27
Октября
I Всероссийский конкурс
контрольно-ревизионных органов
Версия для печати 995 Материалы по теме
Людмила Лопина:  «Мы реализовали проект огромного масштаба»

В декабре этого года Федеральное казначейство отметит юбилей: 25 лет назад указом Президента РФ от 8 декабря 1992 года было решено образовать федеральное казначейство в составе Министерства финансов Российской Федерации. Бывшему заместителю руководителя Казначейства России Людмиле Александровне ЛОПИНОЙ довелось вначале создавать казначейскую систему Казахстана, а затем непосредственно участвовать и в формировании аналогичного ведомства в России. Мы попросили ее поделиться воспоминаниями.

— Людмила Александровна, вы одна из тех, кто стоял у истоков современной казначейской системы нашей страны. Расскажите, пожалуйста, как она создавалась и как лично вы участвовали в этом процессе?

— С государственной казначейской системой я впервые соприкоснулась в Казахстане. Нам пришлось создавать ее с нуля. До 1994 года кассовое исполнение бюджета Республики Казахстан осуществляли Национальный банк Казахстана совместно с Министерством финансов Казахстана, и весь документооборот бюджетной системы был настроен именно на эту модель. Но одним из условий получения кредитов в Международном валютном фонде было наличие государственной казначейской системы. Казахстан, как и все другие республики постсоветского пространства, начал заниматься решением этой задачи. На государственном уровне приняли соответствующее решение, создали новую структуру, в которую согласно указу президента из Национального банка Казахстана были переданы расчетно-кассовые центры вместе с помещениями, оборудованием, программным обеспечением каждой из 15 областей республики. Казначейство возглавила Валентина Ивановна Малышева, а я была ее заместителем. С этого и началось кассовое обслуживание исполнения республиканского бюджета.

Нам пришлось изучать банковскую систему, производить конвертацию данных, набирать кадры. Это было трудно, но считаю, что сработали мы эффективно. После того как были сняты организационные вопросы, мы начали разрабатывать функциональную часть казначейской системы, создавать необходимый документооборот под систему, решать задачу по созданию единого казначейского счета. Конечно, возникали большие сложности с решением технических вопросов — готового программного продукта, отвечающего нашим требованиям, тогда не существовало. Закупали оборудование вместе с программным приложением, а потом делали привязку к нашей функциональной части. Кроме того, нужно было разработать организационную структуру казначейства, набрать и обучить кадры, подтянуть нормативную правовую базу, интегрировать свои процессы с Народным банком, который обеспечивал выдачу наличных денег бюджетным организациям.

Одновременно пришлось решать вопросы кассового обслуживания местных бюджетов. Многие задачи приходилось решать параллельно, синхронизируя их. Сейчас оглядываюсь назад и думаю: «Неужели мы все это выдержали?» Наверное, дело в том, что у нас была отличная, работоспособная команда, и самое главное — нам доверяли. Доверие правительства республики и Министерства финансов позволяло нам принимать оперативные решения для того, чтобы обеспечивать кассовое обслуживание исполнения бюджетов.

— Как получилось, что, запустив казначейскую систему в Казахстане, вы перебрались в Москву?

— Так случилось, что Татьяна Геннадьевна Нестеренко, которая в конце 1990-х годов руководила Главным управлением Федерального казначейства Минфина России, прочитала в одном из журналов Международного валютного фонда, где был представлен обзор лучшей практики организации казначейств в различных странах, информацию о казахстанском опыте. Он ее заинтересовал, она связалась с Малышевой и предложила через некоторое время нам с ней заняться той же работой, но уже в России. Казначейство в составе Минфина России уже было, но эффективно действующую казначейскую систему еще предстояло создать. Нам с Валентиной Ивановной это предложение показалось интересным.

— И Казахстан вас отпустил?

— Было, конечно, сложно. Но основополагающую работу мы уже сделали. Казначейство работало в полную силу — была подготовлена функциональная часть нового проекта автоматизации казначейства, подобраны компетентные кадры. Наш уход не стал болезненным: проект-то был запущен, поставщик оборудования и ППО был выбран. А в России все только разворачивалось. Мы уже имели богатый опыт, но пришлось работать с абсолютно другими условиями. Огромная страна с федеративным устройством, 85 регионов, 11 часовых поясов, три уровня бюджета! Мы очень много ездили за рубеж, изучали опыт других стран, в частности функционирование казначейских систем стран с разным политическим устройством. Анализировали, какие ошибки допускали разработчики систем, что провоцировало возникновение этих ошибок. Нам это очень помогло. Казначейская система России уникальна, но какие-то ее детали аналогичны другим странам. Нам удалось создать такую систему, которая отвечает потребностям именно России с ее часовыми поясами, ее уникальными условиями кассового исполнения бюджетов.

