Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Сентябрь,
Москва
Версия для печати 2088 Материалы по теме
В. В. Климанов
Бюджетная политика 2017–2018 годов

Владимир Викторович КЛИМАНОВ, директор Института реформирования общественных финансов, заведующий кафедрой РАНХиГС, доктор экономических наук

Начало нового финансового года всегда вызывает желание критически оценить год уходящий. 2017-й и для федерального, и для региональных бюджетов выдался непростым, но все же более позитивным, чем мог бы быть.

Возвращение к трехлетнему бюджету 

Помню, что федеральный бюджет на 2017 год принимался буквально с колес. Мы, члены Общественного совета при Минфине России, тогда отметили в качестве пожелания-замечания, что вносить почти одновременно на рассмотрение проекты Основных направлений бюджетной и налоговой политики на следующую трехлетку и самого федерального бюджета неверно.

Во многом сложности с выработкой новых направлений бюджетной политики были тогда связаны с тем, что важнее других представлялось само возвращение к трехлетнему бюджетному планированию, что должно было способствовать снижению уровня неопределенности и обеспечить большую прогнозируемость макроэкономических условий и условий ведения бизнеса. Ведь федеральный бюджет на 2016 год, так же как и бюджеты 67 субъектов Федерации, из-за экономического кризиса был принят в однолетнем формате, но в 2017-м все регионы (за исключением Крыма и Севастополя) вернулись к планированию на трехлетний период.

Представляя проект федерального бюджета на 2017 год, Правительство РФ декларировало, что в условиях цены на нефть в 40 долларов за баррель дефицит не превысит 3%, а в 2018 и 2019 годах составит всего 2 и 1% ВВП соответственно. Цель бюджетной политики на 2017 год определялась как обеспечение сбалансированного развития страны и расширение потенциала отечественной экономики. Это должно было бы произойти, если бы достигалось целевое макроэкономическое равновесие, в том числе за счет низкой восприимчивости бюджета к колебаниям цен на нефть и низкой инфляции, а на микроуровне были бы устранены структурные дисбалансы и препятствия для развития, связанные с демографическими вызовами, конкурентоспособностью и эффективностью распределения ресурсов.

Федеральный бюджет принимался сложным, но реалистичным. Поэтому и поправки в него вносились лишь дважды, в июле и ноябре. Скорректированные объемы доходов федерального бюджета должны в итоге составить около 14,7 триллиона рублей, или 16% ВВП страны, а расходы — 16,7 триллиона рублей, или 18,2% ВВП. То есть даже в текущих непростых обстоятельствах удалось удержать дефицит федерального бюджета в размере 2,2% ВВП (меньше планируемого).

Внедрение госпрограмм и проектного подхода

Решать различные бюджетные задачи предстояло, как и ранее, через инструмент государственных программ, связывающий стратегическое планирование с бюджетным. После того как в 2016 году федеральный бюджет был впервые сформирован не только в разрезе государственных программ, но и подпрограмм и основных мероприятий, появилось ожидание, что в 2017 году бюджет будет полностью программным. Но нет, в программном разрезе было утверждено менее 60% расходов, поскольку и огромный (почти в 3,5 триллиона рублей) межбюджетный трансферт в Пенсионный фонд, и расходы на оборону, планировавшиеся в качестве отдельных госпрограмм, остались в непрограммной части. Поэтому задача, поставленная ранее в качестве целевого индикатора для Минфина России, о доведении доли программных расходов до 70% осталась невыполненной и не будет достигнута даже в 2018 году.

В то же время при увязке бюджета с программно-целевыми инструментами государственной политики в 2017 году возникла совершенно другая задача. Активное внедрение в систему государственного управления проектного подхода вызвало необходимость представления бюджета не только в программном, но и в проектном разрезе. Такую оперативную задачу в феврале 2017 года премьер-министр поставил перед Минэкономразвития России и Минфином России на Сочинском инвестиционном форуме. Да, распределение бюджетных ассигнований на утверждаемые правительством приоритетные программы и проекты также стало осуществляться, но и здесь процесс оказался пока незавершенным.

Поделиться