Версия для печати 457 Материалы по теме
Поколение Y: точки соприкосновения

В России доля миллениалов (их еще называют поколением «игрек») превышает 30% всех жителей трудоспособного возраста. Согласно данным опроса кадрового портала HeadHunter, в 2019 году чиновниками хотели стать 19% молодежи до 22 лет — это в два раза меньше, чем тремя годами ранее. При этом более половины опрошенных молодых людей уверены, что в госорганах много бюрократии и низкие зарплаты. Кадровики и руководители подразделений понимают, что к новому поколению нужен иной подход, чем к возрастным сотрудникам. И острота проблемы привлечения молодых кадров будет возрастать.

Временные рамки рождения поколения «игрек» формально не установлены. Теории поколений датируют точку отсчета рождения «игреков» и 1980-ми, и 1990-ми годами, а окончание интервала рождения варьируется у разных социологов от 1991 до 2003 года. То есть сейчас этим людям, если брать максимально широкие рамки, от 17 до 40 лет. Некоторые исследователи часть «игреков» относят к «зетам» — тем, кто родился после 1995 года. В рамках данной статьи мы будем оперировать терминами «игреки» или «миллениалы».

К 2021 году, по данным исследования аудиторско-консалтинговой группы PwC, на «миллениалов» придется 50% рабочей силы во всем мире. В России доля «миллениалов» от всех жителей трудоспособного возраста уже сегодня превышает 30%.

Поколенческие особенности

С точки зрения работодателей, к «игрекам» относится молодежь от 22 до примерно 35 лет. По крайней мере, именно к этой категории потенциальных сотрудников требуются иные подходы, чем к тем, которые родились ранее 1980-х годов.

При этом молодежь до 24–25 лет относится к особой подгруппе в рамках «игреков», что связано с особенностями массовой культуры и воспитания (в России еще и с историческими событиями, когда развал страны вызвал страх родителей за детей — улица стала опасной, а дети, соответственно, менее самостоятельными). Британский медицинский журнал The Lancet опубликовал исследование о новых сроках подросткового возраста — ученые считают, что сейчас подростковый возраст длится до 24 лет (ранее он ограничивался 18 годами).

Существует ряд устоявшихся клише об «игреках», которые тем сильнее, чем моложе «игрек». Считается, что они привыкли жить «здесь и сейчас», не имеют долгосрочных планов (в том числе и применительно к работе) и не хотят повторять ошибки своих родителей, которые всю жизнь «жили, чтобы работать, а к пенсии поняли, что жизнь прошла мимо». Считается, что они не выносят рамок, ограничений и зациклены на личной свободе, а обязательства их гнетут. На первый план для них выходит быстрое вознаграждение. Так, на круглом столе, организованном журналом «Эксперт Северо-Запад», один из представителей коммерческой структуры привел реальный пример из практики: «Приходит к руководству новый сотрудник и говорит: „Я уже проработал на вас 142 часа и что-то не вижу кадровых движений. Почему?“»

Собственно, результаты исследования, проведенного Аналитическим центром «Эксперт Северо-Запад» (группа аналитиков при одноименном издании) среди «миллениалов», подтверждают вышеприведенные постулаты. Так, все опрошенные в рамках исследования «игреки» назвали интерес к работе «важным» либо «очень важным» обстоятельством, но при этом в качестве фактора, который все же удержит их на нелюбимой работе, указали вариант «только большие деньги» (показатель субъективный, у каждого свой критерий больших денег). Оценки утверждений (степень согласия с ними, в процентах) «Я согласен с утверждением: работа обязательно должна приносить удовольствие» и «Я согласен с утверждением: работа должна приносить в первую очередь деньги, а удовольствие вторично» составили 87,5 и 36% соответственно.

89.jpg

Кстати, любовь к свободе и психологический комфорт можно перевести в конкретные цифры. В рамках того же исследования АЦ «Эксперт Северо-Запад» был вопрос: «Допустим, желаемый вами уровень заработной платы составляет 100 единиц. Сделайте выбор: работать за 110 единиц в офисе, по графику, с жесткой служебной иерархией, или за 90 единиц, но с возможностью удаленной работы, гибкого графика, отсутствием служебной бюрократии». 81,1% респондентов выбрали второй вариант, 10,8% — первый и 8,1% затруднились с ответом. Следующий вопрос звучал таким же образом, однако цифры оплаты труда уже составляли 125 единиц и 75 единиц соответственно. Итог: 51,4% предпочли меньшую плату (75 единиц) за свободу, 37,8% — большую (125 единиц) и 10,8% затруднились с ответом. Понятно, что абстракциями оперировать легче, чем реальными предложениями, но тем не менее выбор показателен.

