Версия для печати 889 Материалы по теме

Политика «стерилизации» была продолжена, однако при этом росли иностранные активы и стабилизационный фонд, стремительно увеличивались денежная масса, уровень монетизации экономики, государственные расходы и активы банковской системы. Не секрет, что российское государство проявляет слишком большую активность там, где не следует, при этом уделяя недостаточно внимания организации развития экономики и инфраструктуры.

кремль

Еще не так давно многие эксперты высказывали мнение, что приоритетом для российского правительства является поддержка высоких темпов экономического роста. Сейчас акценты изменились, и госчиновники вынуждены перейти к политике «таргетирования инфляции» — влияния на инфляцию посредством комплексного управления процентными ставками, валютным курсом, денежным предложением. Впрочем, лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц считает, что метод «таргетирования» негативно влияет на экономику развивающих стран. История его практического применения не является однозначной.

После летней финансовой «лихорадки» уже осенью 2007 года банковский сектор продемонстрировал нехватку ликвидности. Тогда из-за определенной зависимости российской финансовой системы от внешних займов темпы роста активов банковской системы с 40% упали почти в два раза — примерно до 24%. Несмотря на то, что в целом этот показатель за 2007 год за счет вливаний средств госкорпораций составил 44% (практически столько же, сколько в 2006 году), прежние темпы роста активов не восстановили. В частности, за первые четыре месяца текущего года — 23,8 % в годовом исчислении.

При этом скорость роста кредитования реальной экономики за первые 4 месяца сохраняется на высоком уровне — 42% в годовом исчислении. Кредитную активность отечественных банков пока не останавливает ни повышение резервных требований, ни увеличение ставки рефинансирования, ни относительный дефицит ресурсов. Очевидно, спрос на кредиты в активно развивающейся российской экономике (рост за 4 месяца 2008 года — около 8,3%) достаточно высок. Но темпы роста пассивов по-прежнему низки: при среднем росте за последние два года около 40%, средства клиентов за 4 месяца 2008 года выросли всего на 17% в годовом исчислении.

Согласно «денежному правилу» Милтона Фридмена, денежная масса в нормально развивающейся экономике должна расти. По мнению председателя ЦБ РФ Сергея Игнатьева, прирост денежной массы в 2008 году может быть около 30-35% (в 2007 году — 47,5%).

Главная ошибка, которую могут сделать денежные власти РФ – излишнее торможение роста денежного предложения. Стабильность кредитной активности на фоне дефицита ресурсов приводит к снижению ликвидных активов банковской системы (денежные средства, корреспондентские счета в банках). Если в течение 2006 года и первой половины 2007 года они составляли около 12% общих активов банковской системы, то осенью упали до уровня 8-9%. В текущем году этот показатель после краткосрочного увеличения до 10,98%, к маю снизился до 8,62% (1,778 трлн руб.).

Пока такое развитие событий в определенной мере допустимо – рост кредитования идет за счет внутренних возможностей банков, однако скоро этот запас будет исчерпан. Излишнее сокращение денежного предложения, если тенденция не изменится, может вызвать снижение уровня ликвидности в банковской системе, темпов кредитования и экономического роста. В свою очередь, это будет снижать возможности роста предложения, что как раз и является причиной стимуляции инфляции спроса в РФ. Кроме того, адекватное региональное развитие по-прежнему будет требовать активной денежной политики и роста госрасходов.

Инфляционные импульсы, вызванные ростом цен на продовольствие и энергоносители, а также ослаблением доллара, носят глобальный характер. Усиление монетарных методов борьбы с инфляцией в текущих экономических контурах не может иметь решающего значения. Конечно, в разумных пределах можно использовать и их, однако центр тяжести должен находиться именно в сфере роста товарного предложения – промышленного и сельскохозяйственного.

Чтобы достичь успеха в борьбе с инфляцией, страна должна перейти к принципиальной другой экономической модели – той самой инновационной экономике, о которой говорилось в плане Путина-Медведева. Целью денежной политики должна быть не только борьба с инфляцией, но и обеспечение приоритета ориентиров стратегии 2020 года — поддержки необходимого денежного предложения и уровня ликвидности в банковской системе, обеспечивающего темп роста экономики не менее 8-10% в год.

Общенациональная стратегия развития была представлена еще Владимиром Путиным. Однако создается впечатление, что государственная машина, до этого активно набиравшая «обороты», словно «замерла» в ожидании. Экономическая «романтика» выступлений Путина и Медведева сменилась обычной повседневной «рутиной». Скорее всего, ряд элит не устраивает план модернизации России, неминуемо подразумевающий серьезную перестройку государства и общества. Но Путин предупреждал, что все происходящее — не пиар и не лозунги предвыборной компании. Идея снижения НДС вылилась в снижение НДПИ, хотя эти меры можно было совместить. В России по-прежнему, кроме долгих и малопродуктивных обсуждений, нет реальных программ по развитию малого бизнеса, финансовой системы, региональному развитию и т.д.

