Версия для печати 4361 Материалы по теме
Елена Авраамова
Что определяет выбор вуза и последующую активную социальную адаптацию выпускников, все ли оценивают престижность получаемой специальности и что зависит от самого студента и его родителей? Чтобы получить ответы на эти вопросы, в течение 10 лет проводилось специальное исследование, результатам которого и посвящена данная статья. 
Елена АВРААМОВА, заместитель директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, доктор экономических наук 

Без хорошего образования никуда, эту нехитрую мысль не смогло серьезно поколебать даже «политическое лихолетье» перестройки. Но в какой мере возможность получения качественного, по-настоящему открывающего хорошие социально-экономические перспективы высшего образования зависит от наличия у молодого человека ресурсов, которые помогут ему сделать правильный выбор и довести обучение до необходимого уровня? Такими ресурсами могут быть атмосфера в семье (понятно, что если у обоих родителей высшее образование, то только какие-то случайности помешают студенту тоже получить высшее образование), удовлетворенность своим социальным и материальным положением (скорее будет выбран тот вуз и та специальность, которые обеспечивают более высокие доходы и более значимое положение в обществе) и т.д.

Проследим за влиянием семей с самого начала – с момента выбора того или иного вуза и форм помощи поступления в него. Известно, что большинство родителей принимают самое непосредственное и деятельное участие в поступлении детей в институт, и наше исследование это подтвердило.

В зависимости от ресурсов семей абитуриентов формы их участия несколько варьируются (табл. 1). Так, семьи с невысоким ресурсным потенциалом в меньшей степени участвуют в оплате подготовки к вступительным экзаменам, но эта разница составляет всего 10%, то есть даже при ограниченности средств люди считают необходимым оплачивать курсы, репетиторов и т.д. Значительная часть родителей (23%) готовы оплачивать учебу своих детей в высших учебных заведениях (коммерческие формы образования), но здесь явным образом лидируют наиболее благополучные в ресурсном отношении семьи. Важно обратить внимание на то, что семьи с высоким ресурсным потенциалом вдвое чаще, чем другие, используют для поступления детей свои связи.

Формы участия родителей в поступлении детей в вуз в зависимости от ресурсного потенциала домохозяйств









В итоге определились три основные стратегии поступления в вузы. Первая состоит в ориентации только на знания поступающих – ее реализуют чуть более трети абитуриентов (38,5%). Самая массовая стратегия (51,1%) основана на том, что родители используют деньги и/или связи, хотя дети реально готовятся к вступительным экзаменам. Третья стратегия (ее придерживаются 10% семей) сводится к использованию только денег и/или связей, при этом о подготовке речь вообще не идет.

Связь ресурсного капитала с оценкой выбранной студентами специальности представлена в табл. 2. Очевидно, что студенты с высоким ресурсным потенциалом менее всего озабочены выбором специальности (менее трети из них высказали озабоченность влиянием выбора на дальнейшую жизнь), в то время как студенты средней группы воспринимают социальные перспективы близко к сердцу. С другой стороны, студенты из группы с низким ресурсным потенциалом весьма скептически оценивают свои социальные перспективы, и только от четверти до трети из них готовы согласиться, что им удастся достаточно безболезненно адаптироваться в жизни.

Связь ресурсной обеспеченности семей студентов с перспективностью изучаемой профессии










Говоря о перспективах, которые связывают с получаемым образованием студенты из разных доходных групп, стоит отметить такой факт: если во всех группах – от бедных до хорошо обеспеченных – больше половины студентов (55–60%), характеризуя предоставляемое вузом образование, выбрали вариант «дает общие знания, позволяющие в будущем работать по разным специальностям», то среди богатых студентов более 4/5 группы отметили, что им вуз «дает специальные знания по определенной специальности». Такой ответ лишний раз подтверждает: студенты из этой группы с самого начала хорошо знали, что их ждет в вузе и после его окончания.

Следующий этап исследования был связан с поиском информации о том, как студенты планируют свою карьеру: кто из них начинает задумываться об этом еще на старших курсах, кто – на выпускном курсе, а кто – только после получения диплома. Выяснилось, что 40% старшекурсников уже знают, где будут работать после окончания вуза и примерно представляют себе способ будущего трудоустройства; у пятой части респондентов не будет такой проблемы, поскольку они уже работают и менять место работы не предполагают; менее половины считают, что смогут устроиться самостоятельно, а треть рассчитывает на помощь родственников и друзей.

Способы трудоустройства в зависимости от оценки перспективности получаемой профессии










При выборе между работой, дающей хороший заработок, и интересной 2/3 респондентов отдают предпочтение той, которая может приносить деньги. Такая пропорция сохраняется и в группе тех студентов, для кого целью получения высшего образования были знания, и среди тех, кто хотел получить его, чтобы хорошо зарабатывать. Студенты, которые поставили приоритетом интересную работу (25%), объясняют это так: 10% считают, что высокооплачиваемой работы им все равно не найти; 40% исходят из того, что в семье есть кто-то, кто хорошо зарабатывает; 50% уверены, что деньги не главное. Позволить себе интересную, но плохо оплачиваемую работу могут, скорее, выходцы из более благополучных в ресурсном отношении семей.

