сожалению, лишь немногие вузы в состоянии готовить специалистов в сфере юрис­пруденции. Расхожее мнение об избытке юристов не соответствует действительности. Это становится особенно очевидным, когда в Академию переводятся студенты из других вузов и мы проверяем уровень их знаний.

В тяжелое время начала 1990-х гг. исчезли многие правовые школы. А вуз нельзя создать на пустом месте. Настоящее высшее учебное заведение – это сильные кафедры, собственные традиции, учителя и ученики. Формирование правовой школы – сложный, многолетний процесс, и обладает такими школами очень малое число московских институтов. В масштабах всей России, возможно, наберется десяток вузов, которые в состоянии готовить высококвалифицированных юристов.

– Что же делать?

– На мой взгляд, следует усилить контроль за процессом подготовки специалистов в высших учебных заведениях. Особую регулирующую функцию в этом процессе должны выполнять Министерство образования и науки РФ на уровне принятия соответствующих нормативных актов и Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки, которая проводит аттестацию и аккредитацию вузов. Это может привести к сокращению количества учебных заведений, осуществляющих подготовку юристов, и ужесточению требований к профессорско-преподавательскому составу.

Серьезные требования должны предъявляться и к уровню учебно-методической базы. Например, в Академии студенты изучают все отрасли права по учебникам и учебным пособиям, подготовленным на кафедрах нашего вуза. Кстати, за подготовкой учебников также необходим контроль. Юридической литературы сейчас много, и часто она достаточно низкого качества. Здесь тоже могут применяться различные формы контроля – например, грифование. Сегодня практически все учебники и учебные пособия Академии имеют гриф Учебно-методического объединения или Министерства образования и науки. К сожалению, изменить сложившуюся ситуацию сейчас можно только жесткими административными мерами.

– В октябре 2007 г. вступил в силу закон о двухуровневой системе высшего образования. Как Вы относитесь к грядущим нововведениям?

– У меня сложное отношение к этому процессу. Я убежден в том, что, несмотря на появление бакалавров и магистров, должен остаться и специалист. Для меня юрист – это в первую очередь человек, который получил солидное фундаментальное образование, а уже затем освоил специализацию в определенной области юриспруденции. В России накоплен огромный опыт подготовки специалистов. Получит ли юрист-бакалавр фундаментальную подготовку? Скорее, он будет обладать определенными знаниями и навыками работы, то есть будет ремесленником, имеющим навыки для выполнения какой-то узкой функции. Но такой юрист может и не вписаться в тот рынок, который сложился в России.

Сегодня мы готовим юристов широкого профиля. Современное общество постоянно усложняется, и в числе прочего происходит усложнение гражданского оборота. Возникает множество ситуаций, когда ту или иную проблему уже нельзя полностью отнести к определенной узкой сфере. Юрист широкого профиля, получивший фундаментальное образование, способен быстро переключиться с одной юридической работы на другую, бакалавр – вряд ли. Возникает вопрос: кто возьмет на работу этого бакалавра? Пока я не вижу таких работодателей. Прокуратура уже дала понять, что бакалавры ей не нужны, разве что в качестве секретарей. Суды также занимают достаточно ясную позицию: судьей будет магистр, а бакалавр может рассчитывать только на должность секретаря судебного заседания. Но зачем нам столько бакалавров-секретарей? С подготовкой секретарей успешно справляется система среднего специального юридического образования.

Переход к двухуровневой системе в России объясняют необходимостью реализации принципов Болонского процесса: якобы это позволит адаптировать нашу систему высшего образования к европейским стандартам. Возможно, сказанное справедливо в отношении физиков или математиков, но в юриспруденции не все так просто. Юрист, подготовленный в российском вузе, не сможет сходу практиковать в Германии, Франции или Америке, потому что везде действует своя национальная система права, со своими особенностями. Кстати, верно и обратное утверждение: европейский адвокат не сможет без дополнительной подготовки работать в нашей системе права. И дело не в том, что она слишком хороша или плоха, а в том, что она имеет свои национальные корни, собственную специфику. Поэтому я бы не стал утверждать, что переход на двухуровневую систему высшего образования позволит российским юристам вписаться в юридическую среду Европы или США.

– Однако закон принят, и на те изменения, которые он с собой несет, придется как-то реагировать.

– Да, закон уже вступил в силу. В дальнейшем Правительство РФ определит, по каким направлениям подготовка будет вестись по системе «специалист», а где появятся бакалавры и магистры. Разумеется, мы будем отстаивать подготовку специалиста. Если отстоять эту позицию не удастся, то мы как законопослушные люди подчинимся принятому решению и будем искать варианты оптимальной подготовки юристов в рамках двухуровневой системы высшего образования.

