Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Сентябрь,
Москва
Экономика№ 1 январь 2018 — 11 Января 2018

Правда для правительства

Российская Федерация

Актуальные темы идеи обзоры статистика

Единственное в стране

издание о государственной

финансовой политике

Подробные разъяснения

от законодателей

и методологов страны

Подписаться
Версия для печати 1023 Материалы по теме
К. Ю. Носков
Правда для правительства

Несколько лет назад у федерального правительства появился собственный think tank. С тех пор Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации постоянно на виду благодаря своей аналитике и экспертным дискуссиям. О том, как устроена работа центра — в том числе непубличная ее часть, — мы поговорили с его руководителем Константином Юрьевичем НОСКОВЫМ.

— Константин Юрьевич, притом что об Аналитическом центре слышали все, мало кто знает, что он является наследником Главного вычислительного центра Госплана СССР. Как происходила эта необычная трансформация?

— Не так давно мы отмечали 55 лет нашей организации, которая действительно создавалась как Главный вычислительный центр Госплана. Однако по факту мы являемся преемниками двух других структур, действовавших уже после распада Союза и плановой экономики — Центра экономической конъюнктуры и прогнозирования и Рабочего центра экономических реформ. В результате их слияния в 2005 году и был образован Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. А в ноябре 2017 года исполнилось пять лет с момента, когда в организацию пришла новая команда руководителей: правительство поставило перед нами задачу превратить Аналитический центр в ведущую консалтинговую компанию с акцентом на нужды правительства.

— И все-таки, в вашем распоряжении еще есть какие-то технологии, унаследованные от Госплана?

— От самого вычислительного центра, откровенно говоря, мало что осталось — только здание и часть библиотеки, которой мы очень гордимся. Ряды данных, технологий планирования и вообще работы с данными, к сожалению, не сохранились: 90-е годы сильно подточили тот багаж, который был наработан в советское время. Поэтому, когда несколько лет назад мы вновь начали работу по анализу конъюнктуры мировых рынков, нам пришлось воссоздавать большую часть аналитики и технологий работы с информацией.

Сегодня мы приобретаем много баз данных: до скачка курса доллара мы тратили на эти цели около миллиона долларов в год, сейчас поменьше — 30–40 миллионов рублей, но все равно это существенные деньги. Думаю, Аналитический центр — это одна из самых информированных государственных структур. К тому же у нас хорошие отношения с Росстатом и всеми федеральными ведомствами, которые с удовольствием делятся с нами информацией. Доступ к ней мы рассматриваем как один из своих ключевых ресурсов.

К слову, сейчас мы реализуем совместный проект с Российским экспортным центром (РЭЦ) — в этом году начал функционировать так называемый Аналитический конъюнктурный центр, который призван экспертно поддерживать российские компании в выходе на зарубежные рынки. Мы готовим для РЭЦ прикладную аналитику по зарубежным отраслевым рынкам и помогаем им отвечать на конкретные запросы экспортеров.

— Что еще из крупных приоритетов Аналитического центра вы можете отметить?

— Наш главный приоритет был определен пять лет назад — это оперативная поддержка деятельности правительства и системы принятия решений. Он остается неизменным. Хотя если пять лет назад мы тратили на эти цели 90 процентов ресурсов, то сейчас примерно половину. Но нашим основным KPI по-прежнему является количество запросов, которые приходят из Белого дома и, соответственно, количество ответов на них: мы должны ответить на каждый.

За весь 2012 год мы получили порядка 30 запросов, а сейчас еженедельно отправляем в правительство 15–20 ответов на запросы. То есть рост на порядок. При этом чиновников никто не заставляет спрашивать у нас совета. Для руководителей, работающих в правительстве, это скорее дополнительная опция. Раз нашим мнением интересуются, значит, мы делаем работу качественно. Подчеркну, что мы работаем не на министерства, а именно на аппарат и руководство Правительства Российской Федерации.

Второй важный KPI — количество проведенных публичных мероприятий: круглых столов, конференций. Идея в том, чтобы предоставлять правительству не только позицию эксперта, работающего в стенах Аналитического центра, но и весь спектр мнений от общественности, предпринимателей, ученых, властных структур всех уровней. Аппарат правительства готовит документы для принятия руководством решений в очень короткий срок, соответственно, нам нужно быстро отвечать на запросы. Так что приходится держать руку на пульсе и заблаговременно организовывать дискуссии по всем ключевым темам. Мероприятия проходят практически в ежедневном режиме: в этом году их проведено почти 250. Это обеспечивает нам постоянное и глубокое понимание настроений в экспертном сообществе.

— Существуют ли аналогичные зарубежные структуры, которые рассчитаны на консалтинговую поддержку властей?

— Аналитические структуры, которые работают в публичных интересах — то есть, говоря по-русски, в интересах и общества, и правительства, — существуют во всем мире. Их принято называть think tanks — «мозговыми центрами» или «фабриками мысли». Собрав новую команду, мы объездили почти весь мир, чтобы понять, каким должен быть хороший think tank. Встречались с представителями таких центров из США, Японии, Китая, Кореи, многих европейских стран. Могу уверенно сказать, что прямого аналога нашего Аналитического центра нет нигде. Возможно, с точки зрения специализации мы чем-то похожи на британский Chatham House. Можно сравнить нас и с Исследовательским центром Библиотеки Конгресса США, может быть, с американской RAND Corporation, которая получает много заказов от правительства. Но в любом случае практика работы, спектр решаемых задач и модели финансирования сильно различаются.

Если те же американские think tanks существуют на деньги спонсоров, то нас напрямую финансирует правительство. Однако это не делает нас менее независимыми. Скорее, наоборот: мы не зависим ни от бизнеса, ни от министров, которые вносят председателю правительства те или иные инициативы. Поэтому мы всегда высказываем свою позицию абсолютно честно, без оглядки на то, как это воспримет та или иная группа интересов.

Поделиться