Версия для печати 2218 Материалы по теме
Леонид Рошаль
Общественная палата России обратилась в Правительство РФ с предложениями по снижению смертности, заболеваемости и инвалидности в стране. 
Леонид РОШАЛЬ, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, руководитель комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения 

Мои первые впечатления от нового руководства Министерства здравоохранения и социального обеспечения РФ таковы: к счастью, теперь с министром можно говорить. Да, проблемм еще много: материально-техническая база нуждается в резком улучшении, что, кстати, не приведет к росту инфляции; наука по-прежнему финансируется по остаточному принципу, очень тяжелая ситуация сложилась в муниципальном здравоохранении, где катастрофически не хватает медицинского персонала и самая слабая материальная база. Ясно, что эти проблемы надо решать безотлагательно, и теперь от них уже никто не отмахивается. Вообще с принятием нацпроекта «Здоровье» проблема сдвинулась с мертвой точки. Но надо двигаться дальше, набирать темп.

Общественная палата России обращалась в Правительство РФ с предложением подготовить целевую государственную программу, направленную на снижение смертности, заболеваемости и инвалидности в стране, разработать ключевые законодательные акты – законы о здравоохранении, государственных гарантиях бесплатной медицинской помощи, правах пациентов. То, что после назначения нового министра нас наконец услышали, радует, но, с другой стороны, заставляет очень осторожно относиться к различным заявлениям со стороны руководителей, поскольку мы уже приучены к тому, что государство смотрит на здравоохранение как на досадную мелочь, и еще предстоит выработать конкретные формы взаимодействия Общественной палаты и министерства. Кстати, не все зависит только от Мин­здравсоцразвития России. Есть и другие министерства, есть правительство и президентская администрация…

Мы рекомендуем включить в создаваемую государственную программу снижения смертности предложения об оплате лечения для тех категорий граждан, которые не в состоянии оплатить его самостоятельно, из бюджета. Надо отходить от нынешних квот. Оказывать за счет государства дорогие и высокотехнологические виды медицинской помощи следует всем, кому это необходимо, а не только тем, кто живет в «удачном» городе или области или работает на «удачной» работе.

Кроме того, мы требуем увеличить финансирование службы охраны материнства и детства: на эту сферу должно выделяться не менее 30% консолидированного бюджета здравоохранения. Я, например, и комиссия по вопросам здравоохранения Общественной палаты поддерживает меня в этом, настаиваю на расширении программы снабжения бесплатными лекарствами детей с нынешних трех до 12 лет. Союз педиатров России сейчас вышел с предложением проводить углубленные обследования юношей 15-летнего возраста и затем наладить полноценную оздоровительную работу с ними, чтобы к совершеннолетию, к моменту призыва на срочную службу, снизить уровень отсева по состоянию здоровья. Объективные данные свидетельствуют о том, что показатели здоровья школьников за последнее десятилетие ухудшились. Никогда в России, если не считать периода после Октябрьской революции, военных и послевоенных лет, не было такого состояния, как сейчас. И тому есть три основные причины:

1. Плохое, неполноценное питание детей в детсадах и школах. Здоровье нации закладывается в яслях, детских садах и школах, поэтому не обращать внимания на то, чем питаются дети, нельзя. Отмечу, что объем средств, которые государство отпускает на питание в школах, по-прежнему не является удовлетворительным, хотя ситуация и стала лучше, чем в последние годы. Конечно, есть люди, которые могут обеспечить полноценное питание не только своему ребенку, но и всему классу. Возможно, есть смысл в дифференциации платы за питание в зависимости от доходов родителей. Но государство в любом случае не должно жалеть средств на эти цели. И, конечно, нужно решить организационные вопросы: кто будет готовить и кто будет поставлять.

2. Второй источник слабого здоровья детей в России – плохое преподавание физкультуры в школе. Я утверждал и буду утверждать, что правильно организованные занятия физкультурой – одно из основных условий воспитания здоровых людей. Хорошо, если такие занятия будут продолжены и после школы. Однако нынешняя ситуация, нынешнее несерьезное отношение к физкультуре, к учителям физкультуры – их крайне низкая заработная плата и, как следствие, кадровые проблемы – это действительно один из источников проблем со здоровьем школьников. Физкультурой нужно заниматься не только в школе, но и в семье, вне школы. Для этого много денег не нужно. Было бы желание у родителей и настоящая пропаганда здорового образа жизни.

3. Отсутствие в школе необходимых диспансерных мероприятий и мероприятий иммунопрофилактики. В полном соответствии с распоряжениями Правительства РФ и Министерства здравоохранения и социального развития РФ мы поставили медобслуживание в школьных и дошкольных учреждениях в ужасное состояние из-за низкой зарплаты медперсонала. И стоит ли удивляться, что врачи и медсестры, прежде работавшие в школах, переходят на участковую службу, где заработная плата заметно выше? Недостаточность медперсонала в школах приобретает просто катастрофические масштабы. Решение же элементарно: достаточно приравнять заработную плату школьных медработников к зарплатам участковых врачей и медсестер.

Отношение властей к социальной сфере в целом можно наблюдать на примере финансирования отечественного здравоохранения. Если в развитых странах на социальную сферу тратится порядка 25–27% ВВП, то в России – 7–8% ВВП, а собственно на здравоохранение – вообще 3–3,2% (что в два раза меньше, чем рекомендует ВОЗ), хотя мы считаем себя социально ориентированным государством. Стоит ли после этого удивляться пожарам в домах для инвалидов, где просто нет денег на установку соответствующей сигнализации?

