Версия для печати 1829 Материалы по теме
Отправка на фронт частей Горьковского формирования, 1941 г.
Подвиг горьковчан. Финансовая сторона военного времени

Сергей Вадимович ЗАРУБИН, руководитель Управления Федерального казначейства по Нижегородской области

Ульяна Владимировна КАРЯКИНА, эксперт Управления Федерального казначейства по Нижегородской области

Захват Горького (сегодня — Нижний Новгород) входил в план Гитлера «Барбаросса». Даже после того, как он провалился, диктатор был убежден, что рано или поздно его армия окажется в этом городе. Он рассчитывал, что немецкие войска войдут в Горький сразу после Москвы, в 1942 году. Но чаяниям фюрера сбыться было не суждено. И великая в этом заслуга в том числе и горьковских финансистов.

К началу Великой Отечественной войны город Горький был ведущим и стратегически важным научно-промышленным центром СССР. Наряду с Арзамасом-16 Горький носил статус закрытого города. Несмотря на все усилия по обеспечению секретности, скрыть масштабы производств было невозможно. Шпионы вермахта хорошо понимали, что мощь Красной армии во многом зависит от ее обеспечения оружием, питанием и необходимыми для походно-полевых условий вещами. Что касается оборонной продукции, то порядка одной трети ее общего объема доставлялось на фронт именно из Горьковской области: от мин до подводных лодок и истребителей[1]. В области насчитывалось более тысячи крупных, средних и мелких промышленных предприятий, среди них были такие гиганты, как автомобильный и авиационный заводы, завод фрезерных станков и стеклозавод, целлюлозно-бумажный комбинат, предприятия химической промышленности в Дзержинске и металлургические в Выксе. Не случайно захват Горького входил в план «Барбаросса». Даже после того, как он провалился, Гитлер был убежден, что рано или поздно его армия окажется в этом городе. Он рассчитывал, что немецкие войска войдут в Горький сразу после Москвы, в 1942 году.

Горький готовился к нападению фашистов. На подступах строили укрепления и копали рвы. 150 тысяч горьковчан возводили оборонительный рубеж по правому берегу Волги. К 1942 году линия обороны города была завершена и составляла более 1,1 тысячи километров. Горьковчане готовились стоять до конца.

Сотни отрядов, частей, соединений уходили из Горького в первый год войны под Москву, к Ленинграду, Смоленску. Было сформировано 79 соединений частей Красной армии, среди которых — стрелковые дивизии, танковые бригады и корпуса, особый Горьковско-Варшавский дивизион бронепоездов. В народное ополчение были зачислены 44 тысячи человек, в том числе 16,5 тысячи женщин.

В 1941 году в кратчайшие сроки была перестроена и поставлена на военные рельсы вся промышленность региона. В цехах, где раньше работали только мужчины, за станки становились женщины. Мужчин призывного возраста в городе осталось немного. Это были незаменимые специалисты высокого класса, в основном ученые, инженеры, конструкторы, рабочие сложных производств. Среди тех тыловиков был и 38-летний финансист А. В. Гуляев, всего за пару лет до войны возглавивший областной финансовый отдел. На него легла огромная ответственность за бюджет области в столь трудное время. При этом большая часть сотрудников ушли на фронт.

В тылу

За годы войны бойцами Красной армии стали более 50 сотрудников Горьковского облфо. Тем, кто остался в прифронтовом городе, приходилось работать за троих: подсчеты велись вручную день и ночь, людей катастрофически не хватало... Но финансисты выполнили обязательство работать за ушедших на фронт товарищей без привлечения дополнительных сотрудников.

Важнейшей задачей для горьковских финансистов в то время был сбор средств для Красной армии. Уже в первые месяцы войны горьковчане сдали в Фонд обороны страны 24,6 миллиона рублей денежных средств, на 23,6 миллиона рублей облигаций государственных займов, 719 килограммов золота, 29,8 килограмма серебра, 319 тонн зерна, почти 1,8 тысячи центнеров мяса, 45 тонн картофеля, 9,8 тонны свежих овощей, 118,5 тысячи яиц, 276 тысяч литров молока, много другой продукции.

На строительство танковых колонн и эскадрильи самолетов имени В. П. Чкалова было внесено 213 миллионов рублей. Из своих личных запасов колхозники передали в Фонд обороны десятки тысяч пудов хлеба. В Горьковской области нашлись последователи саратовского крестьянина Ф. П. Головатого, внесшего 100 тысяч рублей на строительство самолета. Денежные взносы горьковчан в Фонд обороны страны, подписка на военные займы и лотереи составили в годы войны почти 3 миллиарда рублей.

