Версия для печати 2661 Материалы по теме
На пороге трех кризисов

Что на самом деле ожидает мировое хозяйство: стабильный рост, рецессия, кризис? Как отметил ректор Финансового университета при Правительстве РФ М. А. Эскиндаров, данный вопрос не абстрактный, а абсолютно жизненный и актуальный.

Экология, социальное неравенство, демократия

Развитие России происходит под воздействием тех или иных событий, происходящих в мире. В этом контексте, по мнению Эскиндарова, мы не можем игнорировать глобальные процессы развития мировой экономики, а она демонстрирует тенденцию к замедлению темпов развития. Все это, безусловно, будет оказывать негативное, сдерживающее влияние и на экономическое развитие России. Также ректор обратил внимание на то, что сегодня ограничивать дискуссию об экономике сугубо экономическим спектром уже неправильно, неэффективно. Очевидно, что экономические проблемы неразрывно увязаны с политическими, экологическими проблемами.

Все более отчетливо дают о себе знать сбои в работе международных экономических, торговых союзов и объединений, включая глобальную систему ВТО. «Сегодня мы видим, что объявленные принципы свободной торговли и равноправия на практике остаются красивыми призывами и лозунгами, не имеющими ничего общего с реальной жизнью, — отметил Эскиндаров. — Некоторые государства на деле отказываются от принципов справедливости, соблюдения взаимных интересов и сотрудничества в поисках ответов на глобальные вызовы мирового развития. Активно пытаются решить свои проблемы через игнорирование интересов стран-партнеров, оказание экономического давления, санкционную политику и торговые войны».

Мир становится все более агрессивным, а локальные и региональные конфликты — все более обыденными. Разрушается система договоров, направленных на поддержание стабильности и сохранения мира. На фоне этого нищета и неравенство становятся глобальными вызовами. Растет число стран, где наблюдается гигантский разрыв в уровне доходов населения. «Известный экономист Тома Пикетти недавно призвал мировое сообщество бороться с неравенством кардинальными мерами: освобождать малоимущих от налогов, выдавать безвозмездные субсидии рабочим и молодежи, а также на законодательном уровне ограничить размер капитала, которым может владеть один человек», — рассказал ректор. Кстати, идею об отмене налогов для бедных подхватили и в России. Так, на форуме «Россия зовет!» глава ВТБ А. Л. Костин высказался за освобождение малоимущих граждан России от НДФЛ. Эту идею поддержала и председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко.

В свое время лауреат Нобелевской премии, выдающийся ученый-исследователь, экономист Джозеф Стиглиц, который участвовал в форуме, высказался о том, что обществу необходим новый социальный контракт. Ни экономика страны, ни бизнес не могут долгосрочно развиваться, если бизнес не удовлетворяет интересы всего общества.

Ко всему сказанному следует прибавить и усугубляющийся кризис демократии. «Опросы, проведенные в разных странах, показали, что большая часть мирового населения недовольна тем, как работает демократия, — подчеркнул ректор. — Более 70 процентов граждан Бразилии, Мексики, Греции, Италии и более 52 процентов жителей США, Англии, Франции, Японии высказали неудовлетворенность демократическими институтами. Таким образом, нельзя не признать, что система демократии деградировала». По мнению Эскиндарова, это те вводные, которые сегодня необходимо учитывать при ответе на вопрос: что нас ждет в ближайшей перспективе?

ВВП — неактуальный показатель

Джозеф Стиглиц также подтвердил, что мир находится на пороге трех кризисов: климатического, неравенства и демократии. И, по его мнению, в таких условиях важным является изменение подходов к выбору показателей — нужно использовать такие, которые позволят правильно оценить экономическую ситуацию. В частности, экономист считает, что размер и динамику ВВП уже не стоит рассматривать в качестве надежного показателя экономического развития. "ВВП не может показать нам правдивой картины того, что происходит в реальности. Он не раскрывает наших слабых мест и не дает информации, как именно распределяются между членами общества выгоды от их совместного труда«,— отметил Стиглиц. По мнению экономиста, ВВП представляет собой цифру, не демонстрирующую, какая часть населения живет хорошо, а какая плохо. В качестве примера он привел США, где падает продолжительность жизни людей, хотя ВВП показывает, что в стране дела идут неплохо. «Что с того, что ВВП вырастет, если большинство граждан будут жить хуже?» — задался вопросом Стиглиц. Также ВВП никак не учитывает и тот факт, что в глобальной экономике все большую роль играет изменение климата. «Если рост ВВП неустойчивый, потому что мы разрушаем окружающую среду и используем ограниченные природные ресурсы, наша статистика должна предупредить нас», — считает экономист.

Соответственно, при реализации экономической политики и ее оценке в конкретной стране необходимо применять выборку из цифр, отражающих состояние окружающей среды, здравоохранение, устойчивость развития экономики и т. д. Стиглиц особо подчеркнул важность правильных метрик: «Если мы будем измерять неправильные вещи, то и решения мы будем принимать неправильные», — резюмировал спикер.

Стабильность есть, а роста нет

Обсудив мировую ситуацию и неактуальность ВВП как показателя спикеры сосредоточили свое внимание на экономической политике, сформулированной Правительством РФ. Онлайн-опрос участников форума показал, что более 40% считают, что экономическая политика правительства направлена на подготовку к росту, а более 50% — на подготовку к рецессии.

Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Б. Ю. Титов назвал экономическую политику нашей страны — политикой наоборот. Поскольку она, по его мнению, находится в контртренде к тому, что может вызвать экономический рост. «Мы сегодня идем ровно противоположным путем, нежели те страны, которые добились экономических успехов», — считает Титов.