69.png

Самым тяжелым для нас было выбрать вариант функционального построения системы. В принципе все казначейские системы имеют довольно стандартный функциональный набор, но способы реализации функций и их интеграция в каждой стране уникальны и зависят от ее масштаба и особых требований бюджетного законодательства.

Приехав в Россию, мы начали с написания концепции единого казначейского счета (ЕКС) — как говорят сейчас, дорожной карты, определяющей функциональные принципы ЕКС и конкретные шаги и сроки. Разработали концепцию совместно с Банком России и сумели ее полностью внедрить в установленные сроки. Затем нам было необходимо обеспечить кассовое обслуживание исполнения региональных и местных бюджетов, а также создать для них единые счета бюджетов. В результате это позволило не потерять ни рубля государственных и муниципальных средств при реорганизации и кризисах в банковской системе. Ведь каждый бюджет держал средства в банках (которых тогда в России насчитывалось более тысячи), и в случае банкротства какого-то из них деньги целого муниципального образования могли быть безвозвратно потеряны. После перехода на кассовое обслуживание в казначейство такие ситуации стали невозможны. Однако для этого пришлось проделать много работы. Необходимо было закупить новое оборудование, программное обеспечение, найти квалифицированных специалистов. Требовалось разработать и внедрить электронный документооборот, сформировать нормативную правовую базу. Было проведено обучение специалистов финансовых органов регионов и муниципалитетов, бюджетных учреждений.

При этом мы столкнулись и с серьезным сопротивлением — не всем регионам и местным органам нравилось, что деньги концентрировались на банковских счетах федерального органа — Казначейства России. Тем не менее и эти проблемы были решены. Параллельно мы занимались разработкой технических требований к новой Автоматизированной системе Федерального казначейства (АС ФК). На тот момент действующая система существовала как временное техническое решение, которое необходимо было усовершенствовать с использованием новых программных продуктов, перевести на новый более качественный уровень. Сейчас АСФК работает и обеспечивает высокие результаты деятельности Казначейства России. Благодаря ей нам удалось оптимизировать организационную структуру и штатную численность органов казначейства.

Сегодня у нас в стране создана эффективная казначейская система. На ЕКС сосредоточены все средства государства, и у него есть возможность успешно ими управлять. И эта возможность в полной мере используется: Федеральное казначейство благодаря активному управлению ежегодно приносит большие доходы бюджету. То есть нашу систему не стыдно показать зарубежным коллегам, и нам есть чем гордиться.

— Сегодня не хотелось бы сделать что-то по-другому?

— По-другому мы бы и не сделали — все было выстроено именно так, как нужно. Мы реализовали проект огромного масштаба. Все ошибки, которые случались в процессе работы, — и технические, и методологические — устранялись до того момента, когда они могли бы нанести непоправимый вред. У нас была отличная команда, профессиональные самоотверженные люди, которые, когда этого требовало дело, проводили на работе день и ночь. Можете себе представить, как непросто было полноценно работать одновременно со старой системой и при этом внедрять новую.

— Как подбирали таких людей?

— Они подбирались, так сказать, методом естественного отбора. Ведь сначала в казначейскую систему пришли специалисты из финансовых органов. А в финансовых органах всегда были хорошие работники, ответственные и профессиональные, радеющие за общее дело. А потом они уже подыскивали кадры по тем критериям, которым сами соответствовали.

— Людмила Александровна, а лично на вас не давило ощущение того, что вы отвечаете за движение всех финансов огромной страны?

— Абсолютно нет. Я очень довольна, что все так сложилось и я все время занималась любимым делом. По образованию я инженер-экономист, разработка и реализация таких проектов — это как раз мой профиль. Мне это было очень интересно. Я училась в Алма-Атинском институте народного хозяйства, нас учили организации обработки экономической информации на различных электронных машинах. Я работала в Министерстве высшего образования Казахстана: внедряла зарплатные проекты в вузах, занималась созданием централизованных бухгалтерий средних специальных учебных заведений. И этот опыт мне очень помогал и был удачно востребован. Во всяком случае, когда приступили к разработке функциональной части казначейской системы, у меня было понимание того, как организовать эффективную систему управления финансами государства. Количество всегда переходит в качество, это мной проверено и доказано. Мы видели цель и понимали, что нужно делать для ее достижения, выстраивали дорожную карту, а все остальное к этому уже подтягивалось.

71.png

Самым трудным при реализации таких проектов было определить последовательность действий: что сначала, а что потом. Но собственный приобретенный к тому времени опыт подсказывал, да и на международную практику мы опирались.

— Во время вашей трудовой деятельности технический прогресс шел семимильными шагами, постоянно появлялись новые информационные технологии. Как удавалось всегда оставаться в теме? Ведь вас не могли научить в вузе тому, чем в итоге пришлось заниматься.