Исследование позволяет получить представление о том, какие модели успеха складываются в новом поколении. В целом по выборке с большим отрывом лидируют такие показатели, как «хорошая семья» (64,9%) и «материальное благополучие» (51%), еще чуть более четверти опрошенных выбрали «удачную карьеру» и «уважение людей». Но есть нюансы. В представлении богатых студентов жизненный успех – это принесшая материальное благополучие удачная карьера (55%) и связанное с этим уважение референтных групп (36%). В то же время хорошую семью как составляющую жизненного успеха отметила лишь пятая часть соответствующей группы. Бедные студенты придерживаются противоположной точки зрения: хорошую семью назвали главным признаком жизненного успеха почти три четверти из них, при этом доля выбравших материальное благополучие в 1,8 раза, а доля связывающих успех с удачной карьерой – в 4 раза меньше данного показателя.

К старшим курсам у студентов начинают складываться представления о существующих в обществе правилах игры. По мнению большинства опрошенных, чтобы чего-то добиться в жизни, нужны главным образом самостоятельность и определенная жесткость. Однако работодатель ждет от них совсем другого, в частности не инициативности, а исполнительности (соотношение 31,7 к 68,3% соответственно). Кроме того, студенты уверены, что среди характеристик, учитываемых при приеме на работу, уровень образования занимает последнее место: в качестве основного достоинства будущего сотрудника его указали лишь 15% респондентов. Несколько большее значение придается наличию рекомендаций (19%). Ровно две трети опрошенных считают, что при приеме на работу главное – опыт.

Сформировались у студентов и определенные представления о возможности продвижения по карьерной лестнице: 36% респондентов считают, что это зависит от квалификации работника, а 64% – от умения ладить с начальством. Вполне закономерно, что респонденты, которые использовали для поступления в вуз неформальные практики, чаще выбирают хорошие отношения с начальником (около 70% соответствующих групп по сравнению с 60% в других группах). Правда, фиксируя тенденцию, при которой карьерного роста скорее добьются сотрудники, умеющие ладить с начальством, большинство студентов признают неправильность такой ситуации.

В связи с этим важно проанализировать стратегии поведения выпускников вузов на рынке труда. Самой массовой на сегодняшний день оказалась стратегия перепрофилирования, причем в каждой следующей когорте по специальности работает все меньшая – до половины – доля выпускников. Профессионализация – трудо­устройство и дальнейшая работа по полученной в вузе специальности – значительно отстает. Третья стратегия связана с невыходом на рынок труда; по нашим данным, ее реализуют 15–18% выпускников, из них 80% составляют женщины, намеревающиеся посвятить себя семье. Наконец, четвертая стратегия – отъезд за рубеж (примерно 5%).

Итак, исследование позволило выявить ряд проблем, которые, как представляется, будут все сильнее влиять на качественные долгосрочные характеристики российской экономики. Первый круг проблем касается использования социальных связей как необходимого условия устройства не только на престижную и хорошо оплачиваемую, но и на любую другую работу. Большинство студентов, имеющих в качестве ресурсов и знания, и возможности родителей, готовы реализовывать такие социальные практики. Вторая по численности группа выпускников готова работать в любых условиях. К сожалению, при изменениях институциональных условий их конформизм приводит к серьезным социальным потерям. Третья группа объединяет «независимых» – опирающихся на собственные силы, знания и возможности. Именно они поддерживают индивидуально-либеральный вектор развития.

Другая проблема заключается в наличии тенденции перепрофилирования специалистов, их миграции из секторов рынка труда с низкой оплатой в те, где оплата труда выше. Исследование показало, что переток идет из научно-производственных отраслей в финансово-экономическую, сервисную и торговую сферы – то есть туда, где не требуется глубоких теоретических знаний, что в целом уменьшает мотивацию студентов успешно учиться по особо сложным специальностям. И это опасно для России, поскольку инновационной экономики с такими людьми не построить.

Ранжирование семей студентов


Показатели


Уровень образования:
1 балл – никто из родителей не имеет высшего образования;
2 балла – один из родителей имеет высшее образование;
3 балла – оба родителя имеют высшее образование.

Материальная обеспеченность:
1 балл – бедные, малообеспеченные;
2 балла – среднеобеспеченные;
3 балла – богатые, хорошо обеспеченные.

Размер сбережений:
1 балл – совершенно не могут обеспечить старость;
2 балла – обеспечили старость
в некоторой степени;
3 балла – обеспечили старость полностью или в значительной мере.

Социальная самооценка:
1 балл – низший слой, ниже среднего;
2 балла – средний слой;
3 балла – высший слой, выше среднего.

Уровень адаптированности:
1 балл – совершенно не приспособился, скорее не приспособился;
2 балла – скорее приспособился;
3 балла – полностью приспособился.

Семьи, набравшие до 5 баллов, составляют группу «низкий ресурсный потенциал», 6–9 баллов – «средний ресурсный потенциал», 10–15 баллов – «высокий ресурсный потенциал».

Источник: © Бюджет, 2008, № 3
Поделиться