Он указал на несколько фактов, над которыми стоит крепко задуматься. Первый — достигнута макроэкономическая стабильность: инфляция побеждена, бюджет сверстан с профицитом. Но это не привело к экономическому росту. «Если мы за нулевую точку возьмем 2008 год, то увидим, насколько медленнее растет наша экономика в сравнении с развивающимися и развитыми странами», — отметил Титов. По его мнению, с таким подходом мы не только не выйдем на уровень мирового роста, не обойдем Германию по ВВП, но и рискуем утратить существующие позиции. Чтобы этого не произошло, экономика должна расти как минимум на 5% ежегодно.

Второй момент, на который обратил внимание Титов: на фоне роста цен на нефть, увеличения резервного фонда правительства (на 1 января 2019 года он составлял более 4 триллионов рублей), профицита федерального бюджета мы сегодня имеем медленный рост ВВП, отсутствие роста доходов у населения, резкое снижение доходности у российского бизнеса, увеличение тарифов на двузначные цифры, коммерческие кредиты не ниже 15%. «В России стало невыгодно производить и инвестировать, — отметил Титов. — Любой бизнес все измеряет соотношением риска и доходности. Именно этот показатель влияет на решение об инвестициях». Уникальное с точки зрения экономической политики решение о повышении НДС, по мнению омбудсмена, очередной «стоп» для роста.

Титов считает, что стране нужна другая экономическая политика. «Та политика, которая сформировалась при высоких ценах на нефть и обеспечивала нас все эти годы, — это политика макроэкономической стабилизации, которая была очень успешной в начале 2000-х годов. Но это антикризисная политика. Сегодня же надо переходить к другой — к инвестиционной политике», — высказал свою точку зрения омбудсмен. Также он предложил развивать микроэкономику через кластерные проекты. «Стратегия, дорожная карта — все это есть. Мы уже завтра можем приступать к реализации кластерных проектов, не хватает лишь политической воли», — сказал в заключение спикер.

169-я — ожившая статья УК РФ

Не прибавляет уверенности в завтрашнем дне российскому бизнесу и существующее давление со стороны правоохранительных и контрольно-надзорных органов. Однако, по мнению А. Э. Буксмана, первого заместителя генерального прокурора РФ, тема вины правоохранительных органов в отсутствии экономического роста навязла в зубах. «Сегодня государство принимает все меры, чтобы оградить бизнес от излишнего административного прессинга, от ненужного уголовно-процессуального давления, — отметил замгенпрокурора. — Прокуратура — это орган, который выполняет правозащитную функцию. Мы защищаем бизнес от излишнего давления со стороны». По словам Буксмана прокуроры проводят большую работу по приведению в соответствие с федеральным законодательством регионального и муниципального законодательства, где наличествуют те или иные административные барьеры. «Тысячами исчисляются наши протесты на противоречащие федеральным законам правовые акты. И в тех регионах, муниципалитетах где они не удовлетворяются, мы обращаемся в суды и добиваемся изменения или отмены таких актов», — рассказал представитель генпрокуратуры. Также, по его словам, вошло в практику возбуждение уголовных дел по прежде мертвой статье 169 УК РФ «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности». «За полтора года только по прокурорским проверкам возбуждено более сотни уголовных дел, — озвучил статистику Буксман. — Это не простые для доказывания дела, тем не менее уже есть приговоры по некоторым из них». По словам спикера, такие дела, как правило, касаются действий сотрудников полиции, которые облагают данью бизнесменов, проводят незаконные проверки, изымают документы.

Закону о защите инвестиций — зеленый свет

Председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку А. Г. Аксаков обратил внимание на инертность бизнеса. «Если посмотреть на рост прибыли и инвестиций за последние пять лет, то мы увидим, что прибыль увеличилась в два раза, а инвестиции — на 30 процентов, — привел данные депутат. — Это яркое свидетельство того, что бизнес не вкладывается в экономику. Наша задача — с помощью регуляторной гильотины, закона о защите инвестиций простимулировать желание предпринимателей вкладываться в развитие своих предприятий». Вышеназванный закон находится в Госдуме, и депутат пообещал, что он будет рассматриваться оперативно.

Наука — локомотив развития

«Войти в пятерку крупнейших экономик мира мы сможем, если научимся быстро переводить новые знания в рыночные продукты», — считает А. М. Сергеев, президент Российской академии наук. Готовы ли мы реально конкурировать со странами, которые встали на рельсы научно-технологического прогресса?

«В соответствии с майским указом 2012 года финансирование науки к 2018 году должно было составлять 1,7 процента ВВП, — напомнил президент РАН. — По факту же мы имеем 1,1 процента. Для сравнения: в Китае — 2,3 процента, Германии, которую нам надо перегнать, — 3, Израиле, Швеции, Корее — 4. Как мы можем догнать и обогнать эти локомотивы, которые несутся вперед?» Сергеев также обратил внимание на то, что у нас сложилась совершенно инверсная остальному научно-технологически ориентированному миру ситуация. «Нам практически 70 процентов денег дает государство и лишь 30 — экономика, — пояснил ученый. — Пока не изменится пропорция, мы не двинемся вперед. Нам нужно, чтобы промышленные предприятия, предприятия АПК вкладывали деньги не только в прикладные НИОКР, но и в более фундаментальные исследования». Чтобы бизнес вкладывался в науку, государство должно разделять с ним существующие риски: предоставлять налоговые льготы, создавать работающие механизмы поддержки.

Поделиться