Версия для печати 2708 Материалы по теме
Проектному финансированию в России важно бюджетное плечо

— Какую основную особенность проектного финансирования в нынешней ситуации вы бы выделили?

— Риски проектного финансирования и раньше в России считались относительно высокими. А в условиях нынешнего кризиса и санкций они воспринимаются многими финансирующими организациями как вообще неприемлемые. Снижение доходов населения и оборотов розничной торговли создает довольно неопределенную ситуацию со спросом на товары и услуги, сохраняется потенциально высокая волатильность затрат на импортное оборудование, меньшие гарантии успеха дает прошлый опыт проектной команды и так далее. Поэтому снижение рисков — ключевой вопрос для развития проектного финансирования в России. То есть деньги у финансирующих организаций имеются, хорошие проекты тоже найти можно, но выделять средства страшновато. Эта ситуация видна и по классическому кредитованию, но в случае с проектным финансированием она еще более явная.

Конечно, очень позитивным фактором стало снижение инфляции. Но одного этого условия мало для существенного роста объемов проектного финансирования.

— Что можно сейчас делать для снижения рисков? Ведь не в силах инициатора проекта повлиять, например, на макроэкономические показатели.

— Если невозможно избежать рисков, то их желательно разделить. Интересным партнером в нынешней ситуации может быть государство. Оно может не только взять на себя часть рисков путем прямого финансового участия в проекте, но оказать психологическое воздействие на банки, снижая в их глазах целый ряд административных, политических, регуляторных и прочих рисков. То есть речь идет не о принуждении государственных банков к увеличению масштабов проектного финансирования, а о применении более цивилизованных механизмов.

— Какие реальные инструменты государственной поддержки имеются для случаев проектного финансирования?

— Прежде всего стоит отметить постановление Правительства РФ от 11 октября 2014 года № 1044 «Об утверждении Программы поддержки инвестиционных проектов, реализуемых на территории Российской Федерации на основе проектного финансирования». В рамках этого механизма Внешэкономбанк, как агент российского правительства, предоставляет государственные гарантии в объеме до 25 процентов обязательств принципала. Срок предоставляемого кредита может составлять от 3 до 20 лет. При этом размер процентной ставки не должен более чем на 2,5 процента превышать ставку, по которой Центробанк России предоставляет средства уполномоченным банкам на рефинансирование таких кредитов. Отбор инвестиционных проектов осуществляется межведомственной комиссией, образованной при Минэкономразвития России.

— Есть ли еще интересные инструменты, касающиеся тематики проектного финансирования?

— Другие варианты обычно не содержат прямого упоминания проектного финансирования, но могут использоваться для этих целей. Например, Фонд развития моногородов может выделять займы на реализацию инвестиционных проектов под пять процентов годовых в объеме до 40 процентов общей стоимости проекта на сумму от 100 миллионов до миллиарда рублей. Причем это могут быть и не очень простые темы, подходящие под логику проектного финансирования. Кроме того, Фонд развития моногородов может входить в капитал проектных компаний. Его доля в таком случае может достигать 49 процентов, но инициаторы проекта должны взять на себя обязательства по ее последующему выкупу. Не менее важен и тот факт, что, заручившись поддержкой подобного государственного партнера, инициатор инвестиционного проекта гораздо легче сможет получить недостающее финансирование на рыночных условиях.

Интересно, что описанный механизм был практически заморожен до середины 2016 года. До этого момента Фонд развития моногородов концентрировался на субсидировании расходов регионов на создание инфраструктуры, необходимой для запуска инвестиционных проектов. Но к настоящему времени поддержано уже несколько заметных инвестиционных проектов, включая развитие индустриального парка «Мастер» в Набережных Челнах и строительство маслоэкстракционного завода в Кумертау (Башкортостан).

Сходные подходы используют и две другие дочерние структуры Внешэкономбанка — Фонд развития Дальнего Востока и Корпорация развития Северного Кавказа. Их мандат как раз подразумевает финансовое участие в проектах, которые важны для соответствующих регионов, имеют хороший потенциал, но не могут быть запущены на чисто рыночных условиях. По причине, например, относительно высоких рисков, недостатка собственного капитала или залогов у инициаторов, слишком длительного срока окупаемости и так далее. Участие этих институтов развития позволяет нивелировать ключевые проблемы фактически на принципах проектного финансирования.

— Инструменты действительно интересные, но, к сожалению, они применимы лишь для проектов в моногородах или на таких специфических территориях, как Дальний Восток и Северный Кавказ. Что-то еще можно задействовать без географических ограничений?

— Широкое признание получил Фонд развития промышленности, который курирует Минпромторг России. Уже одобрено выделение более 70 миллиардов рублей на реализацию порядка 300 проектов примерно в 60 регионах России. Данный инструмент позволяет получить на конкурсной основе льготный заем на сумму от 50 миллионов до 500 миллионов рублей на условиях более мягких по сравнению с классическим кредитованием. Но при этом достаточно строго отслеживается целевая ориентация проекта — внедрение передовых технологий, создание новых производств, импортозамещение.

