Итоги Всероссийского муниципального форума


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоялось награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Финансы№ 2 февраль 2018 — 05 Марта 2018

Неосновательное обогащение банка или исполнение условий кредита?

Российская Федерация

Версия для печати 2011 Материалы по теме
Неосновательное обогащение банка или исполнение условий кредита?

Анатолий Владимирович ГУРЬЕВ, ведущий специалист-эксперт (юрисконсульт) юридического отдела Отделения Пенсионного фонда РФ по Волгоградской области

В статье представлен анализ применения арбитражными судами норм российского гражданского права о неосновательном обогащении, которое выражается в сбережении третьим лицом (в данном случае банком) денежных средств, входящих в состав государственного имущества и предоставляемых гражданам. Речь идет о социальном обеспечении нуждающихся, осуществляемом Пенсионным фондом РФ от лица государства.

оложение о Пенсионном фонде РФ[1] определяет, что фонд образован в целях государственного управления финансами пенсионного обеспечения в Российской Федерации. Соответственно, деятельность ПФР имеет исключительную социальную значимость, и все его средства находятся в федеральной собственности, расходуются по строго целевому назначению на выплату пенсий и осуществление иных социально значимых платежей. Реализация указанной функции в основном ложится на территориальные органы ПФР.

В соответствии с пунктом 13 статьи 21 Федерального закона от 28 декабря 2013 года «О страховых пенсиях» доставка страховой пенсии производится по желанию пенсионера через кредитную организацию путем зачисления пенсии на его счет либо через организации почтовой связи или иные организации, занимающиеся доставкой страховых пенсий. Однако бывают случаи, когда не по вине территориальных органов ПФР происходят выплаты пенсий, которые в соответствии с действующим законодательством не должны быть осуществлены. В частности, это начисление пенсии гражданину, который на момент такого начисления уже умер. Закон № 400‑ФЗ устанавливает, что выплата страховой пенсии прекращается в случае смерти пенсионера с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть (пункт 1 часть 1 статьи 25). При этом законодатель не оговаривает в качестве условия наличие у территориальных органов информации о смерти получателя. Имеет значение исключительно юридический факт смерти.

Пенсионный фонд предъявил иск

Так, гражданка К. умерла 16 ноября 2016 года, в связи с чем обязательство территориального органа ПФР по выплате ей пенсии прекратилось с 1 декабря 2016 года. Однако управление Пенсионного фонда не имело информации о ее смерти, и выплата пенсии в декабре 2016 года была осуществлена. Наследников у К. не оказалось. Способ доставки пенсии, выбранный пенсионеркой, — зачисление денежных средств на ее счет в кредитной организации. С этим же банком она заключила кредитный договор на выпуск кредитной карты. Согласно одному из условий такого договора при неоплате суммы второго обязательного платежа К. дает поручение банку на списание суммы в размере просроченной задолженности с других счетов ее карт в банке без дополнительного акцепта. Данное поручение действует до полного исполнения заемщиком всех обязательств по кредитному договору.

Отношения банка с физическим лицом — гражданкой К. регламентируются нормами Гражданского кодекса. Статьей 854 ГК РФ установлено, что списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. Без его распоряжения это допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом. Согласно статье 418 ГК РФ обязательство, вытекающее из кредитного договора, прекращается со смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью.

В результате на основании распоряжения, вытекающего из заключенного К. кредитного договора, зачисленная после ее смерти сумма пенсии была использована банком в качестве платежа по кредиту. Согласно правовой позиции, сформулированной еще Высшим Арбитражным Судом РФ, правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате ошибочно исполненного[2]. Соответственно, территориальный орган ПФР действия банка по присвоению излишне перечисленных денежных средств квалифицировал как неосновательное обогащение. В арбитражный суд был подан иск о взыскании начисленной после смерти К. пенсии.

К нормам закона

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего кодекса. В силу пункта 2 статьи 1102 ГК РФ правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Из законодательных норм следует, что для возникновения обязательства, вытекающего из неосновательного обогащения, необходимо наличие одновременно двух обстоятельств:

1. обогащение одного лица за счет другого лица, то есть увеличение имущества у одного за счет соответственного уменьшения имущества у другого;

2. приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований.