– Возможно, придется готовить больше магистров? Пока предполагается, что их будет немного.

– Здесь есть некое противоречие. Бакалавр, как я уже сказал, не сможет занимать серьезные юридические должности. А значит, нужно адекватное количество магистров. Пожалуй, единственное достоинство магистратуры я вижу в том, что число вузов, которые смогут готовить студентов по магистерским программам, будет ограничено – это подразумевает достаточно высокий уровень подготовки. Что же касается платного и бесплатного образования, и то и другое будет присутствовать. Полагаю, магистерскую подготовку нужно заметно расширять, увеличивая контрольные цифры приема на бюджетной основе, пусть даже в том ограниченном количестве вузов, которые станут реализовывать подобные программы.

– Каково соотношение платных и бесплатных мест в МГЮА?

– Примерно 40% студентов обучается на бюджетной основе и 60% – на коммерческой. Перевес в сторону коммерческой формы обучения связан с общей политикой сокращения числа бюджетных мест, их перераспределения. Именно здесь проявляются последствия утверждения о перепроизводстве юристов: мол, хватит, нужно сокращать лишние бюджетные места. Это коснулось многих вузов. Академию такой процесс затронул в меньшей степени. Отмечу, что конкурс в МГЮА – в условиях якобы перепроизводства, когда люди должны опасаться за свое будущее трудоустройство, – восемь человек на место, что свидетельствует и об интересе к нам, и об уровне подготовки.

– Куда идут работать ваши выпускники? Меняются ли здесь тенденции?

– Сложилась достаточно интересная ситуация. Не так давно большинство выпускников специализировалось на гражданском праве: они старались уходить в бизнес или адвокатуру. Сейчас все больший интерес вызывают специализации, связанные с государственно-правовым циклом. Мы совместно с Центральной избирательной комиссией реализуем успешный и довольно крупный проект – программу «Избирательное право и избирательный процесс». Семинары и лекции ведут как преподаватели Академии, так и члены ЦИК. Ежегодно обучение по этой программе заканчивает порядка 120 студентов, многие из них затем приходят работать в ЦИК, в участковые избирательные комиссии. Кроме того, в МГЮА есть Институт прокуратуры, который ежегодно готовит от 70 до 100 человек для органов прокуратуры. Там также большой конкурс. Однако очевидного крена в гражданско-правовую сферу нет, интерес юристов вызывают практически все сферы деятельности.

Недавно мы провели исследование и выяснили, что 60% судей и 25% адвокатов в Москве – выпускники МГЮА и ВЮЗИ. Это весьма показательные цифры.

– Очень важная проблема – юристы для местного самоуправления. С одной стороны, юристов вроде бы много, с другой – муниципальные образования по-прежнему испытывают острую нехватку специалистов…

– Юристов много не бывает. Юрис­пруденция – это сфера, с которой так или иначе сталкиваются все, и желательно, чтобы любой гражданин был немного юристом.

Местное самоуправление сейчас действительно нуждается в высококвалифицированных специалистах, в том числе и юристах. Юридическим вузам нужно расширять специализацию в сфере муниципального права. Множество вопросов сейчас связано с реализацией Федерального закона № 131-ФЗ, с реформой ЖКХ, и здесь без хороших юристов не обойтись. В перспективе мы планируем создать в Академии институт соответствующего профиля.



Справка «Бюджета»

Виктор Владимирович БЛАЖЕЕВ, ректор Московской государственной юридической академии

Родился в 1961 г.

В 1987 г. окончил Всесоюзный юридический заочный институт. Кандидат юридических наук, профессор.

С 1990 г. – старший преподаватель, доцент кафедры гражданского процесса, декан Московского дневного факультета, проректор по учебной работе МГЮА.

С 2002 г. – первый проректор по учебной работе МГЮА.

В 2003 г. возглавил кафедру гражданского процесса МГЮА.

С июля 2007 г. – ректор МГЮА.

Заслуженный юрист РФ. Член совета и президиума Учебно-методического объединения по юридическому образованию, член совета по гуманитарному и социально-экономическому образованию. Принимал активное участие в разработке ряда законодательных актов, входил в рабочие группы по разработке федеральных законов «Об адвокатуре», «Об исполнительном производстве», «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».



Материал подготовил Марк ЦУЦИЕВ
Источник: © Бюджет, 2008, № 2
 
Поделиться