Вдохновившись успехом этой федеральной структуры, целый ряд регионов занялся формированием собственных фондов развития промышленности, которые сейчас созданы примерно в 50 субъектах Федерации. Конечно, уровень экспертизы проектов на региональном уровне часто бывает ниже, но тут весьма полезна помощь, оказываемая федеральным фондом. Кроме того, на местах хорошо знают многих потенциальных заемщиков, что является существенным фактором для принятия обоснованного решения о проектном финансировании. Также стоит отметить, что типичный размер одного займа у региональных фондов заметно меньше, чем у федерального — от 20 миллионов до 100 миллионов рублей. Это тоже снижает риски.

— В последнее время тематика проектного финансирования помимо традиционной промышленной сферы все больше затрагивает менее привычные отрасли. В качестве примера можно привести коммунальное хозяйство. Можно ли получить бюджетное плечо для инвестиционных проектов в этой сфере?

— Очень интересный механизм появился в конце 2015 года. Фонд ЖКХ получил возможность финансировать до 60 процентов расходов по созданию, реконструкции и модернизации объектов коммунальной инфраструктуры. Сумма такой субсидии могла достигать 300 миллионов рублей на один проект. Такая финансовая поддержка со стороны Фонда ЖКХ резко меняла в лучшую сторону экономику многих коммунальных проектов, создавая реальные условия для развития инфраструктуры малых и средних городов. Кстати, и применять этот механизм было разрешено лишь для населенных пунктов с численностью не более 250 тысяч жителей.

При этом важным условием являлось то, что средства выделялись только на проекты, реализуемые на принципах государственно-частного партнерства. То есть проект должен осуществлять частный оператор, а не традиционный МУП или ГУП. Таким образом, помимо прямой финансовой поддержки инвестиционной активности данный инструмент стимулировал развитие рыночных отношений в коммунальной сфере, прежде всего на основе концессионных соглашений.

Тем не менее, несмотря на большой интерес регионов и отраслевого бизнеса, довольно быстро произошел отказ от прямого финансового участия Фонда ЖКХ в инвестициях и возврат к субсидированию лишь процентной ставки. Это стало большим шагом назад, закрыв даже квазирыночные возможности для реализации множества коммунальных проектов. Субсидирование процентной ставки актуально лишь для крупнейших операторов и относительно окупаемых проектов, на которые есть возможность привлекать классические кредиты. То есть описанные элементы проектного финансирования в коммунальной сфере исчезли, только появившись. Однако сейчас существуют высокие шансы, что сходный инструмент возродится.

— А что можно сказать о проектном финансировании в инновационной сфере? Что здесь может предложить государство инициаторам проектов?

— Здесь самый очевидный инструмент — это «РОСНАНО». Несмотря на активную критику компании, помимо явных провалов у нее формируется и серьезная история успехов. Другое дело, что обсуждать их, видимо, менее интересно, поэтому мы и видим чрезмерно негативный информационный фон. При этом надо отметить, что для инновационной сферы неудачные вложения являются обычным явлением во всем мире. Главное, чтобы общий баланс у «РОСНАНО» через некоторое время оказался положительным.

Если же посмотреть на технологию работы «РОСНАНО», то там явно просматриваются элементы проектного финансирования. В капитал проектной компании почти всегда засчитывается интеллектуальная собственность инициатора, а само «РОСНАНО» комбинирует вхождение в долю и выдачу относительно льготных займов. Кроме того, «РОСНАНО» оказывает проектным компаниям реальную поддержку в продвижении продукции и даже в ее сертификации, вплоть до содействия в изменении нормативной базы. То есть тут мы видим некую комбинацию проектного и венчурного финансирования, усиленную значительным административным ресурсом.

— Можно ли считать инструментом проектного финансирования Фонд национального благосостояния (ФНБ)? Естественно, имеется в виду та его часть, которая была направлена на поддержку инвестиционных проектов общенационального значения.

— Действительно, ФНБ можно считать одной из форм проектного финансирования за счет средств федерального бюджета. Но в нынешней ситуации я бы не очень принимал его в расчет. Пока перспективы использования ФНБ для поддержки новых инвестиционных проектов кажутся туманными. Как минимум в течение ближайших 2–3 лет.

— Получается, спектр возможной государственной поддержки довольно широк, но надо признать, что пока эти инструменты мало используются в практике проектного финансирования. Представляется, что в нынешней ситуации инициаторам инвестиционных проектов целесообразно больше внимания уделять этим вопросам.

— И при этом важно проводить тщательный сравнительный анализ привлекательности различных инструментов государственной поддержки в привязке к конкретному инвестиционному проекту. Ну и большое внимание надо уделять подготовке самих заявок и получению поддержки от региональных властей. Получение бюджетных и квазибюджетных средств — весьма конкурентная тема, требующая серьезной и профессиональной работы.

Подготовил И. И. ИВАНОВ

Поделиться