При этом основания возникновения такого обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т. п. Таким образом, истец при предъявлении требования о взыскании сумм, составляющих неосновательное обогащение, должен доказать факт приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца, отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения, а также размер неосновательного обогащения.

Первая инстанция не удовлетворила требований

Арбитражный суд первой инстанции при рассмотрении искового заявления отметил, что зачисленная на счет К. в банке сумма пенсии за декабрь 2016 года, независимо от действительности основания ее приобретения гражданином, не относится к его личным неимущественным правам, а приобретает статус имущества и входит в состав наследства. Поэтому требование о возврате суммы может быть обращено к лицам, вступившим в наследственные права. «В соответствии со статьей 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники, как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать, или все наследники отстранены от наследования (статья 1117 ГК РФ), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158 ГК РФ), имущество умершего считается выморочным. Выморочность имущества относится к исключительным случаям, когда отсутствует возможность универсального правопреемства после наследодателя в пользу физических лиц — наследников по закону или по завещанию, в связи с чем к наследованию призывается государство или муниципальное образование»[3].

Выводы арбитражного суда первой инстанции были следующие:

1. начисленные после смерти гражданина денежные средства входят в наследственную массу;

2. если нет наследников, то обязательства перед территориальным органом ПФР должно нести государство или муниципальное образование в силу наследования выморочного имущества;

3. на стороне банка не образуется неосновательное обогащение, поскольку он действовал в рамках закона и в полном соответствии с условиями договора банковского счета.

Судебная практика

Судебная практика по данному предмету спора не является устоявшейся, позиция Верховного суда РФ, изложенная в судебном акте при рассмотрении дела по существу, отсутствует. Основная часть актов ВС РФ — об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии ВС РФ[4]. При этом до 2017 года судебная практика была диаметрально противоположной[5].

Однако при разрешении дела по существу и определяя излишне выплаченные суммы пенсии как наследственное имущество, суды не учитывают, что для правильной квалификации возникших спорных отношений необходимо обратиться к нормам не только пенсионного, но и обязательственного и наследственного законодательства. При этом существенную роль играет правильное и системное толкование указанных норм в их взаимосвязи.

В частности, согласно пункту 3 статьи 185 ГК РФ распоряжение К., выданное банку о безакцептном списании денежных средств, можно квалифицировать как письменное уполномочие на получение представителем гражданина его вклада в банке и утверждать, что это распоряжение имеет силу доверенности. Кроме того, в соответствии с пунктом 4 статьи 185 ГК РФ правила настоящего кодекса о доверенности применяются также в случаях, когда полномочия представителя содержатся в договоре, в том числе в договоре между представителем и представляемым, между представляемым и третьим лицом, либо в решении собрания, если иное не установлено законом или не противоречит существу отношений. Соответственно, на указанное распоряжение банку как имеющее характер доверенности распространяется и статья 188 ГК РФ, согласно которой одним из оснований прекращения действий такой доверенности является смерть гражданина-доверителя.

Таким образом, данное поручение физического лица банку в силу статьи 185 и подпункта 5 пункта 1 статьи 188 ГК РФ прекратилось в день смерти К., которая умерла в ноябре 2016 года. Из данного обстоятельства следует, что банк осуществил списание денежных средств на основании распоряжения, прекратившего свое действие. При этом отсутствие у банка соответствующих сведений о смерти гражданина на момент списания средств не свидетельствует об отсутствии неосновательного обогащения.

Считаем, что квалификация со стороны арбитражного суда перечисленных денежных средств в качестве имущества, входящего в наследственную массу, не соответствует как нормам действующего законодательства, так и правовой позиции ВС РФ. Так, по видению Верховного суда в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество[6]. В соответствии со статьей 1113 ГК РФ наследство открывается со смертью гражданина. Иначе говоря, в наследственную массу входит только то имущество, которое принадлежало наследодателю на день его смерти. Из этого следует, что начисленные после смерти на банковский счет К. денежные средства не входят в состав наследственной массы, что исключает переход имущественных прав и обязанностей в отношении перечисленных денег в порядке универсального правопреемства от наследодателя к наследникам.

