Версия для печати 1040 Материалы по теме
Одной из особенностей главного финансового документа страны является то, что он снова стал трехлетним
Станет ли бюджет надежды бюджетом успеха?

Проект главного финансового документа страны принят в первом чтении: дефицит бюджета составит более чем 2,75 триллиона рублей. Первое же обсуждение проекта федерального бюджета на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов прошло в начале ноября в рамках парламентских слушаний в Совете Федерации.

Особое внимание регионам

Одной из особенностей главного финансового документа страны является то, что он снова стал трехлетним. Как отметила спикер верхней палаты В. И. Матвиенко, Совет Федерации неоднократно подчеркивал необходимость возврата к трехлетнему горизонту, так как это повышает степень определенности в экономике. Впервые за много лет сформирован столь жесткий вариант бюджета — в течение ближайших трех лет расходы в реальном выражении будут уменьшаться. Сокращение расходов, а также меры по увеличению доходов должны позволить снизить дефицит бюджета с 4% ВВП в 2016 году до 1% ВВП в 2019 году. Рост темпов экономического роста ожидается весьма скромный: с 0,5% в этом году до 2% в 2019 году.

По мнению Матвиенко, в сегодняшних условиях оптимизация расходов оправданна, но под ней стоит понимать не механическое сокращение, а разумное и точное перераспределение расходных статей. «Нам нужен не просто бухгалтерский документ, в котором дебет сходится с кредитом. Нам нужен бюджет развития, надежды и успеха — он должен стать драйвером роста экономики, реализации политики технологической независимости, повышения производительности труда, развития инфраструктуры и в конечном итоге повышения уровня жизни населения», — заявила сенатор. В то же время она отметила, что сдерживание роста реальных доходов населения и внутреннего спроса вряд ли является эффективным способом преодоления стагнации. В связи с этим Матвиенко предложила еще раз подумать над тем, стоит ли так бояться умеренного дефицита бюджета, учитывая, что во многих развитых странах это нормальная практика.

Для пополнения доходной базы бюджета председатель Совета Федерации предлагает задействовать скрытые ресурсы. К примеру, задолженность по налоговым платежам за восемь месяцев текущего года выросла на 16% и превысила 1,3 триллиона рублей. Необходимо подумать об упрощении процедур уплаты налогов и об ужесточении санкций в отношении злостных неплательщиков. Только в прошлом году, по самым скромным подсчетам, бюджет не досчитался более 40 миллиардов рублей из-за манипуляций с объемами проданного алкоголя. В последнее время усилия ФНС по формированию эффективного механизма налогового администрирования начали приносить свои плоды — рост поступлений акцизов на алкогольную продукцию за девять месяцев текущего года составил более 20%. Еще один ресурс — это повышение акцизов на табак и введение акцизов на так называемые вредные продукты.

Особое внимание Совет Федерации уделяет укреплению финансового положения регионов. Ожидается, что к концу года государственный долг регионов достигнет 2,5 триллиона рублей, в 14 регионах он уже превысил объем доходов. И без того сложное положение субъектов РФ усугубляется переданными на уровень регионов необеспеченными финансированием полномочиями. Исследование Совета Федерации, проведенное в 24 регионах, показало, что объем субвенций и субсидий на финансирование переданных им полномочий покрывает лишь от 36 до 89% соответствующих расходов.

Проект федерального бюджета предусматривает проведение работы по консолидации субсидий — как ожидается, в результате регионам больше не придется получать деньги в конце года. В качестве позитивных моментов рассматриваемого документа Матвиенко отметила повышение эффективности выравнивания бюджетной обеспеченности, рост дотаций как в абсолютном, так и в относительном выражении, постепенный отказ от такого непрозрачного трансферта дотации на сбалансированность бюджетов, а также централизация для дополнительного перераспределения одного пункта налога на прибыль. Правда, по поводу последней меры у верхней палаты есть свое мнение: сенаторы считают, что было бы правильнее сделать это за счет федеральной, а не региональной составляющей ставки налога на прибыль.

