Версия для печати 1945 Материалы по теме
Цель жизни — сама жизнь

Читатели нашего журнала хорошо знакомы с профессиональной деятельностью, ее результатами и достижениями первого заместителя министра финансов РФ Татьяны Геннадьевны НЕСТЕРЕНКО. На страницах «Бюджета» мы неоднократно публиковали интервью с ней, посвященные рабочим вопросам. Но сегодня, накануне юбилея Татьяны Геннадьевны, мы решили отступить от традиционного делового формата и построить беседу в неформальном ключе.

Наставничество как необходимость

— Татьяна Геннадьевна, ваш трудовой путь начался 38 лет назад и своим колоссальным опытом вы всегда охотно делились и делитесь с молодежью. Сейчас на госслужбе набирает силу движение — наставничество молодых перспективных специалистов, в котором вы активно участвуете. Что для вас значит наставничество?

— Это вопрос мироощущения человека. Мы одновременно и чьи-то ученики, и чьи-то учителя. Мы учимся на протяжении всей жизни. В первую очередь наши родители закладывают в нас основы отношения к мирозданию и людям, учат преодолевать страхи и бескорыстно любить. Потом мы черпаем уроки из книг, получаем их от школьных учителей, преподавателей вузов и, конечно, от друзей и коллег. И одновременно мы оказываем свое влияние на других. Мы получаем так много извне, что необходимо уметь отдавать. И отдавая, мы оказываем влияние на тех, кто рядом с нами, — на детей, друзей, коллег.

Это неразделимый процесс. Я это поняла очень давно и приняла свою личную ответственность за этот мир.

— То есть наставничество для вас — это жизненная позиция. Ваши родители оказали большое влияние на ее формирование?

— Безусловно. Основу заложили они. Мои родители — уникальные люди, они учили нас любить — людей, природу, работу, учили жить в гармонии. Как-то я спросила у мамы: «Как ты делишь на нас, семерых детей, свою любовь?» Она, не отрываясь от какой-то домашней работы, сказала: «Запомни, дочь, к любви такое математическое действие, как деление, не применяется. Только умножение». Мама же привила нам, детям, трудолюбие и привычку к порядку — у нас было четкое расписание, распределение домашних обязанностей.

— А папа?

— А папа — это человек-праздник. Походы, веселье, праздники, особенно новогодние. Наши друзья и подруги всегда были у нас, потому что папа устраивал какие-то невероятные конкурсы, развлечения, всех вовлекал и зажигал. Он научил меня находить время для радости.

Своими учителями я считаю и своих друзей, каждый из которых уникален, и, конечно, коллег. С коллегами мне всю жизнь очень везло. На Чукотке это были Людмила Васильевна Синявская, Людмила Васильевна Старостина, Нина Федоровна Чумакова — сейчас они уже не работают в финорганах, но это были мои наставники, которых я до сих пор помню и ценю. В Минфине России — Михаил Михайлович Задорнов, Алексей Леонидович Кудрин, Антон Германович Силуанов. Это люди, которые прививают не просто добросовестное отношение к работе, а именно любовь к ней.

— В Федеральном казначействе, руководителем которого вы были несколько лет, вы построили очень интересную и масштабную систему поддержки и развития молодых специалистов. Что вас натолкнуло на идею ее создания?

— Как-то я зашла в операционный зал, а там наши молодые сотрудники, вчерашние выпускники вузов, выполняют какую-то автоматическую работу по формированию лимитов, платежек и так далее. И мне вдруг стало страшно — они росли, учились, общались с друзьями, а мы вырвали их из этой насыщенной жизни и посадили за рутинную работу — один на один с компьютером. И я в том числе была ответственна за это. И тогда было принято решение создать для этих молодых ребят в казначействе среду, в которой они имели бы возможность раскрываться творчески и профессионально. Это уже зона ответственности руководителя — находить время, инструменты, способы, раскрывающие потенциал людей. И в казначействе была создана одна из первых в федеральных органах власти, если не первая, система поддержки и развития молодежи. Мы придумывали и проводили игры, конкурсы, КВН, дискуссии и многое другое.

— Я знаю, что вы даже сами написали компьютерную игру.

— Да, это была игра на знание Бюджетного кодекса, когда кораблик игрока, отвечающего на вопросы по нормам БК, при правильном ответе переходил с одного уровня на другой. Это был интересный опыт — штудировать кодекс с целью придумать заковыристые и одновременно интересные вопросы, компоновать их по степени сложности, упаковывать в игру.