Вместе с тем применительно к изложенному надо делать поправку на конкретные жизненные (иногородний), семейные (наличие иждивенцев) и материальные (наличие кредитов) обстоятельства сотрудника. При анализе ответов исследователями АЦ «Эксперт Северо-Запад» также было выявлено отсутствие четкого понимания своих устремлений и целей среди молодежи. Так, например, один из респондентов поставил 100-процентное согласие как с утверждением «Ориентация на быстрый результат, внутреннее неприятие долгосрочных целей», так и с утверждением «Готовность долго и упорно работать ради большой и важной долгосрочной цели». Другой оказался на 100% согласен с утверждением «Высокая ценность самореализации, содержания выполняемых задач» и на 80% с утверждением «По большому счету не важно, какую именно задачу выполнять и насколько она интересна».

Эти моменты дают наглядное представление о том, что молодежь не может четко расставить собственные приоритеты, что, безусловно, еще более усложняет кадровую работу. На вопрос того же анкетирования: «Сколько точно планируете проработать, устраиваясь на новую работу, и рассчитываете ли на долгосрочный горизонт» — 28% опрошенных указали срок в один год как свой ориентир (при этом многие подчеркнули, что для них год — это долгосрочная перспектива), 26% ответили, что вообще не задумываются об этом и смотрят по ситуации. Итого менее 50% выборки ориентированы на относительно долгосрочную перспективу работы.

В целом наблюдаются существенные расхождения между работодателями и их потенциальными сотрудниками в оценках качеств и ориентиров — то, как видят себя сами «игреки», и то, как это видится со стороны (рисунок 1). Ощутимый разрыв наблюдается почти по всем позициям.

90.jpg

Дилемма госслужбы

Все вышеизложенное подтверждает, что вопрос мотивации и удержания молодых кадров на госслужбе приобретает все большую остроту. Сегодня госаппарат нуждается в молодых кадрах. В частности, в его работу активно внедряются проекты по автоматизации, а для этого нужны программисты, аналитики и математики, ИT-специалисты. Это как раз востребованные у молодых людей профессии, и среди них много талантливых специалистов.

В то же время такая молодежь находится в сфере кадровых интересов коммерческих работодателей. Так, по данным исследования портала HeadHunter по итогам 2019 года, за последние два года сильнее всего вырос спрос на специалистов по Data Science (+234%), Big Data (+89%), Machine Learning (+55%), Blockchain (+16%). При этом по уровню средней заработной платы, которую работодатели предлагают ИТ-специалистам, топ возглавляет специализация Machine Learning — 172 тысячи рублей. Далее следуют Data Science — 130 тысяч рублей, Blockchain — 127 тысяч рублей, Data Analyst — 110 тысяч рублей. Госструктурам здесь сложно конкурировать с коммерческими компаниями.

Согласно данным опроса HeadHunter, в 2019 году чиновниками хотели стать 19% молодежи до 22 лет — это в два раза меньше, чем в 2016 году. 41% опрошенных хотели бы работать в частной компании, 17% — стать фрилансерами, а 14% — предпринимателями. 54% опрошенных уверены, что в госорганах много бюрократии и низкие зарплаты. Если в 2016 году 46% респондентов говорили, что работать на госслужбе «престижно и статусно», то в 2019 году так ответили только 30%. Тем не менее те, кто готов работать в госструктурах, интересуются в основном федеральными ведомствами (48%), около трети (32%) предпочитают госорганы регионального уровня, остальные 20% респондентов готовы работать на муниципальной службе.

Чтобы привлечь студентов и выпускников вузов, ведомства запускают программы стажировок. Так, Правительство Москвы проводит стажировки с 2011 года. За это время в различных департаментах прошло стажировку более 600 студентов и выпускников, и порядка 70% из них были приняты на постоянную работу.