По причине смерти К. в ноябре 2016 года право на получение спорных денежных средств (пенсия за декабрь 2016 года) у пенсионера, а следовательно, у его наследников и у банка не возникло и возникнуть не могло. Указанные денежные средства остаются государственной собственностью и подлежат возврату в бюджет ПФР. Речь о наследственной массе могла бы идти, если бы гражданин умер, не успев воспользоваться уже начисленной ему при жизни пенсией. Соответственно, квалификация со стороны арбитражного суда первой инстанции перечисленных денежных средств в качестве имущества, входящего в наследственную массу, не соответствует действующему правовому регулированию.

Новый судебный акт

Апелляционный суд принял позицию органов ПФР во внимание, и постановлением от 15 января 2018 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принят новый судебный акт, которым исковые требования территориального органа ПФР удовлетворены. Суд обоснованно обратил внимание на то, что в порядке пункта 3 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ[7], в соответствии со статьей 148 ГК РФ или статьей 133 Арбитражного процессуального кодекса РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, признав денежные средства, полученные ответчиком и сбереженные им без установленных законом оснований, неосновательным обогащением, применяет к спорным правоотношениям положения норм главы 60 ГК РФ.

Требуются разъяснения

Законом № 400‑ФЗ не предусмотрены правовые последствия, которые наступают в случае, если суммы пенсии ошибочно перечислены на банковский счет пенсионера после его смерти. Правовая доктрина также не определяет порядок законодательного регулирования данного правоотношения в сложившейся ситуации. В свою очередь, устоявшаяся в настоящее время судебная практика в пользу кредитных организаций приводит к тому, что достаточно большая сумма бюджетных средств, предназначавшаяся для исполнения государством социальных обязательств перед своими гражданами, без законного на то основания уходит в состав имущества коммерческих юридических лиц. Данное обстоятельство влечет за собой неэффективную реализацию государственной политики в сфере социального обеспечения, что, в свою очередь, может негативно сказаться на правах и законных интересах граждан, особенно в период нахождения российской экономики в сложном положении и при наличии у государства больших социальных обязательств перед населением.

Учитывая длительность процедуры принятия и вступления в силу законодательных актов, автор считает, что для наиболее оперативного разрешения сложившейся ситуации Пленуму ВС РФ целесообразно после проведения тщательного анализа соответствующих правовых норм дать соответствующие разъяснения нижестоящим судам в виде принятия нового постановления о неосновательном обогащении или внесения изменений (дополнений) в ранее принятое.


Справка «Бюджета»

История правового института неосновательного обогащения берет свое начало еще с римского права. В результате его развития выработан такой способ защиты обязательственных прав, как кондикционный иск, то есть иск о взыскании имущества, полученного без правового основания. Как правило, кондикционный иск направлен против выгодоприобретателя, которому изначально предоставлялось спорное имущество. Совершенно иная ситуация сложилась в отношении кондикционного иска, который инициируется государством в лице своих органов и учреждений не к выгодоприобретателю, которому изначально предоставлялось имущество, а к третьему лицу.



[1] Постановление Верховного суда РФ от 27 декабря 1991 года № 2122-1.

[2] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 года № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

 [3] Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 8 ноября 2017 года по делу № А12-23313/2017 // официальный сайт «МойАрбитр» kad.arbitr.ru.

 [4] Определение Верховного суда РФ от 4 мая 2017 года № 310-ЭС17-4409 по делу № А36-6793/2015.

 [5] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 8 сентября 2016 года № Ф06-12089/2016 по делу № А57-30295/2015, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 марта 2016 года по делу № А75-7602/2015, оставленное без изменения определением Верховного суда РФ от 2 августа 2016 года по делу № 304-ЭС16-8507.

 [6] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» // Российская газета, № 127, 06.06.2012.

 [7] Постановление Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Российская газета, № 109, 21.05.2010.

Поделиться