Игра КВН тоже, конечно, была ориентирована на профессиональную тематику. Еще мы организовывали дискуссии, учили ребят уверено держаться на публике, выступать, доказывать свою точку зрения, поддерживать полемику, играть, смеяться над собой, фантазировать, дружить.

— Нахождение в центре этой активности дало вам возможность по-новому увидеть людей?

— Определенно. В такой живой, креативной обстановке ярко проявляют себя неформальные лидеры. Интересный пример — Антон Олегович Котяков. Я его заметила на КВН, он был капитаном команды финансистов Администрации Самарской области. И когда встал вопрос о перспективных кадрах, напомнила о нем Роману Евгеньевичу Артюхину. Спустя время Котяков стал начальником Управления совершенствования функциональной деятельности Федерального казначейства. Потом благодаря своим лидерским и профессиональным качествам он продолжил двигаться по карьерной лестнице: сейчас Антон Олегович — заместитель министра финансов России.

— У вас много таких звездных учеников?

— Много, и я ими очень горжусь. Михаил Михайлович Котюков сейчас министр науки и высшего образования РФ, Владимир Анатольевич Зеленский — руководитель ФОМС по городу Москве. Конечно же, это и руководитель Федерального казначейства Роман Евгеньевич Артюхин, и практически все его заместители. За такое долгое время всех и не упомню.

— В Минфине России вы тоже принимаете самое активное участие в обучении и развитии молодежи. Сейчас у вас шесть подопечных, выбравших вас своим наставником. Кто они? Как и чему вы их учите?

— Это молодые ребята из разных департаментов Минфина России, достаточно интересные люди. На первой общей встрече мы пили чай и я рассказывала о себе, своей семье, своих жизненных уроках, принципах и ценностях. Главный из принципов — успех не может быть целью, он приходит как следствие предпринятых усилий, отношения к работе, окружающим, себе. А цель — сама жизнь, нужно получать от нее удовольствие, любить свою работу, делать ее хорошо и при каждой возможности приподниматься над собой, очень много читать профессиональной литературы, учиться и развиваться.

Вторым этапом знакомства были индивидуальные встречи с каждым из сотрудников. Мы опять пили чай, и уже каждый из ребят рассказывал мне о себе, своей семье, увлечениях, любимых книгах. И в завершение беседы я давала им задание — определить для себя цель, которую необходимо достигнуть за год. Ведь никто, кроме самого человека, не может прожить за него жизнь, определить цель и достичь ее. Я не могу взять кого-то на плечи и пронести по этой дороге, но я могу идти рядом и при необходимости подсказывать и направлять. Это я донесла до каждого из сотрудников.

— Вы работаете с ними индивидуально?

— Да, одного по горло загружаю работой, другого учу преодолевать боязнь публичных выступлений, кому-то рассказываю о своих жизненных уроках. Советую, какие книги читать, потом мы можем обсудить прочитанное, отвечаю на вопросы. Мы даже рецептами обмениваемся — некоторые ребята увлекаются готовкой.

У них есть мой мобильный телефон, у меня — их. При этом существует требование — от каждого я жду самого лучшего результата. Что бы ребята ни делали, именно в этом конкретном деле они должны быть лучшими. Все они из кадрового резерва Минфина, то есть каждый изначально нацелен на карьерный рост. А любой руководитель должен обладать определенным набором качеств — это абсолютный профессионализм, умение подняться над ситуацией, взглянуть вперед, увлечь за собой, донести свою мысль до окружающих.

— Есть уже результаты?

— Да. Например, один из ребят уже выступил с докладом на стратегической сессии перед министром финансов, и я очень им горжусь. Мы репетировали вместе, он читал проект доклада, я оценивала, поправляла, советовала.

— Всегда удается выкроить на это время?

— Время на то, чтобы помочь тем, кто ищет решения, моделирует новые идеи, кто готов в деталях разбираться в своей работе и предлагает варианты движения вперед, я всегда найду. Тем более что это не требует колоссальных временных затрат. Это требует частичку твоего сердца. Я всегда была и буду наставником — для меня это необходимость и нормальное состояние на протяжении всей моей жизни.

— В Минфине наставничество организовано на профессиональном уровне. Курсы ораторского мастерства, тренинги… Наставникам даже составили памятку — как работать с молодежью. Вы ей следуете?

— Не совсем. Я действую скорее интуитивно. Так, как считаю нужным в этот момент с этим человеком.

