Подпишитесь и выиграйте!
20

внешних дисков и аккумуляторов

Финансы№9 сентябрь 2018 — 10 Сентября 2018

Человеческий глаз, дух и руку ничто не заменит

Российская Федерация

Версия для печати 780 Материалы по теме
Человеческий глаз, дух и руку ничто не заменит

В 2018 году исполняется 200 лет со дня основания АО «Гознак». О том, с какими показателями предприятие подошло к праздничной дате, каких перемен ждать в ближайшие годы, а также о том, что на свете ценнее денег, мы побеседовали с генеральным директором «Гознака» Аркадием Владимировичем ТРАЧУКОМ.

— Аркадий Владимирович, в этом году «Гознак» празднует особенно красивый юбилей, с которым мы вас искренне поздравляем, — 200 лет со дня основания. Как предприятие будет отмечать эту дату?

— Отмечать будем двумя главными — производственными — событиями. При этом, конечно же, будут и праздничные торжества в тех городах, где расположены предприятия «Гознака», и чествования ветеранов, и представление заслуженных работников к государственным наградам… Все это, безусловно, будет.

09-2.png

Но все-таки главное — то, что создает задел на будущее. А это те самые производственные события. Во-первых, выпуск новой продукции — полимерной банкноты, посвященной чемпионату мира по футболу. И во-вторых, открытие нового производства банкнотной и защищенной бумаги на Краснокамской бумажной фабрике, которое состоится как раз в сентябре.

— Вы руководите компанией с 2002 года. Как и 200-летний юбилей, такой длительный срок управления «Гознаком» — хороший повод для того, чтобы подвести промежуточные итоги. С какими вызовами компании пришлось столкнуться в последние десятилетия? И какие достижения за этот период вы бы отметили особо?

— 16 лет — это все-таки чуточку меньше двухсот, которые существует «Гознак» и в течение которых происходили куда более тяжелые события, чем те, что выпали на время нашей с вами жизни. Достаточно упомянуть годы Великой Отечественной войны, когда предприятия «Гознака» работали в блокадном Ленинграде, часть их была эвакуирована в Краснокамск. Но и в этих условиях они продолжали выпускать банкноты, документы и государственные награды.

Конечно же, это не сравнится с теми сложностями, с которыми пришлось столкнуться мне. Потому что за то время, пока я руковожу предприятием, случился, пожалуй, лишь кризис 2008–2009 годов. Но, честно говоря, и его мы пережили вполне достойно, без каких-либо потрясений. И даже наоборот: благодаря развитию экспорта и диверсификации нашей деятельности научились быть более гибкими и сегодня очень достойно представлены на мировом рынке производства банкнот и защищенных продуктов.

Достаточно сказать, что за последние десять с лишним лет объемы экспортной выручки компании выросли вчетверо в долларовом выражении, с 46 миллионов в 2007 году до 120 миллионов в 2017‑м. Если считать в рублях, получается еще больше: экспортная выручка за это же время выросла в шесть с лишним раз, с 1,1 до 7,2 миллиарда рублей соответственно.

Начинали с экспорта защищенной бумаги. Сегодня, кроме нее, поставляем международным заказчикам готовые банкноты, монеты, в том числе разменные, продаем лицензии на защитные технологии, а также разрабатываем комплексные системы выпуска и обращения документов с электронным носителем информации.

— В 2008 году «Гознак» стал стратегическим предприятием России. В 2016-м — акционерным обществом. Что менялось после этих реорганизаций? И окончателен ли нынешний статус (позволяет ли он полностью реализовывать весь возможный потенциал)?

— Для ответа на этот вопрос надо уйти в историю несколько глубже — в период рубежа XX–XXI веков. После событий 1990-х годов «Гознак» представлял собой достаточно странную конструкцию, вытекавшую из того законодательства, которое сложилось на излете советской эпохи. Во времена СССР это было Главное управление — главк, которое объединяло ряд государственных предприятий. Каждое из них обладало относительной самостоятельностью, но фактически все они, как и само Главное управление производства государственных знаков, входили в состав Министерства финансов.

