Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
18-19
Сентября
2018 г.
Москва
Экономика№6 июнь 2018 — 04 Июля 2018

Человек — центр инвестиций

Калужская область

Версия для печати 501 Материалы по теме
Человек — центр инвестиций

Путь от депрессивного региона до территории с наилучшими условиями для развития бизнеса Калужская область смогла пройти за десять лет. Сейчас она в числе регионов — лидеров по объему привлеченных инвестиций и количеству построенных предприятий, темпам роста доходов населения и количеству внедряемых в производство передовых технологий. Область занимает первое место в стране по объему продукции обрабатывающих производств на душу населения и шестое в рейтинге инновационного развития субъектов Федерации. Отправной точкой для таких преобразований стало создание стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года.

О пройденном пути и планах дальнейшего развития мы поговорили с Анатолием Александровичем СОТНИКОВЫМ, генеральным директором ОАО «Агентство инновационного развития — центр кластерного развития Калужской области», кандидатом технических наук.

— Анатолий Александрович, стратегия развития Калужской области до 2030 года появилась не на пустом месте. Что предшествовало ее созданию? И еще, насколько, по вашему мнению, политическая воля — действенный инструмент в развитии региона?

— Это очень действенный инструмент, причем на любом уровне, не важно — страны, региона, муниципалитета. Взять, к примеру, французскую агломерацию Монпелье, с которой мы сотрудничаем с 1993 года. За 40 лет город Мон­пелье превратился из столицы провинциального сельскохозяйственного региона в крупнейшую агломерацию, которая встала в один ряд с Парижем и Лионом и в настоящий момент является одним из крупнейших центров высоких технологий Франции. А началось все в 1982 году, когда Жорж Фреш — на протяжении 30 лет он был сначала мэром города, а затем главой всей агломерации — сказал: «Нам не надо надеяться на государство — государство нам ничего не даст, наше благополучие находится в наших руках». И с этим лозунгом они пошли вперед. Сегодня агломерация Монпелье — это лучшая территория с точки зрения условий для развития малого инновационного бизнеса. Это был ответ сразу на оба вопроса — и о политической воле как действенном инструменте развития территории, и о предыстории разработки стратегии.

Позже, уже в 2004–2007 годах, мы много работали со шведскими коллегами. Одним из результатов такого сотрудничества стала образовательная трехгодичная программа «Формирование инфраструктуры поддержки инновационной деятельности в Калужской области», учрежденная правительствами Швеции и Калужской области. За эти три года более 100 сотрудников администрации и институтов развития региона прошли полугодовые программы обучения. Был проведен целый ряд мозговых штурмов, стратегических сессий. По завершении программы шведы нам сказали, что для инновационного развития в регионе есть все, что есть и у них, — наукоград, являющийся локомотивом процесса, практически вся инфраструктура поддержки инновационной деятельности. Но в Швеции это работает, а в Калужской области — нет. У них все субъекты действуют как единое целое, а у нас каждый сам по себе. Мы осознали, что у нас нет менталитета сотрудничества, и крепко задумались.

В итоге в 2009 году была принята Стратегия социально-экономического развития Калужской области до 2030 года, которая состоит из трех основных этапов. Первый — осуществление крупных инфраструктурных проектов и привлечение инвестиций. Второй — капитализация среды, развитие промышленных кластеров в связке с инновационными разработками. Третий — капитализация инноваций, развитие поселений с высоким качеством среды. Не зря лозунг нашей концепции — «Человек — центр инвестиций». И когда мы пытались понять, что нам нужно, чтобы развиваться в инновационной сфере, то нашли для себя такое понятие, как «территория инновационного развития».

— Что вы вкладываете в это понятие?

— Это сочетание трех обязательных составляющих — экономики кластерного типа, «тройной спирали» эффективного взаимодействия власти, образования и науки, бизнеса и обязательно комфортных условий для проживания населения.

— Про кластер все понятно — это, по сути, фокус на той или иной отрасли...

— И лучше, чтобы эта отрасль была с большой перспективой развития, с потенциалом роста. На это мы в регионе, создавая кластеры, в значительной степени и ориентировались.