Про любовь

— Готовясь к интервью, я узнала, что, кроме наставничества, вы активно занимаетесь благотворительной деятельностью. Причем узнала в частном разговоре от ваших коллег, а не из интернета. Несколько лет назад вы выступали меценатом при строительстве храма в честь Донской иконы Божьей Матери, сейчас вошли в Попечительский совет по возрождению Саровской и Дивеевской обителей Нижегородской области. Благотворительность для вас тоже необходимость?

— Абсолютная. Я думаю, любой человек ищет приложения своих душевных стремлений, хочет реализовать желание делать добро. У каждого свои обстоятельства, работы, миссия, но при этом всем хочется быть нужными. Хорошо, когда в твоей заботе нуждается семья, отлично, если ты чувствуешь востребованность на работе, но на душе становится так светло, когда ты заметил чужую боль и не прошел мимо. Ведь иногда многого от тебя не требуется, достаточно просто улыбнуться, а человеку уже стало лучше. И я знаю немало людей, в том числе среди моих коллег, которые делают очень много добрых дел, не афишируя это.

— Более пяти лет вы курируете Пансион воспитанниц Минобороны России, выполняя обязанности председателя Попечительского совета. Что за дети там учатся?

— Это более тысячи девочек — дочерей офицеров Российской армии из различных гарнизонов от Камчатки до Калининграда. Круглый год на протяжении нескольких лет — с пятого по одиннадцатый класс — они живут и учатся в пансионе, уезжая домой только на летние и зимние каникулы.

Пансион — это своеобразный социальный лифт для дочерей военнослужащих. Его создавал еще прежний министр обороны Анатолий Эдуардович Сердюков, и сейчас очень сильно поддерживает действующий министр — Сергей Кужугетович Шойгу.

Лично я считаю, что это подвиг родителей, особенно матерей, оторвать от себя ребенка, отпустить его так надолго и так далеко, понимая, что там он получит больше, чем в маленьком военном поселке, — отличное образование, совершенно другие стартовые позиции. Я благодарна судьбе, что она свела меня с этими детьми и с фантастическим коллективом педагогов во главе с начальником пансиона Ларисой Юрьевной Максимовой.

— В чем заключается ваша работа как попечителя?

— С коллективом пансиона мы много делаем для наших девочек. Знакомим их с выдающимися деятелями политики, культуры, спорта, кино, науки, других сфер. Огромное впечатление на воспитанниц произвел Герман Оскарович Греф. Они были поражены его обаянием, интеллектуальным уровнем, начитанностью. Мы организовываем поездки воспитанниц по стране, их выступления в военных гарнизонах и госпиталях. Проводим мероприятия — в пансионе они называются гостиные, — на которых выступают добившиеся успеха в жизни и карьере женщины нашей страны. Меня особенно радует, когда откликаются self made woman — женщины, сделавшие себя сами. Потому что на их примерах я хочу показать девочкам, особенно девочкам из семей военных, где особый уклад — папа служит, мама занимается домом, — что границ для самореализации не существует.

Каждый год в пансионе тематический, прошлый, как и во всей стране, был годом волонтерства. Девочки приводили в порядок парки, ухаживали за инвалидами, делали игрушки, средства от продажи которых направляли в различные благотворительные фонды. В организации всего этого я стараюсь принимать самое активное участие.

Еще, как попечитель, занимаюсь поиском спонсоров на те или иные проекты пансиона. Помощь выражается не в деньгах, пансион — казенное учреждение, — это книги, обустройство шахматного класса, костюмы... Конечно, я не злоупотребляю просьбами, но очень благодарна тем, кто откликается и помогает. Спасибо этим людям огромное!

Ежегодно на последнем звонке я даю выпускницам пансиона напутствие. Очень тщательно к нему готовлюсь, читаю, подбираю слова, яркие примеры. Мне важно, чтобы этот день остался у них в памяти. Мне очень хочется донести до девочек мысль, что любые цели достижимы, если не сворачивать с пути. И что твоя жизнь должна тебе нравиться, и только при этом условии она наполнится смыслом.

— Что для вас пансион?

— Это отдушина. Я захожу, девочки бегут ко мне обниматься. Я для них такая пансионская мама. Стараюсь всех обнять, поцеловать, шепнуть заветное слово на ушко. Это наш ритуал, он важен и мне, и им. Они скучают по ласке, а я после посещения пансиона чувствую, что мне будто душу помыли.

Ах, Таня, Таня, Танечка

— Ваши коллеги рассказывали, что на новогодних корпоративах Министерства финансов вы всегда заводила, что сами и придумываете, и готовите, и исполняете свои номера. Как и когда появилась традиция знаменитых новогодних капустников Минфина?

