Версия для печати 2761 Материалы по теме
Если вспомнить времена, не такие уж и давние, когда наше государство было нищим, или даже те времена, когда мы были по уши в долгах и никто не знал, за счет чего мы эти долги, к тому же обремененные очень серьезными обязательствами, будем отдавать, то ныне положение дел не так уж и плохо. Государство сейчас богатое и сильное, а это дает основания полагать, что начнут решаться самые важные и необходимые проблемы. Другое дело, что это богатство «быстрое», незаработанное. И здесь можно вспомнить такой факт: очень малому количеству людей, разбогатевших в конце 1980-х – начале 1990-х гг., удалось сохранить свое богатство и стать успешными предпринимателями в современной России.
Почему? Да просто весь тогдашний «бизнес» сводился к быстрому зарабатыванию больших денег, а затем наступал момент, когда эти деньги надо было удержать и приумножить. Что сделать очень и очень трудно: для этого нужно совершенно другое отношение к жизни, к делу, к людям наконец. И в результате оказалось, что направить «быстрые» деньги в дело, в зарабатывание других денег, в создание предприятий, рассчитанных на длительный период существования (100, 200, 300 и более лет), смогли далеко не все.
Причины разные: психологические, культурные, исторические. В то время бытовало расхожее мнение: что быстро пришло, быстро и уйдет, а потому – спешите жить… И вот вместо вложения в новое оборудование, в повышение квалификации сотрудников, в разработку новых управленческих алгоритмов, вместо выхода на новые рынки закупались предметы роскоши, которые даже нельзя назвать надежным вложением средств, потому что эти вещи не стоят тех денег, что платили за них «новые русские». Естественно, в один прекрасный день деньги закончились.
К сожалению, все это характерно для нашего нынешнего государства. Мы внезапно стали очень богатыми, но не потому, что заработали эти деньги, а потому, что сложилась благоприятная ситуация.
Однако России повезло: во главе государства стоят адекватные, умные и прагматичные люди, готовые воспринимать и поддерживать идеи перехода на инновационное развитие. И мы видим, что средства пошли на финансирование разнообразных инновационных проектов. Причем деньги реально выделяются большие – десятки и даже сотни миллиардов рублей. Если создать такие условия, при которых большая часть средств будет направлена на создание действительно инновационного общества, результат будет впечатляющим. В течение ближайших семи-восьми лет можно ожидать увеличения доли инновационных технологий в ВВП с нынешних тысячных долей процента до 10–15%, при том что и сам ВВП вырастет как минимум в 2–3 раза. Только такое положение дел может гарантировать по-настоящему устойчивое развитие России и ее достойное место среди ведущих стран мира.
Другое дело, что наличие адекватных руководителей «на самом верху» не гарантирует достижения намеченных целей. Можно вспомнить, с каким воодушевлением чиновники на местах восприняли выделение этих самых средств. Чтобы понять их воодушевление, необходимо знать процедуру принятия решений по финансированию тех или иных программ за счет госбюджета: это всегда советы или комитеты из разряда «междусобойчиков», практически всегда без приглашения объективных и независимых экспертов.
Более того: те, кого решения подобных советов или комитетов касаются самым непосредственным образом, даже не знают, что деньги на их программы выделяются и нужно просто прийти и забрать их…
Попытки ввести с помощью госорганов какой-либо контроль за принятием подобных решений и тем более за их исполнением практически всегда обречены на провал, поскольку никто сам себя контролировать не может. Всегда найдутся лазейки и оправдания типа «сейчас как-нибудь, а вот завтра – совсем другое дело». Исходя из этого Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий и приняла решение о необходимости усиления общественного контроля за процессом распределения бюджетных средств, выделяемых для финансирования инновационных разработок.
Первая проблема, которую мы собираемся решить, – это создание системы информирования разработчиков инновационных технологий о выделении для них средств государством. Эта кажущаяся простой задача осложняется тем, что чиновники, распределяющие целевые бюджетные средства, меньше всех заинтересованы в их действительном распределении наиболее эффективным образом. Для того чтобы средства получили «свои», в ход идут различные уловки – от простейшего утаивания такой информации до ее «закапывания» в бюджетные росписи так, что без специального образования узнать, на что и в каком объеме выделены средства, крайне сложно. Мы намерены создать такую систему информирования, когда сведения о выделении средств будут доходить до целевых групп максимально оперативно и наиболее понятным способом.
Второе направление нашей деятельности – обеспечение прозрачности экспертиз. Мы считаем, что при распределении бюджетных средств никто не должен пользоваться какими-либо привилегиями, обусловленными родственными или финансовыми причинами. Проблема заключается в том, что в инновационной зоне экспертные вопросы не формализованы. Здесь очень силен субъективный фактор, и от состава экспертного совета напрямую зависит судьба той или иной идеи. Мы намерены создать прозрачную систему экспертизы с тем, чтобы исключить любую возможность давления чиновников на экспертные советы и возникновения аффилированности экспертов и чиновников. Кроме того, мы стремимся ввести институт общественной, открытой экспертизы тех или иных инновационных разработок для создания независимого механизма квалифицированного давления на чиновников.
Третье направление – создание ус­ло­вий для креативного взаимодействия государства с профессиональным сообществом. Чтобы понять, о чем, собственно, идет речь, надо вспомнить нашу недавнюю историю. В какой-то момент партийная элита вдруг решила, что она лучше знает, какие именно научно-технические сферы развивать, постановления о поддержке или, наоборот, об уничтожении тех или иных научных школ принимались голосованием на партийных съездах… К каким грандиозным провалам по важнейшим направлениям научно-технического развития это привело, все знают. Страна была отброшена назад на несколько десятилетий. Все это – результат жесткого отделения профессионального сообщества от процесса принятия решений и понижения их статуса по сравнению с партийно-государственной элитой.
Увы, подобная тенденция существует и поныне, более того, она прогрессирует. Это связано и с тем, что экспертное сообщество разобщено. Чиновники и профессионалы разговаривают на разных языках. А в итоге все это выливается в неправильные решения в масштабах всей страны.
В связи с вышесказанным считаю крайне важным повышение престижа профессионального сообщества и привлечение его к принятию ключевых решений в масштабах всего государства. Ассоциация делает все для того, чтобы чиновник уже никогда и ни при каких условиях не смог пройти мимо профессионального сообщества. Те же решения, которые разрабатывают компетентные люди, не могут не принести пользу всей стране. И становление инновационного общества в России в таких условиях – абсолютно реальная задача.
Ольга УСКОВА, президент Национальной ассоциации инновационных разработок и информационных технологий (НАИРИТ), член совета по науке, наукоемким технологиям и инновационному развитию при Председателе Государственной Думы РФ

Поделиться