Может быть, мы ожидаем «одобрения» плана 2020 года у МВФ или у наших «зарубежных» консультантов? Тогда это надолго. Если страна будет терять драгоценное время, наметившийся позитивный настрой в обществе пропадет, авторитет власти в глазах граждан будет снижаться.

Главное, чего не хватает России — по-настоящему либеральных мер по стимулированию предпринимательства и развития регионов. Серьезные опасения вызывают инфраструктурные проблемы. О плохом состоянии дорог, а если точнее их — отсутствии, уже устали говорить. Сложная ситуация и в отечественной энергетике, что может стать глобальным «тормозом» всей стратегии 2020 года. В то же время, основная доля российских золото-валютных резервов почему-то размещена именно в активах тех зарубежных компаний, которые занимаются развитием инфраструктуры своих стран.

Чтобы государство стало другим, должен измениться «базис» — сознание и система ценностей у большинства населения и элит. Чтобы понимать реальные проблемы, на них нужно смотреть совсем не из окон московских офисов, и тогда, возможно, «истории» о «перегретой российской экономике» никому не будут морочить голову — все признаки «перегрева» заканчиваются в нескольких десятках километров от Москвы, и можно увидеть экономическое запустение. Много ли ездят министры по нищим российским регионам, глядя в глаза народу и суровой экономической реальности?

Сейчас в России строится крупнейшая «нефтегазовая» экономика, которая будет ключевым игроком на мировом рынке. Но зачем класть все яйца в одну корзину? Тот же внутренний рынок, который мог быть для отечественных сырьевых компаний гораздо более прибыльным (но не за счет роста тарифов, а за счет роста объемов), пока далек от своих потенциальных возможностей. Его нужно развивать, и тогда все будет совсем по-другому.

Вопрос — кто все это будет покупать. Жители пустеющих регионов, глубинки, в которой вообще нет никакой экономики, никакого рынка, а просто натуральное хозяйство? Жизнь не может быть сконцентрирована в одном городе и даже ограниченном числе крупных городов — необходимо нормальное региональное развитие, а не региональный «коллапс». Для кого все это «готовится» — для сдачи в аренду китайским крестьянам? Пока государство само не придет в регионы и не будет активно стимулировать приход туда частного капитала, нормального развития, роста населения вместо его сокращения, и тем более — выполнения ориентиров стратегии 2020 года ожидать достаточно сложно. Активное развитие регионов – ключ к успешному стимулированию развития экономики и мировому лидерству России.

Экономика развивающихся, особенно имеющих слабо освоенную территорию стран, требует массированного роста государственных расходов, направленных на развитие инфраструктуры, а также «накачки» денежной массы, необходимой для оживления экономики — пусть даже ценой умеренной инфляции. В то же время, следует избегать другой крайности – избыточных инвестиций в неэффективные проекты, безусловно порождающих инфляцию. Наиболее рациональная стратегия заключается в гибком использовании как либеральных экономических ценностей, так и кейнсианского подхода.

Представляется, что пока государство демонстрирует нерешительность и медлительность в организации концентрации усилий общества на выполнение своих же планов. Не хватает ни профессиональных кадров, ни современных корпоративных методов управления, ни воли к достижению поставленных задач. Российское государство по-прежнему ведет себя, как абсолютно неэффективный помещик. Оно не понимает, что именно развитие массового индивидуального предпринимательства, фермерства, освоение пустующей территории дает верный ключ к процветанию страны.

Необходимо мыслить новыми, а не «совковыми» категориями, избавляться от психологии рабства, сковывавшего россиян многие сотни лет, и становиться предприимчивыми, образованными и ответственными. Надо с пониманием внедрять передовой, в том числе западный опыт, а главное — научиться достигать успеха самостоятельно. Высокое должностное положение и личное богатство предполагает огромную нравственную, социальную и личную ответственность. Элитам нужно служить народу и обществу, а не своим краткосрочным корыстным интересам. Необходимо, наконец, научиться зарабатывать не только за счет доступа к «трубе», но и за счет развития производства, технологий, сельского хозяйства, науки и образования, искусства, спорта и туризма.

Но, увы, все больше зреет подозрение, что отечественная финансовая, бюджетная, кадровая политика, методы государственного управления в их нынешнем виде не позволяют служить адекватным базисом для реализации стратегии-2020, призванной вывести страну в мировые лидеры и обеспечить большинству ее граждан цивилизованные условия жизни.

Росбалт

Поделиться