В постсоветский период Главное управление превратилось в объединение самостоятельных предприятий, что к началу 2000-х, когда назрел следующий этап преобразований, уже не соответствовало ни действующему в тот момент законодательству, ни существующим запросам рынка, ни реальной, сложившейся к тому времени ситуации. Поэтому в 2006 году было принято решение о создании на этой базе единого федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП), которое стало стратегическим по своему статусу, потому что объединило всю полноту функциональности по изготовлению банкнот, документов, удостоверяющих личность, монет и другой защищенной продукции.

10.png

Однако со временем государство пришло к выводу, что форма государственного унитарного предприятия в нашем случае не самая удобная и не самая правильная для управления государственной собственностью. Позиция государства совпадала с нашей заинтересованностью в том, чтобы быть более гибкими, более рыночными, более активно работать на международной арене. И в 2016 году ФГУП было преобразовано в акционерное общество, включившее в себя все те предприятия, которые входили в федеральное унитарное, на правах филиалов.

Сегодня с точки зрения организационно-правовой формы, я думаю, мы достигли того статуса, который будет неизменен ровно настолько, насколько не будет меняться российское законодательство в целом. В настоящее время и организационно-правовая форма нашего предприятия, и его основные виды деятельности, которые закреплены не только уставом, но и указом президента, исчерпывают тот круг задач, которые мы перед собой ставим и решаем.

— Сегодня «Гознак» — это восемь филиалов, более семи тысяч сотрудников, 17 видов продуктов и услуг… Какие управленческие методы вы используете для руководства такой огромной империей?

— Давайте не будем преувеличивать: семь тысяч сотрудников — это, конечно, не маленькое предприятие, но и не такое уж большое. В России есть много заводов и корпораций, куда более многочисленных, чем «Гознак».

Другое дело, что у нас есть важная особенность — мы выпускаем продукцию, которую не делает больше никто в стране. Да и в мире компании, в которых сконцентрирован подобный набор компетенций в сфере наличного денежного обращения и производства идентификационных документов, вероятно, можно пересчитать по пальцам одной руки. И это, конечно, накладывает определенные обязательства: чтобы эти компетенции, этот опыт, который есть в России, был как минимум не хуже того, чем обладают наши конкуренты за рубежом, а в каких-то позициях и технологиях — даже лучше. Вот задача, которая перед нами стоит. И решаю ее не я один, решает весь коллектив «Гознака», поэтому настрой коллектива очень важен.

А коллектив за эти годы сформировался сильный, профессиональный и стабильный, несмотря на все сложности и начала 1990-х годов, и того кризиса, о котором я уже упоминал. Это на самом деле главное, что нам удалось, — сохранить коллектив, который на сегодня является залогом успеха в решении всех задач, которые перед нами стоят.

12.png

— Подделка денег — один из древнейших видов мошенничества. Банкноты каких стран наиболее защищены от подделок? У кого можно поучиться? И на каком месте по степени защищенности находятся рубли?

— Поучиться можно у многих стран. И у России, кстати, тоже есть чему поучиться. На каком конкретно месте находятся наши банкноты, я сказать не могу — таких рейтингов не существует. Но с точки зрения полноты защитного комплекса, его возникновения, развития, поддержания стабильности в производстве я думаю, что мы практически не уступаем никаким зарубежным валютам.

Лично мне, если не рассматривать российский рубль как эталон, а просто посмотреть на то, что есть в мире, нравятся швейцарские банкноты — они интересны и по подходу, и по дизайну, и по защитному комплексу. Достаточно интересные решения есть в новой серии евро. Но еще раз повторю: для специалистов вопрос, какие деньги больше защищены, а какие меньше, почти не имеет смысла. Потому что, если мы будем сравнивать банкноты действительно ведущих производителей, использующих даже не весь потенциал, а значительную часть технологических решений, которыми они обладают, это однозначно будут высокозащищенные банкноты, практически не подделываемые кустарным способом.

Другое дело, что не всегда стоит задача во что бы то ни было сделать банкноту с очень высоким уровнем защиты. Например, когда нужно выпустить банкноты низких номиналов, никто не использует самые сложные и дорогие решения. Потому что помимо основной задачи — выпустить банкноту — есть еще и другие: сделать это дешево и быстро. Это накладывает свои ограничения и требует учета особенностей защитного комплекса в производственном процессе.