— Это большой труд — всегда соответствовать по своему уровню знаний и навыков меняющимся требованиям времени. Это непрерывная работа над собой: институт дает основу, расширяет кругозор, учит работать с литературой, документами. В бытность свою студенткой я думала, что какие-то отдельные предметы мне не важны и не нужны. Но в советское время образовательные программы были хорошо продуманы и выстроены таким образом, что все предусмотренные учебным планом дисциплины в конечном итоге давали выпускнику то, что ему и было нужно, чтобы стать грамотным и думающим специалистом. Сегодня я не могу назвать ни одного предмета, который бы мне в жизни не пригодился.

— Даже политэкономия?

— Политэкономия развивает логику и позволяет лучше понимать какие-то другие предметы. Я всегда принимала участие в научных конференциях. Помню, на одной из них выступала с докладом, в котором сравнивала плановую и рыночную экономику, пытаясь доказать преимущества первой. То есть образование дало мне базу, благодаря чему я смогла приобретать совершенно новые знания. А еще в советское время была очень эффективная система курсов повышения квалификации. Я, еще работая в Казахстане, выискивала интересные мне программы и предлагала руководству отправить меня на обучение. Помню, на четыре месяца уезжала из Алма-Аты в Питер учиться управлению проектами по разработке АСУ (автоматизированная система управления), и это в то время, когда уже имела двух маленьких дочек. Но сидеть на месте и киснуть, делать только то, что уже давно хорошо знаешь и умеешь, — это не мое.

— А возможно ли женщине совмещать семью и работу, полноценно реализуясь и там, и здесь?

— Наверное, мне повезло. У меня получилось. И это благодаря тому, что замуж вышла удачно за одноклассника. В этом году, кстати, мы отмечаем полувековой юбилей. У меня прекрасный муж, он понимал всю сложность моей работы и большую часть семейных забот брал на себя. И дети меня понимали, не обижались на вечную мамину занятость. Сейчас дочери взрослые. Правда, ни одна не связала свою профессию с финансами. Старшая — успешный специалист в энергетике — пошла в папу. Младшая — логопед. Она практикует, трудится в государственном учреждении и тоже не перестает работать над собой. Выискивает новые методики, в свои отпуска ездит на различные семинары. Наблюдаю за ней и горжусь.

— Вам, наверное, где-то приходилось черпать дополнительную энергию для такой самоотверженной работы, непрерывной учебы? Как вы отдыхали?

— В моем случае работа и хобби совпали. Энергию для работы я черпала в самой работе. Сильнейшая мозговая атака — а потом ты находишь решение, и когда это решение воплощается в жизнь — получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие. Такой адреналин! Наверное, в эти моменты я испытывала что-то сродни чувствам выигравшего большое сражение полководца. Конечно, были и огорчения, когда не удавалось быстро достичь желаемого результата.

А вот отдыхала мало. Когда выходила на пенсию, выяснилось, что у меня осталось большое количество дней неиспользованного отпуска. Тем не менее успели семьей поездить по стране. Были в Карелии, на Байкале.

— Сейчас вы тоже в курсе всех дел казначейства, являетесь активным членом Общественного совета ФК. Как оцениваете работу своих коллег?

— Мне, конечно, очень любопытно наблюдать, какие проекты реализует казначейство сегодня. И я счастлива видеть, что все идет в нужном направлении, что все наши наработки используются и развиваются. Казначейство не стоит на месте, и в ближайшие десять лет у его коллектива будет много новых задач. Самое главное, что воплощение новых смелых планов не идет в ущерб основному процессу — казначейскому исполнению всех бюджетов. Ведь казначейская система должна работать, как сердце, постоянно. Любой новый механизм должен гармонично в нее встроиться, ничему не помешав, никому не навредив. И у моих коллег это получается.

— Скучаете по работе?

— Скучаю, конечно, но.... Оказалось, что есть и совсем другая жизнь, жизнь и вне казначейства. Выйдя на пенсию, я удивилась, насколько это жизнь яркая и многообразная. Сейчас я знакомлюсь с ней и наслаждаюсь: театры, кино, выставки, экскурсии. А для полноценного зарубежного отдыха я закончила курсы английского языка. Вместе с приятельницей съездила в Сингапур — давно хотела посмотреть на это экономическое чудо. Прошла обучение в колледже легкой промышленности по курсу ландшафтного дизайна. Защитила дипломный проект и воплотила его на своем дачном участке. Два года назад мой муж тоже вышел на пенсию, и сейчас мы с ним много путешествуем, занимаемся своей дачей. В общем, наверстываем упущенное.

Подготовила С. В. МАРТЫНЕНКО

Поделиться