В мае 2012 года Правительство Санкт-Петербурга создало Молодежный кадровый резерв. Это кадровый проект по отбору перспективных студентов и аспирантов, проведению специальной подготовки и назначению их на начальные должности государственной гражданской службы в исполнительных органах власти. И. А. Мурашев, заместитель председателя Комитета государственной службы и кадровой политики Администрации губернатора Санкт-Петербурга, отмечает: «Молодые специалисты в органах власти очень востребованы, мы стремимся к соблюдению принципа „35×35“, который обозначен губернатором: 35 процентов госслужащих должны быть не старше 35 лет. Молодежь на госслужбе особенно ценна тем, что она гораздо быстрее осваивает новые информационные технологии. Не могу сказать, что прием молодых специалистов вызывает опасения из-за их непостоянства. Смольный изначально позиционирует себя как стабильный работодатель, и, придя на госслужбу, начинающие сотрудники обычно планируют задержаться надолго. Конечно, некоторые особенности в работе с новичками есть. Например, многие выпускники вузов не могут адекватно оценить, сколько стоит их работа, и не готовы к полноценному рабочему дню. Обычно те, кто работал на последних курсах вуза, на работе более эффективны, чем те, кто с 8-часовым рабочим днем сталкивается впервые». С 2012 года госслужащими стали больше 600 участников Молодежного кадрового резерва. Хотя бы один участник резерва есть в штате 99% комитетов, управлений и районных администраций Санкт-Петербурга.

Найдя — удержать

По данным исследования кадрового агентства Antal Russia, 60% сотрудников госсектора работают в госорганах не больше трех лет. Газета «Ведомости» летом 2019 года приводила следующие цифры: в ФНС текучесть кадров до 30 лет составляет 19% в год, до 35 лет — 7% в год. Пожаловались изданию и представители городских администраций. Так, в мэрии Казани сказали, что часто молодежь уходит, не проработав и года. В мэрии Екатеринбурга — что молодежь получает опыт и уходит на работу с более высокой зарплатой (сотрудники мэрии в среднем, по данным собеседника «Ведомостей», который пожелал сохранить анонимность, получают 35 тысяч рублей в месяц).

А. С. Алясов, генеральный директор Changellenge (платформа, где встречаются студенты с высоким потенциалом и ведущие работодатели), полагает, что госорганам неизбежно придется менять способы взаимодействия с молодыми кадрами — можно ввести гибкий график, раздать им ноутбуки для удаленной работы по примеру крупных компаний. Исследователи компании Antal Russia также полагают, что в том или ином виде формат удаленной работы продолжит развиваться — тому будут способствовать и новые технологии, и новые ценности поколения «миллениалов», которые больше своих старших коллег заботятся о балансе между работой и личной жизнью.

Пока к таким радикальным мерам госструктуры не готовы, но, возможно, в среднесрочной перспективе подобная идея уже будет рассматриваться всерьез хотя бы на уровне плавающего в пределах 1–2 часов начала и окончания рабочего дня. В целом люди, выросшие в эпоху интернета, считают диким анахронизмом ездить в офис, чтобы именно там сесть за компьютер, если на качество работы и суть поставленных задач это не влияет, особенно при возможности постоянной связи с коллегами в чатах/мессенджерах или по почте. Молодежь не приемлет того, что было вполне естественным (даже непреложным) для их родителей на работе (рисунок 2).

91.jpg

Отличным мотиватором для «миллениалов» является возможность обучаться за счет работодателя. Получение новых знаний, развитие профессиональных навыков важно для «игреков» — они великолепно чувствуют стремительность, с которой устаревает информация, а также осознают важность постоянного обновления багажа своих профессиональных знаний. «Миллениалы» охотно отзываются на необходимость прохождения краткосрочных курсов, тренингов и деловых игр.

Работает на удержание молодежи и открытый и демократичный стиль руководства. В рамках опроса АЦ «Эксперт Северо-Запад» «игреки» на целых 90% согласны с утверждением: «В работе важно партнерство и демократия, а не примитивное подчинение». Необходимо предоставлять им возможность и площадку для высказываний. Понимание того, что их ценят, — отличный мотивирующий фактор.

Т. С. МАКУРОВА

Поделиться