— За время своего существования «Гознак» печатал банкноты для десятков стран. С какими государствами вы сотрудничаете в настоящее время? Растет ли объем таких заказов?

— Он колеблется год от года. Потому что заказ на банкноты объективно так устроен, что не может быть стабильным — он меняется в зависимости от экономической ситуации, от потребностей национальных банков той или иной страны. Но в целом идет рост. И по количеству стран, с которыми мы работаем, и по объемам экспорта.

К 200-летию «Гознака» 

30 июля 2018 года Банк России выпустил в обращение памятные серебряные монеты номиналом 3 рубля и 25 рублей серии «200 лет со дня основания Экспедиции заготовления государственных бумаг».

Продукция и технологии «Гознака» поставляются в более чем 25 стран мира: мы действуем на рынках Юго-Восточной Азии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки. Есть отдельные заказчики и в Европе. Компания ежегодно печатает около 2 миллиардов банкнот, производит 5 тысяч тонн банкнотной бумаги и чеканит до 500 миллионов разменных и памятных монет для зарубежных заказчиков.

— Среди услуг, появившихся у вас относительно недавно, — изготовление контрольных (идентификационных) знаков (КиЗ) для изделий из натурального меха. Система прослеживаемости товаров развивается в России очень активно. Как отмечал премьер-министр Медведев, «нам нужно будет распространить (этот опыт) практически на все значимые товары». Это огромный рынок. Хватит ли у «Гознака» мощностей, чтобы его охватить?

— На самом деле у меня нет уверенности, что именно эта технология будет использована для широких групп товаров, потому что она все-таки достаточно дорогая и разрабатывалась специально под меховые изделия в рамках комплекса договоренностей со странами Евразийского экономического союза. Для массовых продуктов использовать такую технологию, очевидно, нецелесообразно.

В настоящее время проходит несколько экспериментов по маркировке табачных изделий, лекарств и некоторых других товаров. Мы, в частности, участвуем в эксперименте по маркировке драгоценных металлов и драгоценных камней, а также изделий из них. Окончательное решение будет принимать правительство на основании результатов этих экспериментов. И я не исключаю, что это решение будет связано не с КиЗ, а, например, с нанесением на упаковку некого кода.

— В традиционном представлении «Гознак» — предприятие, которое занимается производством денег, паспортов, орденов, то есть предметов сугубо материальных. Немногие пока в курсе, что вы работаете еще и с виртуальным миром — в списке сфер деятельности компании имеются услуги по обработке и гарантированному хранению персональных электронных данных. В чем они заключаются и насколько большим спросом пользуются?

— Здесь важно понимать, что банкноты и паспорта — это та категория продукции, к которой имеет отношение буквально каждый человек. А услуги, связанные с хранением данных, ориентированы даже не на корпоративных заказчиков, а на федеральные органы исполнительной власти и федеральные фонды. Центры обработки данных (ЦОД), которые мы создали и продолжаем создавать, должны отвечать (и отвечают) совершенно особым требованиям, предъявляемым к работе подобных информационных систем (вопросы доступа, безопасности и прочее). Поэтому, конечно, массовый потребитель об этой услуге знает немного, но так, собственно, и должно быть.

А вот среди федеральных органов исполнительной власти о наших услугах в этой области известно, и они пользуются спросом настолько, что сегодня свободных мощностей в имеющихся центрах обработки данных у нас нет. В конце года мы планируем ввести новую очередь ЦОДа в Москве — это расширит наши возможности на рынке. Также недавно мы провели конкурс на строительство еще одной площадки и создание нового центра обработки данных уже в Санкт-Петербурге. Эта работа не на один месяц, и это наиболее масштабный из подобных проектов, реализуемых нами. Так что уже через год может появиться пространство для того, чтобы реализовать тот потенциал, который мы здесь видим для себя.

То есть в целом эта услуга весьма востребована, для нас — интересна, и мы надеемся, что так же интересна она будет и для нашей целевой аудитории и сейчас, и в будущем.

