Муниципалитеты№ 5 май 2018 — 04 Июня 2018

Умные жители для умных городов

Российская Федерация

Версия для печати 1186 Материалы по теме
Умные жители для умных городов

«Умные города», «умное развитие» — понятия, которые возникли на волне бума на рынке ИТ-технологий и сегодня прочно вошли в обиход специалистов, занимающихся городской проблематикой. О том, как эта идеология воспринимается в России, мы поговорили с директором Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ доктором экономических наук Ириной Николаевной ИЛЬИНОЙ.

— Ирина Николаевна, словосочетание «умный город», или smart city, на слуху уже давно, но вот что в него вкладывается — не всегда понятно. Ваша версия?

— «Умный город» не имеет четкой дефиниции, это очень многоплановое явление. Сейчас доминирующим стало определение, которое было принято на форуме Программы ООН по населенным пунктам (ООН-Хабитат). Основная мысль звучит так: это использование ИТ-технологий в городском развитии, для того чтобы сделать жизнь людей в этих городах комфортной, благополучной и сохранить ресурсы для следующих поколений. То есть здесь смешаны и цели устойчивого развития, и информационные технологии. Сейчас это определение, несмотря на его рамочную структуру, позволяет заниматься развитием умных городов в самых разных сферах.

— Получается, у этой идеологии два основных акцента: технологический и экологический?

— Устойчивость неверно сводить только к вопросам экологии. Это понятие шире — речь идет о некоем гарантированном качестве жизни, которое обеспечивается нынешнему и будущим поколениям граждан. Во всем мире умные города вплетены в идеологию устойчивого развития и рассматриваются как ее составной элемент. Слово «экология» ушло из повседневной жизни: все экологические требования встроены в понятие «устойчивое развитие». То есть вся жизнь, вся экономика становятся экологическими, «зелеными». В России, к сожалению, это пока не так, и экология воспринимается как отдельное направление.

Например, в России несколько лет назад утвердили концепцию энергоэффективности, и в ее рамках — в качестве пилотного проекта — начали строить энергоэффективные дома. В Европе же вообще не вводятся здания без энергосберегающих технологий. Вот принципиальное различие подходов.

— Есть какие-то ориентиры для городов, помимо определения, данного ООН?

— Страны различаются по уровню социально-экономического развития, отсюда и разная трактовка концепции smart city. Сейчас в России доминирует европейский подход, он также распространен в государствах Евросоюза и части городов развитых азиатских стран, которые стремятся к европейским идеалам, например Сингапуре.

Напомню, что в 2015 году ООН были приняты 17 целей устойчивого развития, и в основном они ориентированы на развивающиеся государства, потому что европейские государства этих целей уже достигли. Каждое государство может выбрать для себя что-то из этой совокупности целей и стремиться к их достижению. Аналогичная ситуация и с умными городами: дается соответствующее определение, а дальше каждая страна может подойти к этому по-разному.

Согласно модели, разработанной нашим институтом, умный город имеет как минимум пять-шесть уровней развития, и в каждом из этих уровней можно выделить пять ступеней развития. Причем эти уровни и ступени могут быть избирательно применены в разных странах. Например, Европа очень активно внедряет умные технологии. Там уже есть целые направления, целые институты, которые этим занимаются. В прошлом году на уровне Евросоюза были утверждены KPI — ключевые показатели эффективности для умных городов. Они носят рекомендательный характер, но идеология развития такова, что каждый город стремится быть умным и внедряет эти показатели. Сегодня в Европе примерно 600 городов относят себя к категории умных.

В России заметен интерес к умным технологиям. Например, в Москве создано специальное подразделение при Департаменте информационных технологий. Недавно прошла информация, что на умное развитие Москвы выделен миллиард рублей. Конечно, все это тесно связано и с государственными инициативами в области развития цифровой экономики. Ясно, что внедрение ИТ-технологий в нашу жизнь — процесс, который не остановить. Создание умных городов — это попытка упорядочить и направить их так, чтобы учесть прежде всего интересы человека.

Важно понимать, что во внедрении ИТ-технологий заинтересован соответствующий бизнес. Формирование стратегий устойчивого развития — это просто необходимость соблюдения баланса между интересами технологических компаний и горожан.