— Традицию проведения новогодних капустников в министерстве заложил еще Алексей Леонидович Кудрин, как и выступление на них министра с каким-то номером, чаще всего с песней. Наряду с наставничеством, спортивными соревнованиями это одна из важнейших скреп, сплачивающих коллектив. Очень важно, когда руководители и подчиненные выходят за рамки субординации и вместе готовятся к какому-то событию, вместе проводят его, радуются новому году, танцуют, поют...

— Когда вы начинаете готовиться к капустнику и как выбираете тему?

— Примерно в сентябре собираемся в моем кабинете и думаем над общей тематикой представления. Это может быть, например, тема года, объявленная в стране президентом, — в Год театра была программа «Театр в Минфине», в Год кино наша программа называлась «МинФинФильм». В год 200-летия Минфина к программе праздника «200 лет спустя» была проведена лотерея, в которой каждый департамент вытянул листок с несколькими годами существования министерства — этот период он должен был обыграть в своем номере. Был праздник «12 бюджетных месяцев», «Вокруг света за 84 дня» — потому что бюджет готовится именно этот срок, «Битва хоров» — совместный с Налоговой службой капустник.

Все эти праздники прекрасны, но куда важнее подготовка к ним. Ребята креативят, горят, общаются, и это очень их захватывает. Подготовка всегда происходит после работы, в выходные, сейчас ребята создают группы в соцсетях. Все номера держатся под большим секретом, в детали посвящена только группа организаторов.

— По словам коллег, вы как раз идейный вдохновитель всей этой активности.

— Да, поначалу я очень активно этим занималась и вся подготовка крутилась вокруг меня. Но сейчас она уже так прочно вошла в наш уклад, что мне кажется, если я отойду в сторону, капустники продолжатся.

— Вы выступаете с номером в каждом капустнике?

— Да, в каждом. У меня много номеров. В «200 лет спустя» в роли гусара безусого перепевала песню «Давным-давно», в «Карнавальной ночи» была буфетчицей и пела на мотив песни «Ах, Таня, Таня, Танечка»: «Минфин имеет функцию, верстает он бюджет…» С текстами песен мне очень помогает Елена Павловна Яковлева, руководитель Департамента бюджетной политики в сфере госуправления, она пишет чудесные стихи.

Честно говоря, делать все это мне не очень хочется. Я не люблю себя ни на экране, ни на сцене, а еще надо придумывать костюмы, тексты, смеяться над собой, то мымру изображать в «Бюджетном романе», то Забаву в мюзикле «Летучий корабль» с короной этой неудобной. Но это надо делать, чтобы у всех остальных снимались барьеры, чтобы они тоже шли на сцену, не боялись шутить над собой, не жалели тратить на это время. Это моя зона ответственности как руководителя, как наставника, я должна не просто указывать, а показывать пример. И Антон Германович считает точно так же. Он не любит петь и выступать и делает это в силу своей ответственности как руководитель.

Семь Я

— При такой интенсивной профессиональной и общественной деятельности, наверное, не много времени остается на семью?

— Семья — это для меня главное в жизни. У меня прекрасные дочери, замечательные зятья и любимые внуки. Старшей внучке Оле в этом году исполняется 18 лет. Она мне стала очень близким другом. Младшим внукам — Даше восемь, Леше четыре и Анечке три года, а самому маленькому — Василию — восемь месяцев.

Выходные я провожу или с папой, которому 84 года, или с девочками из пансиона, или с внуками. Правда, по субботам все-таки часто нахожусь в Минфине — люблю работать в этот день, когда ничто не отвлекает.

13.png

— Вам нравится возиться с внуками?

— Очень. Мы играем, вместе готовим, ходим в походы, разводим костер и жарим хлеб, устраиваем веселые эстафеты, да много что... Я люблю детей. Храню их поделки, развешиваю кругом их фотографии, создаю им маленькие уголки для игр. Даже построила для них маленький домик среди деревьев на моем участке, такой, о каком сама мечтала, когда была маленькой.

— Какие традиции приняты в вашей семье?

— Одна из главных — я устраиваю у себя дома детский новогодний утренник. К нему я особенно тщательно готовлюсь. Пишу сценарий, придумываю конкурсы, покупаю очень много маленьких сувенирчиков и потом полночи оборачиваю их цветной фольгой. Внуки всегда с друзьями приходят, до 16 детей собирается.