Что касается «тройной спирали», то этому понятию уже около века, но в России оно, к сожалению, не взято на вооружение. У нас иная, чем в остальном мире, система, где университеты — ключевые поставщики научных знаний и кадров для бизнеса. И в этой связке принципиально важно, чтобы власть принимала на себя обязательства по созданию условий, благоприятных для бизнеса, писала законы и четко потом эти законы выполняла. Тогда университет приобретает новое свойство, сможет стать инновационным университетом предпринимательского типа. У университета изначально была одна функция — академическая, он готовил кадры, потом появилась вторая — функция научных исследований, а сейчас существует и третья — формирование поясов инновационных предприятий вокруг университетов. Пока же предприятий такого типа у нас очень и очень мало.

С бизнесом тоже не все просто. Сегодня он не только должен выпускать продукцию, платить налоги, у него появляется функция создания новых знаний, а они ведут к повышению квалификации, обучению, росту компетенции сотрудников. И ключевым фактором инновационной экономики являются комфортные условия для проживания. Умные люди нужны всем, не только в России, но и во всем мире, — мы будем выращивать кадры, а они будут уезжать. Что сейчас, к сожалению, и происходит. Это нужно исправлять.

— Стратегия была принята в 2009 году. Сколько кластеров предполагалось сформировать?

— Их было восемь — ядерных технологий; композиционных материалов и конструкций (АКОТЕХ); фармацевтики, биотехнологий и медицины; автомобильный; информационных технологий; агропищевой; логистический и кластер образования и науки.

— И с чего вы начали?

— С создания индустриальных парков — деньги инвесторов должны начать работать как можно быстрее. Первым в 2001 году появился индустриальный парк «Обнинская муниципальная промышленная зона» площадью 50 гектаров. Это участок с подведенными к его границам водой, газом, электричеством и канализацией.

Сегодня у нас 12 индустриальных парков, а три года назад появилась и особая экономическая зона (рисунок 1). В 2005 году мы проиграли конкурс на создание ОЭЗ и вынуждены были вкладываться в процесс сами — 22 миллиарда рублей потрачено на инфраструктуру. А это кредиты коммерческих банков. Вообще Калужская область по этой позиции одна из самых закредитованных. Но деньги были вложены не в социальные проекты, где средства просто проедаются, а в перспективу развития. И время показало, что мы пошли верным путем — в марте прошлого года Председатель Правительства РФ Д. А. Медведев подписал распоряжение о компенсации регионам в 2017–2019 годах затрат на индустриальные парки. Основная доля выделенных средств приходится на Калужскую область — почти три миллиарда рублей.

— Для создания инновационного региона власть тоже должна быть инновационной?

— Нет, с моей точки зрения, государственная власть по своей сути не может быть инновационной, она должна быть достаточно консервативной, принимать взвешенные стратегические решения. А вот инновации, без которых развитие невозможно и которые власти нужны, как раз лучше всего реализуются через институты развития. В 2001 году у нас появилось Агентство регионального развития. Для его создания мы переняли опыт Франции, адаптировав под свои реалии. Четыре года агентство проходило период становления и с 2005 года начало активно работать. Теперь у нас есть единое окно для инвестора. Агентство решает любые проблемы инвесторов, вплоть до вопроса обучения детей. Например, в регионе живет много экспатов, и еще пять лет назад существовала проблема обучения их детей. Сейчас она решена — агентство создало школу, где обучают на английском, французском и немецком языках, она работает по европейским сертифицированным программам. Этот фактор играет серьезную роль при принятии западными компаниями решений о том, приходить ли в наш регион, — они понимают, что их сотрудникам будет комфортно жить и трудиться здесь.

— В 2006 году, почти сразу после запуска агентства, в регионе была создана Корпорация развития.

— Все верно, она возникла, когда было подписано первое соглашение с заводом «Фольксваген». Мы буквально вырвали его у нескольких регионов. Чтобы получить этого инвестора, мы пошли на значительные уступки — землю передали по очень льготной цене, приняли на себя обязательство подготовить три тысячи сотрудников, которые будут работать на заводе «Фольксваген», согласились, что, если проект не станет успешным, компенсируем определенную часть потерь. И завод пришел, за ним пришли 29 поставщиков автокомпонент — эти 30 предприятий занимают сейчас 800 гектаров.

Поделиться