— Раз уж мы заговорили про баланс интересов. Очевидно, что умные технологии вполне могут посягать на неприкосновенность частной жизни. Взять те же камеры с функцией распознавания лиц, которые уже начинают появляться на улицах крупнейших городов…

— Действительно, вторжение технологий в нашу жизнь происходит очень быстро и активно. В Японии и ряде других стран даже появились борцы против умного развития, за сохранение человеческого пространства для каждой личности.

Интересно, что в России наблюдается некоторый крен — развиваются в первую очередь те технологии, которые либо осуществляют контроль за деятельностью человека, либо позволяют достаточно быстро окупить их внедрение. Это видеокамеры и системы видеонаблюдения, датчики, различные решения в энергетической сфере, например современные приборы учета ресурсов, автоматически передающие показания.

В Европе процентов 80 внимания уделяется вопросам снижения нагрузки на окружающую среду. То есть всему, что связано с экологией и комфортом человеческой жизни. Это и умное управление транспортными потоками, и зеленое строительство, и внедрение альтернативных источников энергии, и вопросы информирования населения.

— Какие еще есть модели умных городов, помимо европейской?

— Есть модель Юго-Восточной Азии, где акцент сделан на создании умных городов с нуля. Как правило, это небольшие города. Классический пример — город Сонгдо в Южной Корее. Такие же города есть в Эмиратах — например, Sustainable City рядом с Дубаем, в Китае, в ряде других государств. Но все это попытки человека создать идеал умного города с чистого листа, и пока они воспринимаются как рекламный трюк или эксперимент. В реальных, живых городах со сложившейся инфраструктурой внедрять все существующие на сегодня умные технологии очень дорого и долго.

Для активного внедрения умных технологий требуется еще и достаточно образованное население. Более того, эта идеология должна пронизывать абсолютно все сферы, начиная от управления и бизнеса и заканчивая жизнью конкретного человека.

Пару лет назад мы интервьюировали мэров российских городов, задавая им следующий вопрос: как вы относитесь к тому, чтобы ваш город пошел по пути умного развития? Из 40 мэров только один однозначно выразил готовность работать в этом направлении. Остальные сетовали на то, что умный город — это очень дорогое удовольствие, притом что в городском хозяйстве масса более насущных проблем. То есть даже руководители не понимают, что сама жизнь вынуждает внедрять умные технологии — вопрос только в том, когда это будет сделано и как общество на это отреагирует.

В рамках темы умных городов выделяется как минимум пять направлений: умная энергетика, умный транспорт, умная окружающая среда, умная мобильность, но ключевое направление — умные горожане. В любом случае инновационные технологии требуют адекватного восприятия. Это тот самый случай, когда не технологии появляются в ответ на потребности человека, а, скорее, люди привыкают и приспосабливаются к технологиям, завоевывающим мир.

— Существуют небольшие российские города, где воспринята эта идеология?

— Компании-новаторы проявляют высокую заинтересованность во внедрении своих технологий в жизнь городов. При этом по логике им проще было бы начинать смартизацию с небольшого населенного пункта: опробовать, отработать технологии, а уже затем внедрять их в мегаполисе. Однако на практике — и европейский опыт это тоже подтверждает — полигонами для внедрения умных технологий становятся города с населением свыше 500 тысяч человек, где за счет масштаба происходит удешевление технологий. Для компаний там большой простор. Например, в России умными городами себя уже провозгласили Москва, Томск, Новосибирск, некоторые другие миллионники.

Несколько лет назад (одновременно со стартом проекта «Иннополис») под Казанью был заложен камень в основание smart city — нового умного города, который предполагалось создать полностью за счет частных инвестиций. Мастер-план этого города был разработан специалистами из Малайзии. Но дальше камня дело так и не продвинулось — в отличие от Иннополиса, который успешно развивается. Так что в России нет ни одного созданного с нуля умного города. Даже Сколково к их числу не относится, несмотря на соответствующее позиционирование.

Из тех малых городов, которые сейчас в какой-то мере внедряют умные технологии, я могу выделить только Троицк Московской области. Это город с очень развитым научным потенциалом — именно потенциалом, потому что непосредственно внедрение умных технологий там на более низком уровне, чем в той же Москве. Но потенциал и заинтересованность есть.