Все годы войны сотрудники облфинотдела вносили пожертвования в Фонд обороны страны. Только за первые три года войны личный вклад финансистов составил почти 22 тысячи рублей. Еще 25 тысяч было перечислено как компенсация за неиспользованный ими отпуск. Особой гордостью финансистов стали три танка «Финработник».

План перевыполнен

В трудные времена для страны не всем регионам удавалось выполнять план по сбору налогов, но заведующему Горьковским облфинотделом Гуляеву удавалось его перевыполнять. Из архивных документов видно, что случались большие недоимки, но ситуацию удавалось исправить к концу года. Если в 1940 году план по мобилизации средств был выполнен на 97%, то в 1941 году — на 100%. План 1942 года — на 103%.

Горьковские финансисты в период Великой Отечественной войны не знали, что такое кредитные средства, пользовались тем, что имелось в наличии, и даже добивались профицита бюджета! Такая ситуация была не во всех регионах СССР. Из доклада заведующего Горьковским областным финансовым отделом Гуляева министру финансов СССР А. Г. Звереву: «…за отчетный период финансовую работу, вплоть до 1945 года, можно считать относительно удовлетворительной. Это подтверждается тем, что успешно выполнялся план мобилизации средств, выполнялся бюджет, мы передали из бюджета более 100 миллионов рублей излишних средств, которые не были освоены, на нужды республиканского, союзного хозяйства». В 1942 году Гуляев за успешное выполнение заданий Правительства СССР, финансовое обеспечение Горьковской области и страны был награжден орденом Ленина.

Сложнейшим испытанием для облфинотдела стало обеспечение горьковских госпиталей и предприятий необходимыми средствами. Благодаря хорошему транспортному сообщению с фронтом, прежде всего железной дороге, Горький стал городом госпиталей. В годы войны здесь развернули 171 госпиталь, куда поступило более 400 тысяч раненых.

Вопреки прогнозам

Выполнение задач по финансированию предприятий осложнялось тем, что они постоянно подвергались налетам немецкой авиации — это были самые крупные удары Люфтваффе по тыловым районам СССР! Инфраструктуру заводов приходилось постоянно восстанавливать. Разрушений могло быть и больше, если бы в 1942 году не были построены ложные промышленные объекты. Муляжи горьковских заводов, сделанные в основном из стекла и фанеры, располагались близ города. С объявлением воздушной тревоги там загорался свет. Немецкие бомбардировщики путались и бомбили муляжи вместо заводов.

Но основной целью немецких бомбардировщиков был Горьковский автомобильный завод. Благодаря шпионажу его координаты немцы знали хорошо. Накануне Курской битвы на это предприятие было сброшено более тысячи фугасных бомб, почти 2,5 тысячи зажигательных. Во время налетов сотнями гибли люди, пострадали 50 зданий и сооружений завода. Серьезным разрушениям подверглись десятки цехов и главный конвейер. Тогда предприятие фактически погибло. Оценить ущерб и возможные затраты на восстановление завода Гуляев поехал вместе с архитекторами и инженерами. Инкогнито в делегации присутствовал и Берия. Тогда специалисты пришли к единодушному мнению: на восстановление завода потребуются годы. Но Сталин поставил задачу построить предприятие любой ценой. И Гуляеву пришлось изыскать средства на строительство такого гиганта — ресурсы были найдены, финансирование организовано. Вопреки прогнозам героическим трудом горьковчан завод был восстановлен уже через 100 дней.

Испытание холодом

В 1943 году финансовые работники Горьковской области стали победителями Всесоюзного социалистического соревнования и получили переходящее Красное знамя НКФ СССР и ЦК профсоюза финансово-банковских работников. Финансисты работали в центре Горького, в одном из самых красивых зданий на улице Свердлова (сегодня Большая Покровская) — здании Государственного банка СССР. Нередко для решения сложных вопросов они вместе с заведующим оставались работать ночью. Документы из здания выносить было категорически запрещено. «В военное время мы почти не видели отца, — вспоминает дочь Гуляева Клара. — Он приходил, когда мы спали, и уходил, когда еще мы не вставали. Почти не отдыхал».

