Версия для печати 7438 Материалы по теме
налоги
Принято считать, что дороги в нашей стране плохи из-за того, что мы платим слишком маленькие налоги. Дескать, отдавали бы не 13% от доходов, а все 30%, тогда и жили бы по «европейским стандартам». Однако, когда бываешь в Москве и проходишь мимо роскошных офисов государственных и полугосударственных структур, не возникает ощущения нехватки средств. Может, мы и правду «зажрались» и слишком мало отчисляем от заработанного?

Ускользающие проценты
Налоги – это как медаль, у которой две стороны. Одна из них видимая, другая – потаенная, незаметная глазу. Мы можем отдавать средства путем уплаты подоходного или иного конкретного налога, а можем лишаться денег, вынужденно покупая чрезмерно дорогой товар.
Обычно, когда речь заходит о подоходных налогах, т. е. налогах с граждан, принято вспоминать достойный факт: налоговая ставка в России – одна из самых низких: 13%. Действительно, норвежцы отдают своему королю 24 – 28% от зарплаты, да еще 7% уходит на пенсионные накопления. Доходы же, превышающие 4375 евро в месяц, в «стране льда и трески» облагаются дополнительным девятипроцентным налогом, а доходы свыше 7100 евро – двенадцатипроцентным.
Посмотришь на такие налоги и покажется: недоплачиваем мы родному государству, товарищи! Концептуально недоплачиваем, как говорит нынче молодежь. Однако стоит вспомнить, что в России налоги на работающего гражданина подоходным не ограничиваются. У нас ведь есть «оброк на рабочую силу» – единый социальный налог (ЕСН), который платит работодатель. Это еще 26%. И оставим иллюзии насчет того, из чьего именно кармана этот налог идет. При расчетах бизнес-проектов в статью «оплата труда» включается все сразу. То есть де-факто мы отдаем 39% заработанных средств.
Но и это еще «цветочки». Наша налоговая система благоприятна для тех, кто имеет много собственности, а не для тех, кто инвестирует в производство. Так, подоходный налог для предприятий (в России он называется «налогом на прибыль») составляет 24%, причем налогом этим облагается немалая часть расходов. Например, покупка основных средств, оплата питания сотрудников и прочее, прочее... Во многих же странах Евросоюза (в той же Эстонии) от подоходного налога полностью освобождаются все инвестиции. Нельзя забывать и об НДС – хоть ставка его в РФ и не самая высокая (в ЕС бывает и 20 – 25%), процедура его возмещения из бюджета у нас – одна из самых негибких.
Те же, кто не сеет и не жнет, а только вкладывает деньги в недвижимость, живут у нас неплохо. Для них – копеечные налоги на имущество и землю, мизерный налог на наследование (в Европе он доходит до 60%), отсутствие контроля над целевым использованием земельных участков – все это создает благоприятную базу для развития латифундий и «спекулятивно-нежилого» фонда. Не стоит заблуждаться: крайне низкие ставки налога на наследство – отнюдь не реверанс в адрес бабушек, завещающих внукам «однушки» в «хрущевках».
Россия нынче – «энергетическая сверхдержава», это известно всем. Однако по отношению к энергетическим монополиям мы ведем себя весьма оригинально. Если в той же Норвегии установлен высокий подоходный налог для нефтегазовых компаний – 78% вместо обычных 28%, то в РФ сырьевики платят лишь налог на добычу полезных ископаемых. При этом заметна тенденция к его снижению: планируется ввести даже нулевую ставку этого налога (на период разработки месторождения). И «налоговые каникулы» – до достижения соответствующих объемов добычи. И разные понижающие коэффициенты к налоговой ставке.

Косвенная подать
Мы уже заглянули в налоговые декларации норвежцев. Но интересно было бы узнать другое: сколько житель северного королевства получает вообще? Так вот, среднемесячная зарплата работников промышленности Страны фьордов в 2007 году достигла 4000 евро (в пересчете на курс общеевропейской валюты). Персонал гостиниц и предприятий общепита получал в среднем 3100 евро. Зарплата офисного персонала (не считая руководителей) составила 2900 евро. Из этих-то сумм норвежцы и платят свои налоги. Для сравнения: среднестатистический петербуржец получает чуть больше 500 евро в месяц. При этом цены на квартиры, продукты и лекарства у нас – как в Скандинавии.
Тем временем отечественный Минфин уже подготовил законопроект об увеличении подоходного налога. Финансистов пугает снижение доходов от продажи нефти и газа и необходимость больших вложений в социальную сферу: работающих у нас все меньше, а иждивенцев – все больше. Вот Минфин и предлагает либо повысить ставку налога на прибыль организаций до 31%, либо поднять ставку подоходного налога до 19,5%, либо повысить ставку единого социального налога до 34 – 36%. В общем, платить и мы, и наши работодатели будем «по полной».
Но вспомним еще раз: видимые налоги – это лишь верхушка айсберга. Все мы де-факто платим несоразмерно высокий «инфраструктурный налог» – за право жить под крышей. В прямом смысле этого слова. Например, себестоимость квадратного метра с «черновой» отделкой без учета цены земли составляет 700 евро. Продают же его вам по цене 3 – 4 тыс. евро за «квадрат». Разница – это и есть тот самый невидимый глазу «инфраструктурный налог», ставка которого просто запредельно велика: до 70%. Это гораздо больше, чем самый большой налог на недвижимость и наследование в Евросоюзе. Критики заметят: «Но у нас же земля дорогая! И подключение к инженерным коммуникациям, и документация, и все-все-все!».
Пункт первый – земельные участки. Разве это у нас-то земли нет? Вокруг Петербурга полным-полно полей, поросших бурьяном и даже уже лесом. Но все они, как правило, скуплены земельными спекулянтами, которые просто ждут дальнейшего роста цен. Государство не заинтересовано в инвентаризации земли и выявлении неиспользуемых участков.
Пункт второй – коммуникации. Их действительно не хватает. Но кто же мешает пустить на развитие инфраструктуры средства государственных фондов? Ведь в России накоплены огромные резервы. Это и государственный Резервный фонд (3 трлн рублей), и Фонд национального благосостояния (782,8 млрд рублей). Наконец, есть просто небывалые золотовалютные резервы, часть которых можно было бы направить на развитие инфраструктуры, как делают это все остальные «энергетические сверхдержавы».
Но нет: вместо этого мы вкладываем нефтедоллары в американский фондовый рынок и платим «инфраструктурный налог», львиная доля которого идет на кормление многомиллионной армии чиновников. По их числу, кстати, Россия XXI века обогнала не только СССР, но и страну эпохи Ельцина.
Кстати, основная причина, по которой федеральное правительство отказывается финансировать инфраструктурные проекты, – боязнь воровства бюджетных средств самими же чиновниками. По этой части страна Толстого и Пушкина действительно впереди планеты всей. Поэтому-то большинство наших соотечественников уверены: сколько налогов ни плати – отдачи все равно не будет. Так что суммы в квиточках почти что скандинавские, а улыбчивого сантехника в чистой униформе в наших домах почему-то не встретишь. Может, еще доплатить?


Источник:Александр ВЕРТЯЧИХ , Информационный отдел Realto.Ru
 
Поделиться