В конце прошлого года довелось побывать в уже упомянутом Sustainable City под Дубаем. Это город с населением порядка 30 тысяч человек — как один небольшой район Москвы. Впечатляющая картина: абсолютно каждый элемент городской жизни сделан с внедрением умных технологий. Например, все здания покрыты солнечными батареями, не только жилые, но и гаражи, навесы. Примечательно, что реализация всего проекта была начата с создания общественной инфраструктуры, и только потом появились жилые здания. По территории города не ходит общественный транспорт — за исключением электромобилей, которые находятся в общем пользовании и принадлежат всему городу.

— И все-таки у малых городов — особенно если мы говорим о России, а не об Арабских Эмиратах — есть шанс внедрять умные технологии без больших затрат?

— Повторюсь, малые города — это лучшая площадка для внедрения ИТ-технологий в жизнь. В России, к сожалению, все упирается даже не в сами технологии, а в систему бюджетирования, финансового обеспечения полномочий местных властей.

Нужно отметить, что почти во всех странах мира внедрение умных технологий происходит по модели ГЧП или МЧП. У нас была идея внедрить умные технологии по такой схеме в одном из арктических городов России: как известно, стоимость ресурсов на Севере значительно выше, так что это позволило бы существенно снизить ресурсоемкость местной экономики. Но пока идею никто не поддержал.

Второй год мы работаем с Гусевым Калининградской области. Там очень интересная ситуация: это небольшой город, рядом с которым расположена компания, занимающаяся производством в сфере ИТ-технологий (оборудование для связи). Поскольку производство создано фактически в чистом поле, у этой компании большая заинтересованность в том, чтобы в сотрудничестве с властями развивать Гусев как умный город — в конечном итоге для того, чтобы привлечь и удержать кадры, расширить производство. Они уже начинают формировать жилую застройку, планируют создание культурных, рекреационных, иных центров. Все начинается с таких небольших проектов, и пока все так или иначе крутится вокруг темы связи, но, надеюсь, в дальнейшем Гусев станет одним из первых российских умных городов небольшого масштаба.

— Должна ли система городского управления как-то перестраиваться специально под задачи умного развития? Условно, нужно ли создавать в администрации подразделение, которое отвечает в комплексе за все ИТ-направления? Или достаточно активного мэра?

— Мой опыт показывает, что для внедрения любой идеи в первую очередь важны личные инициативы. Мэр — это тот человек, который определяет будущее города. Но ему необходимо увлечь местное сообщество своим видением, инициировать подготовку документов, которые будут реально работать.

 Вот пример из моей практики. В одном из городов рядом с Московской областью был очень активный мэр, который хотел двигаться вместе с городом по пути умного развития. Ему удалось объединить вокруг себя широкие круги общественности. Тем более что город образованный, с современными производствами. Однако потом этот мэр пошел на повышение, и все инициативы в сфере умного развития сошли на нет.

Есть другой пример — Лондон, который успешно развивается как умный город. Борис Джонсон, будучи мэром, инициировал разработку специального плана умного развития — Smart London Plan. То есть он не только стал автором идеи, но и принял на себя ответственность за стратегию развития города. Таким образом, развитие умных технологий должно мощно поддерживаться как личной инициативой мэра, так и общественностью города.

— В России на федеральном уровне есть хорошие инициативы, связанные с умным развитием?

— В 2017 году была принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации». То есть государство понимает необходимость ИТ-развития отраслей экономики и в целом всех сфер жизни общества. В программе отражены в том числе и цели создания в России умных городов.

Более того, при Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства создан экспертный совет по умному развитию. Здесь есть некоторые вопросы, потому что, хотя ИТ-технологии внедряются и в ЖКХ, это не доминанта их развития. Но все-таки мы видим, что в России подвижки пошли.

В разных странах используются разные подходы к управлению умным развитием: где-то создают ассоциации, а где-то все вопросы распределены по отдельным департаментам правительства или городской администрации. Конкретная модель управления может быть любой, она зависит от специфики города и региона. Самое главное, чтобы инициатива исходила от всех четырех сегментов: управленческих структур, бизнес-структур, которые внедряют эти технологии, населения и различных сообществ, которые играют ключевую роль в развитии любого города.

Подготовил М. А. ЦУЦИЕВ 


Поделиться