Еще совместные завтраки. Это обязательно блины, или сырники, или пирог, на обед борщ. Детки уже привыкли к моей кухне. И если я утром у дочки готовлю завтрак, проснувшиеся внуки бегут на запах с криками «Бабуля приехала!». Это для меня счастье.

У нас традиция быть друг с другом всегда на связи, знать, кто чем занимается, поддерживать друг друга, вместе отдыхать, часто встречаться. С дочками у меня традиция один-два раза в год проводить девичники. Оставляем всех дома и втроем уезжаем куда-нибудь. Недавно на выходные съездили в Санкт-Петербург, посетили театр, поели корюшку, погуляли, наговорились. Если не получается поехать, то втроем просто поужинать куда-то идем. И это даже не традиция, это скорее потребность.

— Дома о работе говорите?

— Никогда. Кстати, из-за этого весной прошлого года произошла курьезная ситуация. Перед парадом на Красной площади я завела внуков в министерство и показала свой кабинет. У них был шок: «И ты тут работаешь?! И Путина знаешь?!» А я смеялась: «А вы думаете, что я только сырники умею делать?» Кстати, дочери потом меня пожурили, заставили достать все государственные награды, грамоты и дипломы и показать внукам.

О красоте и дресс-коде

— Женщине всегда важно, какое впечатление она производит на окружающих. А на таком высоком и публичном посту, как ваш, это вдвойне важно. При этом вы человек чрезвычайно занятой. Сколько времени вы отводите себе на «почистить перышки»?

— Да уж... В этом смысле женщинам намного сложнее, чем мужчинам. Нужно успеть уложить волосы, поддерживать в порядке лицо, руки... В наше время, к счастью, эти вопросы довольно просто решаются.

Себе я посвящаю три утренних часа до работы. График у меня сложился такой: во сколько бы я ни легла спать, подъем всегда в шесть утра. В семь часов я уже или на спорте, или в салоне у косметолога. В восемь утра через день укладка. А раз в две недели поздно вечером, часов в десять, маникюр.

В этом вопросе главное не лениться. Уходовые и косметические средства сейчас есть всех ценовых категорий, поэтому главное не деньги, а только желание. Не признаю людей, которые ходят с немытой головой и в несвежей одежде.

— Ваше отношение к дресс-коду. Строго ли относитесь к его соблюдению и вами, и коллегами?

— Как такового официально зафиксированного дресс-кода в министерстве нет. Для меня дресс-код — это тоже скорее внутреннее ощущение уместности или неуместности в данном месте и ситуации. Меня никто и никогда этому не учил, но глаза-то есть. Ведь, правда, странно выглядят сотрудники госучреждений в почти пляжных нарядах? Однако сказать им об этом у меня не хватает смелости. Вот не могу я по поводу внешнего вида делать замечания, обидеть боюсь. Наверное, сами поймут со временем.

Впрочем, для Минфина это большая редкость, здесь люди понимают, что надо выглядеть опрятно и уместно, в конце концов в любой момент тебя могут вызвать в правительство или на какое-то совещание. Разве что молодежь иногда себе позволяет, да и то это единичные случаи. Деловой стиль дает ощущение внутренней собранности, настраивает на работу.

— А вне работы, дома?

— Джинсы, футболки, кроссовки… Вне работы я предпочитаю комфорт. Да все так делают, наверное.

— Татьяна Геннадьевна, как вам удается поддерживать себя в прекрасной форме?

— Форма у меня не прекрасная. Все, что есть, — это от родителей и от природы. Я всегда была крупной — и ребенком, и девушкой, и женщиной, — но на мою жизнь и самоощущение это никогда не влияло. Главное, чтобы душе было уютно в этой оболочке. Когда хочу что-то в себе изменить, конечно, без фанатизма, меняю. Но это несущественные изменения и их почти никогда не замечают.

— Как часто у вас появляется свободное время лично для себя?

— Не понимаю, что такое — лично для себя? Я ведь не делаю того, что мне не нравится. А значит все, что я делаю, я делаю для себя. Для себя еду к папе, для себя играю с внуками, для себя иду в пансион или в храм, для себя иногда посещаю театр — чаще вместе с детьми, для себя работаю. Все это я делаю с любовью и с радостью. При этом чем сильнее я занята, тем на большее количество дел у меня хватает времени. И в этом есть глубокий смысл — жить, успевать все, радоваться каждому моменту.

Подготовила С. А. СТРЕЛЬНИКОВА

 

Поделиться