Версия для печати 308 Материалы по теме
МСУ в условиях пандемии и кризиса — вызовы, риски и перспективы

В апреле, после подписания Президентом РФ указа № 239, эксперты заговорили о «децентрализации поневоле». Распространяется ли она и на муниципальные образования? Какие муниципалитеты пострадают от ограничительных мер сильнее других? К чему готовиться МСУ в первую очередь?

На эти и другие вопросы отвечает Дмитрий Петрович СОСНИН, координатор проекта Комитета гражданских инициатив «Муниципальная карта России: точки роста», кандидат политических наук.

— Дмитрий Петрович, после подписания Президентом РФ апрельского указа о санитарно-эпидемиологических мерах в связи с распространением коронавирусной инфекции не смолкают дискуссии на тему того, насколько существенным будет перераспределение полномочий от федерального центра на места. Как вы оцениваете ситуацию?

— Давайте восстановим логику развития событий. Первые меры по борьбе с коронавирусной инфекцией в стране были централизованными, и ни о какой региональной специфике речи не шло. И только во втором обращении президента прозвучало, что страна у нас большая и ситуация в регионах принципиально разная — и социально-экономическая, и эпидемиологическая. В тот же день, 2 апреля, был подписан указ № 239 о мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории РФ в связи с распространением новой коронавирусной инфекции. Документом было закреплено, что на уровне субъектов РФ с учетом обстановки на местах региональные власти должны разработать свои собственные комплексы ограничительных мероприятий.

Мероприятия были поделены на три блока. Первый — губернаторам было дано право определять в рамках своего субъекта территории, на которых могут быть установлены более жесткие или более мягкие, чем в других местах, ограничительные мероприятия. Второй блок связан с предоставлением регионам полномочий по определению предприятий и сфер бизнеса, деятельность которых может быть продолжена в условиях ограничительных мероприятий в дополнение к федеральному перечню. Третий блок посвящен возможности введения особого порядка передвижения граждан и транспорта на территории субъекта РФ. С этого момента многие эксперты стали говорить о произошедшей «децентрализации поневоле» и «вирусном суверенитете», поскольку самостоятельность регионов в принятии решений впервые за много лет действительно возросла.

После выхода президентского указа губернаторы начали активно пользоваться своими новыми полномочиями, и практически сразу стала очевидна сильная дифференциация мер по борьбе с коронавирусом, принимаемых регионами. Особенно это касается количества разрешенных видов экономической деятельности в конкретном субъекте Федерации в период ограничений. Чем их больше разрешено, тем потенциально меньше экономические потери от вирусного кризиса, если при этом соблюдать меры безопасности и не допускать ускорения распространения эпидемии. Около половины регионов ввели сравнительно мягкие ограничения, разрешив более 15 видов деятельности в дополнение к федеральному перечню. Вторая половина — более жесткие.

Не обошлось и без перегибов: руководство ряда регионов закрыло административные границы, препятствуя проезду людей и транспорта на свою территорию. Это вызвало оперативную реакцию премьер-министра Мишустина, который призвал губернаторов «не путать региональные полномочия с федеральными» и отметил, что «любые действия должны быть адекватными».

Поделиться