Итоги Всероссийского муниципального форума


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоялось награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Финансы№ 7 июль 2018 — 19 Июля 2018

Никто не должен обогащаться в ущерб другому

Российская Федерация

Версия для печати 663 Материалы по теме
Никто не должен обогащаться в ущерб другому

Анатолий Владимирович ГУРЬЕВ, ведущий специалист-эксперт (юрисконсульт) юридического отдела ОПФР по Волгоградской области

Статья посвящена анализу положений постановления Конституционного суда РФ от 26 февраля 2018 года № 10-П, принятого в целях разграничения институтов неосновательного обогащения и возмещения убытков для выбора надлежащего способа защиты права государственной собственности при взыскании территориальным органом Пенсионного фонда РФ излишне выплаченных денежных средств, составляющих пенсионное обеспечение.

Общим для институтов неосновательного обогащения (кондикционные обязательства) и причинения вреда (деликтные обязательства, включая возмещение убытков) является взыскание денежных средств с лица, чьи действия (бездействие) привели к неправомерному выбытию указанного имущества из законного владения управомоченного лица. Кроме того, согласно правовой позиции, высказанной еще ВАС РФ, при наличии определенных условий требование из неосновательного обогащения может быть заявлено и в случае причинения вреда[1]. В то же время они обладают весьма яркой палитрой различий, которые исключают их смешение и путаницу.

Базовой нормой, регулирующей общественные отношения в сфере взыскания убытков, является статья 15 Гражданского кодекса. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). При этом Верховный суд РФ определил, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права[2].

Презумпция вины

Соответственно, основанием для взыскания убытков является совершение правонарушения обязанным лицом. Исходя из системного толкования положений постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 года № 252 и постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2016 года № 7[3], необходимо доказать наличие совокупности следующих элементов, образующих состав гражданского правонарушения:

противоправное поведение (действие или бездействие);

наличие у потерпевшей стороны имущественных потерь (убытки);

прямая причинная связь между противоправным поведением и имущественными потерями;

вина правонарушителя.

Недоказанность наличия хотя бы одного из указанных элементов является основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании убытков.

Представляется, что процесс доказывания наличия причинной связи между правонарушением и убытками является самым трудоемким. В этой связи Верховный суд РФ обращает внимание на то, что при установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Бремя доказывания наличия первых трех элементов возлагается на потерпевшую сторону. В свою очередь, на правонарушителя возлагается обязанность доказать отсутствие своей вины. Иными словами, в отличие от уголовного и административного законодательства в данном случае существует презумпция вины (умысел или неосторожность) правонарушителя (статья 401 ГК РФ). При этом он вправе доказывать отсутствие и иных элементов состава гражданского правонарушения (например, представить доказательства существования иной причины возникновения убытков). Следует отметить, что необходимой предпосылкой для взыскания убытков является наличие правоотношения между сторонами.

Правонарушение — не условие

Совсем иные порядок взыскания и процедура доказывания складываются вокруг института неосновательного обогащения. Исходя из смысла статьи 1102 ГК РФ, неосновательное обогащение представляет собой приобретение (сбережение) имущества одним лицом (приобретателем) без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований за счет другого лица (потерпевшего). При этом представляется, что такие основания (кауза) приобретения или сбережения имущества соотносятся с основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей, которые перечислены в статье 8 ГК РФ. Иными словами, приобретение лицом какого-либо имущества должно опосредоваться наличием юридического факта (или фактического состава), предусмотренным действующим правовым регулированием. Из данного обстоятельства следует, что для взыскания неосновательного обогащения истцу необходимо доказать факт приобретения или сбережения имущества за счет истца, отсутствие оснований для такого сбережения и размер неосновательного обогащения.

В отличие от возмещения убытков взыскание неосновательного обогащения является не видом юридической ответственности, а способом защиты нарушенного права собственности на выбывшее из законного владения имущества. Указанный тезис полностью коррелирует с пунктом 2 статьи 1102 ГК РФ, согласно которой правила о взыскании неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Иными словами, необязательно должно иметь место правонарушение со стороны приобретателя имущества, что в отличие от порядка взыскания убытков исключает обязанность доказать наличие состава гражданского правонарушения. Кроме того, одним из последствий гражданско-правовой ответственности являются имущественные потери у правонарушителя, в то время как взыскание неосновательного обогащения такие потери исключает.

Таким образом, подводя предварительные итоги, отметим следующие важные моменты. Во-первых, необходимым условием для взыскания убытков, в отличие от неосновательного обогащения, является наличие правонарушения и, как следствие, необходимость доказывания наличия состава правонарушения. Во-вторых, основанием для взыскания неосновательного обогащения, в отличие от убытков, является сбережение имущества со стороны приобретателя за счет неправомерной имущественной потери со стороны потерпевшего. И в-третьих, как следствие из первых двух тезисов, неосновательное обогащение взыскивается непосредственно с приобретателя имущества вне зависимости от того, результатом чьих действий стало такое обогащение.

Гражданин не виноват

Однако в свете недавних разъяснений Конституционного суда РФ в контексте выплаты пенсии по инвалидности представленная конструкция выглядит не так уж монументально. Конституционный суд РФ 28 февраля 2018 года принял постановление № 10-П[4], поставившее точку в вопросе о том, подлежит ли взысканию с гражданина переплата страховой пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, назначенные на основании признанной недействительной справки учреждения медико-социальной экспертизы (в частности, когда эта справка признана недействительной из-за формальных (процедурных) нарушений).

В приведенном постановлении рассматривается ситуация, когда гражданину на основании представленных им справок об установлении инвалидности назначается страховая пенсия по инвалидности и иные предусмотренные пенсионным законодательством выплаты. Однако после признания указанных справок недействительными у гражданина налицо образование стандартной конструкции неосновательного обогащения, которое по общему правилу подлежит взысканию.

Обязанность по взысканию соответствующих переплат пенсии возлагается на территориальный орган Пенсионного фонда РФ, который производит соответствующие выплаты. Квалифицируя указанную ситуацию как неосновательное обогащение, территориальный орган обращается в суд с иском непосредственно к гражданину.

Поделиться