Постоянный недостаток средств привел к дистрофии отрасли, атрофии целого ряда необходимых сфер, в частности оснащения оборудованием, обу­чения и повышения квалификации врачей и научных сотрудников. По­этому сейчас невозможно ограничиться увеличением финансирования до «нормального» уровня: наше здравоохранение такой объем денег не освоит. Нужны конкретные программы с ясными целями, четко определенным объемом финансирования, явно прописанным обеспечением материальными ресурсами. Для повышения качества медицинской помощи следует переоснастить поликлиническое и стационарное звено, оборудование и аппаратура которого, по данным Счетной палаты РФ, устарели примерно на 70%, наладить снабжение всех этих аппаратов различными комплектующими и запчастями. Необходимо подготовить специалистов, поднять заработную плату врачам и «привязать» ее к качеству оказываемой медицинской помощи. Нужно компьютеризировать систему здравоохранения, обучив всех врачей и средний медперсонал работе с компьютером. На эту программу, кстати, мы возлагаем большие надежды, поскольку для обеспечения контроля качества медицинской помощи комплексная компьютеризация здравоохранения крайне необходима. Требуется также наладить нормальное снабжение населения лекарствами, причем не только входящими в перечень ДЛО, но и другими препаратами, вывести на новый уровень профилактическую и реабилитационную составляющие медицинских услуг, выстроив систему новых принципов лечения, поскольку нужно не только провести диспансеризацию, но и вылечить тех, у кого обнаружена та или иная патология.

Иными словами, необходимы конкретные программы, разрабатывать которые должно Министерство здравоохранения и социального развития РФ вместе с профессиональным медицинским сообществом. И здесь мы упираемся в очень серьезную проблему: в России нет профессионального медицинского сообщества, способного к нормальному диалогу с государством. Есть несколько узкоспециализированных обществ, руководители которых защищают интересы своей ассоциации, но не врачей в целом. В результате правительство лишено нормальной обратной связи и неспособно адекватно реагировать на современные нужды медиков. Да и зачем реагировать на тех, кто ничего не требует?

Отсутствие обратной связи со специалистами приводит еще и к тому, что у чиновников Минздрава России регулярно возникают разного рода «идеи», вроде объединения детских и взрослых поликлиник или замены педиатра врачом общей практики. В случае принятия подобного решения последствия будут ужасными. Сегодня именно благодаря системе, выстроенной в области детского здраво­охранения, детская смертность в стране не повышается, хотя все показатели по взрослому населению резко ухудшились. А организация педиатрической помощи у нас до сих пор лучшая в мире. Отказ от детских поликлиник станет шагом назад.

В силу названных причин необходимо создать единое сильное сообщество врачей, которое могло бы помогать правительству в решении стратегических проблем здравоохранения и определении путей развития отрасли, следить за качеством медицинских услуг, не исключая и возможности отстранения от должности тех врачей, чья компетенция не соответствует современным требованиям. Все эти предложения мы направили и Президенту РФ, и председателю Правительства РФ, и в Совет Федерации. Надеюсь, власти нас услышат.

Медицина, здравоохранение – это прежде всего сфера государственных решений. Безусловно, есть платные медицинские услуги. Однако, по имеющимся у меня данным, воспользоваться ими могут только 20% граждан России. Кроме того, платная медицина не может решить ни проблему подготовки кадров, ни проблему оснащения клиник современным оборудованием – это исключительная прерогатива государства. В абсолютном большинстве случаев все платные медицинские услуги оказываются в тех же самых бесплатных государственных или муниципальных больницах на том же самом оборудовании. Частные клиники пока составляют редкое исключение. То есть проблемы здравоохранения необходимо решать именно государству в тесной связи с профессиональным сообществом.

Могу сказать так: уважение к врачам не зависит от количества денег, выделяемых им государством. Но объем финансирования показывает отношение к профессии врача со стороны руководителей страны. Мы, врачи России, оптимисты! Мы считаем, что, если не мешать начавшейся связке гражданского общества и исполнительной власти, у нас многое может получиться.



Справка «Бюджета»

Леонид Михайлович РОШАЛЬ, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии

Родился в 1933 г. в городе Ливны Орловской области.

В 1957 г. окончил 2 МОЛГМИ, специальность «Педиатрия». Доктор наук, профессор.

В 1957–1977 гг. работал в МОНИКИ им. Владимирского.

С 1981 г. возглавляет отделение неотложной хирургии и травмы детского возраста НИИ педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН.

С 2003 г. – директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.

Автор семи книг и более 200 научных статей. Эксперт Всемирной организации здравоохранения, председатель Международного комитета помощи детям при катастрофах и войнах Всемирной ассоциации неотложной помощи и медицины катастроф (WADEM). Член комиссии по правам человека при Президенте РФ. Руководитель комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения.

В 1996 г. назван «Детским доктором мира». Лауреат премии «Национальный герой» за мужество, проявленное при исполнении гражданского долга в ходе операции по спасению заложников в Театральном центре на Дубровке.



Источник: © Бюджет, 2008, № 2

Поделиться