— Готов ли «Гознак» к тем изменениям в российской обрабатывающей промышленности и экономике в целом, которые принесет переход к индустрии 4.0? Какие последствия (позитивные и негативные) это повлечет для предприятия?

— Сложный вопрос… Уже сильно выходящий за тему 200-летия «Гознака».

— На 200 лет вперед.

— Ну, не на 200, но действительно на много… Переход к индустрии 4.0 — это история, которая на самом деле займет не одно десятилетие. Ключевая концепция индустрии 4.0 — это использование киберфизических систем в производственном процессе, то есть, говоря очень упрощенно, внедрение роботизации и искусственного интеллекта.

На данный момент возможности применения роботов в условиях «Гознака» крайне ограниченны. Мы, например, можем использовать (и используем) их в складском хозяйстве, решаем с их помощью ряд вопросов автоматизации контроля качества. У нас есть полность­ю роботизированный склад полуфабрикатов банкнот на Пермской печатной фабрике, который работает с 2006 года. В новом производстве, которое мы вводим в Краснокамске, будет два полность­ю роботизированных склада: полуфабрикатов бумаги и оснастки машин. На протяжении последних трех лет у нас работает система экземплярного контроля качества банкнот: каждая банкнота проходит автоматический контроль и, если не соответствует какому-то из параметров, автоматически отсортировывается.

То есть какие-то инструменты оптимизации и управления производственными процессами на основе анализа, скажем, того же брака, если таковой появляется, у нас давно и активно используются. Но сказать, что через три или пять лет мы увидим безлюдное производство, я не могу. Для этого нет основательных предпосылок.

На самом деле в очень многих операциях человек является важной частью производственного процесса и привносит в него то качество, которое мы ожидаем получить. А в некоторых случаях оно просто невозможно без человека. Потому что у нас практически каждый продукт (а если мы говорим про монеты, то буквально каждый продукт) — это объект художественной деятельности, результат работы художников, граверов. Даже если при этом они используют элементы автоматизации (например, инструмент изготавливается при помощи автоматического фрезерования), то по окончании художник все равно проверяет, что получилось, и, если нужно, гравер доводит работу до нужного качества вручную.

— Каждую монету?

13-2.png

— Не монету, а инструмент для ее чеканки. Но если говорить, например, про памятные монеты, тиражи которых бывают всего несколько сотен, и для каждого из таких тиражей изготавливается свой, отдельный инструмент, то получается, что действительно практически каждая монета — это настоящая ручная работа.

В процессе изготовления тиражных банкнот этого, конечно, меньше, потому что тиражи у нас довольно большие. Но в работе на экспорт опять же много ручного труда. Например, заказ в несколько десятков миллионов экземпляров считается маленьким. При этом вся подготовительная работа перед этим тиражом, включающая труд дизайнеров, художников, специалистов подготовки форм, во многом ручная. И как бы мы его ни автоматизировали, человеческий глаз, дух и руку, которые требуются для доводки всего этого инструмента, ничто не заменит.

В целом я совершенно четко понимаю, что появление роботов на различных участках нашего производства в интервале ближайших 10–15 лет — неизбежность, и мы будем стремиться их внедрять (там, где это возможно и экономически обоснованно). Но в то же время я точно так же понимаю, что это будут только отдельные элементы индустрии 4.0, потому что значительная часть работы в нашем деле без человека практически невозможна. Наверное, в этом тоже что-то есть.

— Аркадий Владимирович, вы — профессор, руководитель Департамента менеджмента Финансового университета при Правительстве РФ. Как вам удается совмещать научную и преподавательскую деятельность и руководство крупным предприятием? Получается ли применять опыт из одной области в другой?

— Да, конечно. И, наверное, это самый главный результат, который можно получить от такого взаимодействия. Потому что, с одной стороны, те практики, те управленческие концепции, которые мы обсуждаем в студенческой аудитории или в научных кругах, — это не пустой звук, не просто какие-то теоретические выкладки или представления. За ними стоят годы практической деятельности, конкретные результаты применения того или иного подхода. С другой стороны, те новые теоретические идеи, которые только возникают в научных кругах, можно проверить и использовать полностью или частично в работе предприятия.