Но когда в 1944 году в небе над городом наступила долгожданная тишина, сотрудников облфинотдела ждало очередное испытание. К колоссальным нагрузкам зимой 1944–1945 годов добавилось испытание холодом. На протяжении всей зимы в здании, где трудились специалисты трех финансовых структур: областного финансового отдела, Управления сберкасс и Конторы Госбанка, не было отопления. Позднее этому было дано такое объяснение: «Снежные бураны занесли жидкое топливо — 18 тонн». Финансисты, чей труд предполагал беспрерывно сидячую работу, заболевали один за другим. Руки у кассиров, по свидетельствам архивных документов, превращались в «кровяное мясо».

К слову о бюджете

Сегодня кажется экономическим чудом, что бюджет Горьковской области за годы войны вырос в 1,5 раза и в 1946 году составил 519 миллионов рублей. Согласно данным Банка России, советские рубли до сих пор имеют официальную котировку примерно 1:102[2], но поскольку цены на продукты менялись неравномерно, в данных расчетах могут быть погрешности. Но если все-таки пересчитать бюджет Горьковской области 1946 года на современные деньги, то сегодня он составлял бы примерно 52 миллиарда рублей. Это примерно в три раза меньше, чем бюджет Нижегородской области 2018 года (расходная часть бюджета Нижегородской области составила 157 миллиардов рублей). Еще раз отметим, что с таким скромным бюджетом горьковская промышленность давала армии больше, чем какой-либо другой регион СССР.

Из письма Юдина, 7 августа 1941 года

«...По направлению к фронту едем, из наших только двое со Смирновым Борисом... Мы решили добиваться победы на фронте. Настроение у всех великолепное, едем рядовыми политбойцами. Надежда и уверенность у всех на скорую и полную победу над зверским фашизмом... Надеемся, что тыл вы сохраните, ибо это необходимо для победы на фронте».

Финансисты — на войне

К 25 сентября 1941 года в Красной армии было уже 43 горьковских финансиста, мобилизованных и ушедших добровольцами. В их числе — главный бухгалтер областного финотдела А. И. Тихомиров. К 20 октября 1941 года армейские шинели надели 19 заведующих районными и городскими финансовыми отделами области. В Красную армию были мобилизованы также многие сотрудники городских и районных финансовых отделов. В числе первых оказались заведующий сектором городского финотдела И. В. Никифоров, работники Кагановичского районного финотдела Ермолаев и Завьялов.

Для сформированных в Горьковской области частей (их было более 50) подбирались кадры полевой кассы: заведующий, бухгалтер, кассир. Полевые кассы укомплектовывались необходимым инвентарем, документами, обеспечивались денежными средствами (до 3 миллионов рублей). В течение первых двух недель войны горьковчане снарядили десять полевых касс. Но, к сожалению, не добравшись до фронта, почти все военные финансисты погибли — им не удалось спастись от авиаударов немецких бомбардировщиков. Без вести пропала вся касса В. А. Толстоброва, в мирное время возглавлявшего отдел доходов. В полном составе погибла полевая касса бывшего начальника сектора Горьковского горфинотдела И. Н. Еремеева. Похоронки пришли в семьи 12 финансистов. Позже скорбный список пополнили П. М. Андронкин, С. Н. Никольский, Ф. С. Потешкин, Е. И. Грушко.

В архиве сохранились письма с фронта Юдина, Немирова, Нелюбова и других финансистов, датированные августом и сентябрем 1941 года. Письма адресованы партбюро, руководству облфинотдела, товарищам по работе.

С кассой из окружения

В начале войны полевые кассиры пользовались громоздкими несгораемыми сейфами, позже их признали неудобными для использования в походных условиях и заменили брезентовыми мешками. Кассирам нужно было сохранить средства в этом непрочном материале. В октябре 1941 года попали в окружение бухгалтер полевой кассы Медведев и кассир Мокрецов. Без теплой одежды, без еды почти два месяца пробирались они к своим, сохраняя при этом мешки с ценностями на сотни тысяч рублей, документы кассы. Медведев вышел из окружения под Тулой, сдал ценный груз, прошел строгую проверку на верность Родине и получил награду — орден Великой Отечественной войны II степени. Он дошел до Берлина...

В статье использованы архивные материалы. Авторы выражают особую благодарность за помощь в подготовке данной статьи архивисту заслуженному работнику культуры РФ Виктору Алексеевичу Харламову.  


[1] Из доклада руководителя Горьковского областного финансового отдела А. В. Гуляева министру финансов СССР А. Г. Звереву (1947 год).

 



[2] Данные сайта ЦБ РФ.

 




Поделиться