Беспокоит сенаторов и фактическое уменьшение финансирования регионов. В текущем году объем трансфертов планируется урезать более чем на 8%, или на 136 миллиардов рублей, а проект бюджета на следующий год отталкивается от этого уменьшения. Кроме того, с 1 января 2017 года снизится норматив зачисления акцизов на нефтепродукты в бюджеты регионов, что приведет к снижению финансирования дорожных фондов. «Мы не можем согласиться с планами правительства о сокращении выделяемых регионам бюджетных кредитов», — заявила Матвиенко. На 2017–2018 годы они запланированы в объеме 100 миллиардов рублей ежегодно, что в три раза меньше, чем в этом году. При этом в 2019 году бюджетные кредиты составят всего 50 миллиардов рублей.

Матвиенко обратила внимание на то, что сегодня госкорпорации и госкомпании держат на депозитах около 160 миллиардов рублей. В прошлом году их доходы только от размещения так называемых временно свободных средств составили около 10 миллиардов рублей. Кроме того, необходимо изменить подходы к коммерческому кредитованию регионов. Риски для банков при кредитовании госсектора на порядок ниже, поэтому необходимо рекомендовать Банку России разработать отдельную нормативную базу, регулирующую кредитование регионов банками, и предусмотреть специальные требования в области создания резервов по региональным долговым обязательствам.

Снижение дефицита создаст предсказуемость

Министр финансов РФ А. Г. Силуанов пояснил, что жесткий бюджет предстоящей трехлетки отвечает состоянию экономики. При оценке доходов исходили из стоимости нефти в 40 долларов за баррель, так как государство должно вне зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры выполнять свои обязательства в полном объеме. В последние годы на фоне падения доходов расходы бюджета постоянно росли — по сравнению с 2013 годом они увеличились на 3 триллиона рублей. В связи с этим истрачено уже 5,9 триллиона рублей средств суверенных фондов. Сейчас необходимо адаптировать бюджет к новым условиям, и главные задачи, по мнению министра, снизить дефицит и обеспечить баланс бюджета.

«Ведь что такое дефицит? Это те налоги, которые мы изымаем из экономики. А для того чтобы заложить фундамент роста, нужно как можно больше ресурсов оставлять в экономике», — отметил министр. По мнению Силуанова, заблуждение считать, что чем больше расходов будет заложено в бюджет, тем больше экономического роста мы получим. Имеет значение еще и качество бюджетных расходов: некоторые из них влияют на экономической рост сразу — например, вложения в инфраструктуру, но многие идут на подержание неэффективных производств, что к развитию не приводит. Поэтому планировать значительно превышающие уровень доходов расходы было бы неверным стратегическим решением. Именно через баланс бюджета, минимизацию его дефицита можно создать предсказуемые условия для инвестора, полагает министр.

Показатели и риски

В своем выступлении председатель Счетной палаты РФ Т. А. Голикова остановилась на некоторых проблемах, которые связаны с формированием федерального бюджета на трехлетний период. Так, в основу бюджета положен прогноз социально-экономического развития, анализ которого выявил некоторые риски его практической реализации.

 Кроме того, Голикова остановилась на теме госпрограмм. В соответствии с рассматриваемым законопроектом расходы будут осуществлены в рамках 40 программ. Счетная палата РФ ежегодно по итогам исполнения бюджета проводит оценку эффективности программ. «В этом году мы ее провели в предварительном порядке, и она свидетельствует о следующем: в 2017 году по восьми программам существуют риски недостижения 10 процентов показателей, по девяти — от 10 до 20 процентов показателей, по трем — от 20 до 30 процентов, по восьми — более 30 процентов. Такая же ситуация в 2018 и 2019 годах. По экспертной оценке, существуют риски недостижения 450 показателей, это 20 процентов того, что планируется. Такая ситуация складывается ежегодно и связана в том числе с тем, что планируется огромное количество показателей, которые невозможно администрировать, по которым нет отраслевой статистики и статистики Росстата», — подчеркнула Голикова.

С. В. МАРТЫНЕНКО


Поделиться