Это взаимодействие позволяет вовлекать студентов в нашу повседневную деятельность, привлекать их к каким-то работам, где это возможно, и наоборот — приглашать наших специалистов в университет, когда это необходимо для проведения каких-то мастер-классов или семинаров. Благодаря такому взаимопроникновению происходит и взаимообогащение. Всем этим я активно пользуюсь и считаю, что это важная и продуктивная практика.

— Каким вы видите «Гознак» в его следующий круглый юбилей, пусть не 300-летний, но хотя бы 250-летний?

— Не знаю. Это будет, наверное, уже даже не прогноз, а какое-то футуристическое представление. На 100 лет я точно не готов замахнуться. На 50, может быть, чуть проще, но тем не менее…

Если говорить про традиционное производство, то понятно, что ниша наличных денег будет потихонечку сжиматься. Я бы не сказал, что через 15–20 лет банкноты будут уже совсем не нужны. Такая точка зрения существует, но я с ней не вполне согласен, там не так все просто. Безусловно, сфера применения безналичных платежей будет расширяться. Следовательно, количество необходимых для оборота банкнот будет уменьшаться, и, скорее всего, именно в этой части — в производстве банкнот — наше предприятие станет более компактным. Тем не менее я не сомневаюсь, что потенциал банкнот, их художественная ценность, их восприятие людьми как объекта, который вызывает самостоятельный интерес, не исчезнут, а будут только расти. Точно так же, как это происходит с марками или монетами. И в этом плане работы станет не меньше, а больше.

Что касается сферы создания идентификационных документов, то здесь, безусловно, будут очень важны новые технологии: и методики сбора данных (например, биометрических), и способы их хранения, и пути применения этой информации в повседневной деятельности. Все это будет привлекать внимание специалистов на протяжении ближайшего времени. И в этой связи возможности, которые сегодня существуют у «Гознака» в сфере цифровых технологий, несомненно, тоже будут развиваться и, полагаю, окажут существенное влияние на облик «Гознака» в столь долгой перспективе.

А на самом деле все это не более чем точка зрения. Думаю, что жизнь покажет, каким должен быть «Гознак», чтобы отвечать тем задачам, которые будет ставить перед ним его собственник — Правительство Российской Федерации.

Подготовила В. И. МААНДИ

09-1.png

Быть по сему

Датой основания «Гознака» считается 21 августа (по старому стилю) 1818 года. В этот день Государственный совет, «рассмотрев представление Министерства финансов и находя предположения министра финансов по сему предмету во всех частях правильными», постановил: «проект учреждения и временный штат Экспедиции заготовления государственных бумаг утвердить». После чего на документ была наложена резолюция императора Александра I: «Быть по сему».

Название «Гознак» появилось после Октябрьской революции, когда Экспедиция заготовления государственных бумаг была переименована в Управление фабрик заготовления государственных знаков.


13-1.png

Первая российская полимерная банкнота

22 мая 2018 года Центробанк России ввел в обращение первую рублевую банкноту, выполненную на полимерной основе. Ею стала памятная банкнота номиналом 100 рублей, посвященная чемпионату мира по футболу FIFA 2018. 

На ощупь она совершенно непохожа на привычные нам деньги, но при этом является платежным средством. Для ее выпуска «Гознак» впервые полностью самостоятельно изготовил специальный субстрат, используя полимерную пленку. Это третье подобное решение в мире.

Срок службы бумажных денег низких номиналов весьма короток. Так, 50-рублевая банкнота живет всего около 15 месяцев. В свою очередь, пластиковые банкноты, по оценке специалистов, могут находиться в обращении как минимум в 2,5 раза дольше.

Ранее технологии повышения долговечности были опробованы на 200-рублевой купюре, традиционный хлопковый материал которой для увеличения износостойкости дополнительно пропитывается полимером. «Гознак» ожидает увеличения срока службы таких банкнот в 1,5 раза по сравнению с другими низкими номиналами. Полимерную пропитку планируется использовать в будущем для модернизации и других банкнот.

Поделиться